Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Davay, bratva: 7 фильмов, в которых не стыдно за русскую мафию
2018-09-26 10:54:34">
2018-09-26 10:54:34
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На экраны России 27 сентября выходит «Профессионал» (в оригинале Siberia, «Сибирь») — фильм, в котором герою Киану Ривза, торговцу алмазами международного масштаба, придется столкнуться с суровыми реалиями современной России и ее криминала. Журналист Алексей Королев для «Известий» вспомнил про те немногие голливудские фильмы, в которых российскую мафию удалось показать более-менее убедительной.

В Голливуде (в широком смысле, то есть в западном англоязычном кино вообще) преступность почти всегда имеет национальность — во всяком случае, преступность организованная. Отчасти это объясняется исторической достоверностью — мафия в Америке изначально носила этнический характер (интересующихся деталями отсылаем к «Бандам Нью-Йорка» Мартина Скорсезе).

Плотно укорененные в своей среде, по определению замкнутые, подпитываемые новыми переселенцами преступные группировки многие десятилетия в значительной степени символизировали свои национальные сообщества — итальянское, мексиканское, кубинское, китайское, японское. Вокруг них сложилась собственная субкультура — и рано или поздно их быт и нравы стали предметом интереса литературы и кинематографа. Марио Пьюзо и Фрэнсис Форд Коппола создали моду на итальянскую мафию, а потом пришло время и других.

Русские (опять же в широком смысле) в этом смысле оказались не в лучшем положении. Во-первых, большой и компактный район у них появился только в 70-е — а без своего гетто этнической мафии не создашь. А во-вторых, едва-едва брайтонская братва попыталась встать на ноги, как пал Советский Союз и в Америку потянулись гангстеры совсем другого пошиба.

В Голливуде им сильно не повезло. В известной степени Russian mafia заменила там KGB в качестве универсального и не заслуживающего пристального изучения злодея. В результате по экранам поскакали типовые ублюдки с невероятными фамилиями, чудовищным акцентом и одинаковыми манерами. Впрочем, из всякого правила (особенно неудачного) просто обязаны быть исключения. Семь из них предлагаются вашему вниманию.

«Святые из Бундока»

1999, Трой Даффи

Кадр из фильма «Святые из Бундока»

Кадр из фильма «Святые из Бундока»

Фото: B.D.S. Productions Inc.

Разумеется, это фильм в первую очередь об ирландцах. Русские в нем — элемент необязательный: просто двадцать лет назад они только-только входили в моду, а так отнять у ирландского комьюнити исторический паб могли кто угодно, хоть каморра, хоть якудза. На роль «братвы» типажи подобрали удачные — размеры, лысина, кожаные куртки — вот только немного подгуляли имена («Иван Чехов») да серьги в ушах (обоих).

«Великий уравнитель»

2014, Антуан Фукуа

Кадр из фильма «Великий уравнитель»

Кадр из фильма «Великий уравнитель»

Фото: WDSSPR

Актеров, для которых русский язык родной и которые способны сыграть хотя бы главного злодея, в Голливуде, можно сказать, нет. Зато там есть Раде Шеберджия, благодаря которому рядовой американский зритель убежден, что русские на самом деле должны быть похожи на цыган. Фукуа, режиссер с собственным представлением о кинематографе (в коммерческом кино — большая редкость), обошелся без обеих крайностей, пригласив на роль босса русских гангстеров новозеландца Мартона Чокаша, главное достоинство которого — поразительно наглый взгляд, что для бандита, пожалуй, важнее, чем владение русским языком.

«Хозяева ночи»

2007, Джеймс Грэй

Кадр из фильма «Хозяева ночи»

Кадр из фильма «Хозяева ночи»

Фото: Каскад фильм

Грэй — фигура весьма уважаемая, настоящий солдат независимого кино, любимец топовых фестивалей и французской премии «Сезар». Его предки — евреи из Российской империи, и, несмотря на срок давности, корней своих режиссер старается держаться крепко. У него охотно снимаются звезды первой величины — вот в этой, например, истории про двух братьев, полицейского и сутенера, отметились Марк Уолберг, Ева Мендес, Роберт Дюволл, Хоакин Феникс. Нет, они не играли русских, предоставив это дело неутомимому Олегу Тактарову, а также Елене Соловей — и это как минимум указывает на то, сколь ответственно Грэй подходит к тому, что он делает.

«Джон Уик»

2014, Чад Стахелски

Между прочим, Киану Ривзу не впервой разбираться с русской мафией — сентиментальный наемник Джон Уик из одноименного фильма мстил бандитам за убитого щенка изобретательно и со вкусом. Бандиты получились отменно и правдоподобно жестокими, и стоять бы «Джону Уику» в этом рейтинге выше, если бы не невероятный в своем идиотизме сюжет (достаточно сказать, что немалое место в нем занимает некий нью-йоркский отель, где живут исключительно киллеры и где находятся их биржа и клуб). Тем же, кто не понимает, почему главаря нью-йоркской братвы зовут, прости Господи, Вигго Тарасов, советуем просто дочитать этот текст до конца.

«Маленькая Одесса»

1994, Джеймс Грэй

Кадр из фильма «Маленькая Одесса»

Кадр из фильма «Маленькая Одесса»

Фото: Fine Line Features

Еще один фильм Грэя, на сей раз — дебют 25-летнего режиссера, посвященный той «доисторической» русской мафии, которая возникла в 70-е годы в эмигрантской среде на Брайтон-Бич и, конечно, обречена была пасть в 1990-е под напором новых конкистадоров из бывшего СССР. Снова два брата, убийца и нет, опять много хороших актеров (Тим Рот, Ванесса Редгрейв, Максимиллиан Шелл, вместо Елены Соловей — Наталья Андрейченко в эпизоде), много ломаного идиша, много немудрящей, но искренней драмы. Фильм получил сразу два приза на Венецианском кинофестивале, чего с картинами на эту тему более не произойдет, видимо, никогда.

«Оружейный барон»

2005, Эндрю Никкол

Кадр из фильма «Оружейный барон»

Фото: Гемини

Собственно, это фильм не о мафии, но о мафиозо — братья Орловы в исполнении Николаса Кейджа и Джареда Лето предстают талантливыми кустарями-одиночками, которые собственноручно построили свою империю и так же собственноручно ее погубили. При всем несколько прямолинейном пафосе Никкола (известного любителя поговорить о взаимоотношении общества и личности — см., например, «Шоу Трумана») «Барону» не откажешь в правдоподобии, а его русским героям — в убедительности. А чего еще мы ждем от иностранных фильмов о русских?

«Порок на экспорт»

2007, Дэвид Кроненберг

Разумеется, оригинальное название этого фильма Eastern Promises (буквально, «Восточные обещания») трудно перевести на русский так, чтобы завлечь зрителя в кинозал. Но, право, не стоило выпускать это кино под названием, выглядящим как газетный заголовок 1982 года. Оно, это название, здорово помешало ленте Кроненберга в российском прокате, что обидно: это действительно выдающееся кино, может быть, последнее такого качества в карьере великого канадца.

Довольно простую (и заезженную) историю про то, как уходит время примитивных в своей оголтелости крестных отцов, а их место занимают люди пусть жестокие, но по крайней мере совестливые, Кроненберг до отказа наполняет всеми своими любимыми темами и комплексами сразу — от эстетизации насилия до микрохирургии мужской дружбы, которая того и гляди может вылиться, как это бывает среди людей, прошедших тюрьму, в нечто куда менее пристойное. Но нас интересует даже не это, а та тщательность, с которой режиссер и актеры отнеслись к подготовке фильма о довольно малоизвестном им мире. Вигго Мортенсен провел несколько недель в России, татуировки ему наносили со знанием дела, а по общим вопросам привлекались консультанты из нашей страны. Мортенсен, кстати, сыграл лучшую роль в карьере и заодно задал стандарт, как играть русских мафиози, чтобы они получились как надо — неброско и убедительно страшно.

 

Читайте также