Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Чужие среди своих: история «дружественного огня»
2018-09-20 16:01:10">
2018-09-20 16:01:10
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Вечером 17 сентября в Сирии был сбит российский самолет-разведчик Ил-20. По данным Минобороны России, причиной гибели машины стало попадание зенитной управляемой ракеты комплекса С-200 сирийской ПВО, при этом, как сообщили российские военные, комплекс вел огонь по израильским самолетам, которые прикрылись российской машиной, подставив ее под огонь.

После гибели в Сирии российского самолета-разведчика Ил-20 часто задают вопрос о том, как такое вообще стало возможно и насколько данный случай можно считать вопиющим и беспрецедентным. Портал iz.ru выяснил, часто ли самолеты попадают под огонь своих или союзных сил.

Сразу следует оговориться: на войне стреляют и, бывает, попадают по своим. Причин тому обычно много, но чаще всего это происходит из-за нескоординированности (между союзниками, между родами войск, между подразделениями), из-за неспровоцированных ошибок уставших на войне людей, а в ряде случаев — и из-за безалаберного несения ими службы и неисполнения наставлений.

На войне как на войне

Вторая мировая война была богата на подобные инциденты, перечислять их все не имеет смысла. Отметим лишь некоторые.

Широко известна гибель в июне 1940 года маршала Итало Бальбо, командующего итальянской группировкой в Северной Африке. Его самолет SM.79 на подлете к ливийской авиабазе Тобрук был обстрелян и сбит итальянскими зенитчиками.

Итальянский маршал Итало Бальбо

Итальянский маршал Итало Бальбо

Фото: commons.wikimedia.org/Общественное достояние

В биографии Александра Покрышкина есть эпизод и печальный, и анекдотический. Свой первый самолет будущий советский ас номер два сбил прямо 22 июня 1941 года — но им оказался советский же легкий бомбардировщик Су-2, только-только начавший поступать в войска и потому сравнительно плохо изученный. Штурман Су-2 погиб, но пилот выжил и сумел посадить машину в поле на брюхо. Кстати, в той же атакованной Покрышкиным группе Су-2 на другом самолете летел не кто иной, как Иван Пстыго: первый день войны свел в небе двух будущих маршалов советской авиации. Покрышкин отделался сравнительно легко: влепили выговор, тем более что он сумел исправиться уже на следующий день, 23 июня, сбив свой первый мессершмитт.

Другой советский ас, Иван Кожедуб, утверждал в своих мемуарах, что 22 апреля 1945 года он по ошибке сбил в районе Берлина два американских истребителя P-51. Надежных подтверждений этому событию, включающих архивные документы ВВС США, найдено не было. Известное свидетельство — кадры фотокинопулемета, на которых якобы изображен подбитый Кожедубом P-51 — не могут быть надежно соотнесены с тем боем (возможно, речь идет о записи с немецкого самолета).

Аналогичным образом 7 ноября 1944 года над югославским Нишем американские P-38 по ошибке проштурмовали колонну советского 6-го гвардейского стрелкового корпуса, убив 34 человека, включая командира корпуса. Вылетевшие на прикрытие советские истребители Як-3 и Як-9 (в том числе машина Александра Колдунова, будущего маршала и командующего войсками ПВО СССР) вступили в воздушный бой. Точных данных о потерях нет до сих пор, ориентировочно стороны уничтожили по 2–4 самолета друг у друга.

Герой Советского Союза Иван Кожедуб

Герой Советского Союза Иван Кожедуб

Фото: РИА Новости/Иван Шагин

Но самый вопиющий случай friendly fire по самолетам произошел 11 июля 1943 года на Сицилии. В ходе операции «Хаски» (высадки союзников на острове) американские зенитчики на плацдарме при поддержке флота отражали налет немецкой авиации. В это же время в район вошли 144 американских транспортных самолета DC-3, на борту которых находились почти 2 тыс. десантников из состава 82-й воздушно-десантной дивизии. Зенитчики приняли их за еще одну волну немецкого налета и открыли огонь. В тот день были сбиты 23 своих самолета и еще 37 повреждены; погибли и пропали без вести 87 десантников и 60 членов экипажей, всего пострадали 319 человек.

Дальше, выше, сложнее

Холодная война тоже давала повод для friendly fire в воздухе. Масштабные боевые действия не велись, но усложнение авиационной техники и появление управляемых ракет (зенитных и «воздух-воздух») ситуацию не упрощали.

Известный эпизод со сбитием 1 мая 1960 года американского самолета-шпиона U-2 над Уралом имел и двойное дно. В тот день операторы комплексов С-75 из состава 57-й зенитной ракетной бригады ошиблись и заодно обстреляли и пару советских перехватчиков МиГ-19, которые также были подняты в воздух. Ведущий пары капитан Борис Айвазян сумел уклониться от ракет, уйдя на малую высоту, но его ведомый, старший лейтенант Сергей Сафронов, был сбит и погиб.

Этот эпизод считается первым боевым применением системы С-75 в СССР (в октябре 1959 года она отметилась в Китае, сбив разведчик ВВС Тайваня RB-57D над Пекином). У многих других зенитных систем бывали такие же случаи. Например, первая задокументированная «победа» американского ЗРК HAWK состоялась 5 июня 1967 года. В первый же день Шестидневной войны Израиля с арабской коалицией зенитный комплекс, прикрывавший ядерный центр в Димоне, сбил истребитель Dassault Ouragan ВВС Израиля.

Самолет U-2, ВВС США

Самолет U-2, ВВС США

Фото: РИА Новости

Активные боевые действия всегда порождают беспорядок. История вьетнамской войны США содержит массу случаев friendly fire, в основном под раздачу с земли попадали свои же вертолеты или небольшие самолеты (разведчики и корректировщики). Не отстает и Фолклендская кампания 1982 года. Там, например, аргентинцы умудрились так организовать воздушную поддержку действий своих войск у Порт-Стэнли, что эти самые войска огнем с земли сбили собственный истребитель Mirage III. Аналогичным образом у Гуз-Грин был потерян штурмовик A-4 Skyhawk.

Британцы в той войне тоже не отставали. 6 июня 1982 года эсминец «Кардифф» зенитной ракетой Sea Dart сбил свой вертолет Gazelle, на котором был выключен ответчик системы «свой-чужой». Погибли четыре человека. Что характерно, на эсминце оправдывались тем, что приняли маленькую «газель» за военно-транспортный самолет C-130. Систему «свой-чужой», как показало расследование, выключали намеренно вопреки всем инструкциям — якобы таким образом удавалось меньше привлекать внимание систем обнаружения аргентинских зенитных комплексов Roland.

Локальные конфликты тоже собрали свой урожай. Силы ПВО кубинского воинского контингента, развернутого в Анголе, 27 апреля 1988 года сбили на подлете к авиабазе Течамутете собственный же транспортный самолет Ан-26. Погибли все 29 человек, находившиеся на борту, в том числе бригадный генерал Франсиско Круз Бурзац, заместитель министра обороны Кубы по вооружению. Причиной была названа нервная обстановка на авиабазе, готовившейся к отражению налетов авиации ЮАР.

Иранские F-5E в ходе Ирано-Иракской войны

Иранские F-5E в ходе ирано-иракской войны

Фото: commons.wikimedia.org/Общественное достояние

Особо отличались иранцы во время ирано-иракской войны 1980–1988 годов. Точного счета их «самострелов» нет до сих пор, но результаты применения «революционных ВВС» были совершенно шокирующими. Так, только во время операции «Каман-99», проведенной в сентябре 1980 года (массированной воздушной атаки на Ирак), своими же средствами ПВО за одни лишь сутки были сбиты как минимум четыре истребителя-бомбардировщика F-5E. В марте 1985 года два иранских F-4E устроили дуэль над Хамаданом, один из них сбил другой. Наконец, 6 августа 1987 года зенитная артиллерия Корпуса стражей исламской революции сбила истребитель F-5B, на котором летел бригадный генерал Аббас Бабаи, заместитель командующего ВВС Ирана по боевому применению.

С иракской стороны дело, впрочем, обстояло немногим лучше. Американские военные исследователи указывают на значительное число обстрелов своих самолетов в той войне из-за полной дезорганизации системы ПВО у обеих сторон.

Лучше не становится

Настоящим «расцветом» friendly fire стали операции на Ближнем Востоке по окончании холодной войны. И хотя большая часть инцидентов относились либо к перестрелкам на земле, либо к ошибочному нанесению ударов с воздуха (безусловный лидер здесь — американский штурмовик А-10), досталось и летательным аппаратам.

14 апреля 1994 года два американских вертолета UH-60 с турецкой базы Диярбакыр направились на задание в северный Ирак, за представителями гуманитарной миссии. При входе в бесполетную зону их взяли на сопровождение операторы самолета АВАКС, отметив как «свои». Однако ответчики «свой-чужой» на вертолетах работали в неверном режиме, и операторы это видели, тем не менее, они ничего не сделали для того, чтобы «одернуть» вертолетчиков. Машины забрали из Курдистана 16 человек, включая курдов, турок, а также американских, британских и французских военных, и пошли назад.

Американские вертолеты UH-60, сбитые в Ираке

Американские вертолеты UH-60, сбитые в Ираке

Фото: commons.wikimedia.org/Общественное достояние

Вертолеты шли в горной местности, и отметки на радаре исчезли. В это время их обнаружила пара перехватчиков F-15, поддерживавшая режим бесполетной зоны. Из-за неверной работы ответчиков, несогласованности действий между операторами АВАКС и пилотами перехватчиков и ошибки наблюдения (пилоты истребителей визуально опознали их как Ми-24 ВВС Ирака) вертолеты были сбиты. Погибли 26 человек. Уголовное преследование возбудили в отношении пятерых человек, но до суда под обвинением остался только старший офицер АВАКСа Джим Ванг. Тому в конечном итоге вынесли «нуллифицирующий» вердикт трибунала, то есть признали юридически виновным, но не посчитали необходимым наказывать «с учетом всех обстоятельств».

Во второй иракской войне весной 2003 года произошли два классических случая с ЗРК Patriot. Из-за неисправности ответчика «свой-чужой» 22 марта в 18 милях от кувейтской авиабазы «Али аль-Салем» был сбит британский самолет Tornado GR.4A из состава 9-й разведывательной эскадрильи. Погибли оба члена экипажа. А 2 апреля двумя ракетами комплекса Patriot был сбит возвращавшийся на авианосец «Китти Хок» истребитель F/A-18C из состава 195-й истребительно-бомбардировочной эскадрильи авиации ВМС США. Пилот погиб.

Отметились по этой части и участники конфликтов на постсоветском пространстве.

6 января 1993 года над Черным морем был сбит самолет (по разным данным, это был либо L-39, либо Як-52), пилотируемый одним из военных руководителей Абхазии, подполковником ВВС СССР Олегом Чанбой. Подробности его гибели официально не разглашались. Одна из часто упоминаемых конспирологических версий состоит в том, что его машина была сбита расчетом российского ЗРК, ошибочно принявшего его за грузинский Су-25. Грузинские же ВВС в течение 1993 года, в свою очередь, потеряли два штурмовика Су-25 от огня своих войск с земли.

По официальным данным, в ходе «пятидневной войны» с Грузией в 2008 году Россия потеряла только три самолета от воздействий грузинской ПВО. Однако согласно оценке экспертов Центра анализа стратегий и технологий (опубликована в сборнике «Танки августа», 2009 год), проведенной с помощью перекрестного анализа источников, было потеряно шесть самолетов. При этом как минимум три (а возможно, и четыре) самолета были потеряны только из-за friendly fire: два штурмовика Су-25, один бомбардировщик Су-24 и, возможно, еще один Су-25 (он мог быть сбит как грузинами, так и средствами ПВО России).

Американский штурмовик А-10

Американский штурмовик А-10

Фото: commons.wikimedia.org/Общественное достояние

Потери самолетов в основном связываются с активным и бессистемным применением ПЗРК со стороны союзных России вооруженных формирований Южной Осетии, а также с неотлаженной координацией между российскими и осетинскими войсками.

***

Российский Ил-20, сбитый вечером 17 сентября близ Латакии по вине израильских военных, стал очередной жертвой этого скорбного списка, регулярно пополняемого вооруженными силами как сверхдержав, так и третьего мира. «Туман войны» окутывает поля сражений сейчас точно так же, как и во времена Клаузевица, и рост возможностей систем обнаружения и наблюдения лишь отчасти компенсирует растущие дистанции боя и возможности оружия.