Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Бизнес-элиты Германии и России посылают сигнал — хотим дружить»

Председатель правления Совета российской экономики в ФРГ Алексей Лавров — о развитии сотрудничества вопреки санкциям
0
Фото предоставлено Советом Российской экономики в Германии
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В условиях ослабления контактов на межгосударственном уровне возрастает роль межрегионального сотрудничества. Об этом в интервью «Известиям» заявил председатель правления Совета российской экономики в Германии Алексей Лавров. Он также рассказал, что сентябрьский российско-германский экономический конгресс в Берлине стал крупнейшим за санкционные годы, что говорит о росте реального взаимодействия между бизнес-элитами двух государств. 

— Отразились ли санкции на составе участников конгресса с немецкой стороны?

— В 2014–2016 годах наблюдался серьезный спад во взаимной торговле и регрессия в наших экономических отношениях. Конечно, это неизбежно сказалось и на всех мероприятиях такого рода. У немцев были опасения, связанные с санкциями, бизнесу требовалось время, чтобы разобраться в ситуации. Поэтому да, из-за антироссийских мер ЕС количество участников уменьшилось. Встреча прошлого года привлекла меньше представителей реального бизнеса. Участвовали в основном консалтинговые компании, адвокаты, что несколько размывало ощущение полноценного диалога наших стран.

Но состав участников нынешнего года кардинально отличается от предыдущих — приехал реальный российский бизнес. А для немецкой стороны очень важно знать, кто к ним приехал, им нужен предметный диалог. Собравшись здесь, бизнес-элиты Германии и России посылают четкий сигнал своим правительствам — мы хотим дружить. Внешнеполитические моменты не должны противоречить существующим экономическим интересам. Стоит отметить, что нынешний форум стал самым крупным за последние четыре года (с тех пор, как ЕС ввел антироссийские санкции в 2014 году. — «Известия»).

— Представители бизнеса говорили о том, что в России существуют дискриминационные меры в отношении иностранных фирм. Действительно ли это так?

— Полгода назад мы проводили опрос немецких участников нашего совета, работающих в РФ, о том, довольны ли они предоставляемыми условиями. Большая часть удовлетворена. Я не думаю, что можно говорить о существовании какой-то дискриминации. Это можно объяснить эмоциональным восприятием немецких партнеров. Да, в России до сих пор действуют бюрократизированные механизмы, которые сложны для восприятия немцев. Но ситуация меняется в лучшую сторону. Меры российского правительства по поддержке инвестиций действуют. Они привлекают бизнес в различные регионы нашей страны, в том числе и в те, где до этого немецкий бизнес не концентрировался. К слову, в недавнем экономическом форуме во Владивостоке немецкая делегация также приняла участие. У Германии есть определенный интерес к этому региону.

— Какие российские субъекты наиболее активно сотрудничают с Германией?

— ФРГ традиционно больше ориентирована на регионы европейской части России. Хотя, как я уже отметил ранее, тенденция меняется. В ходе нашей дискуссии мы обсуждали с субъектами, которые представлены на форуме (Вологодская и Ульяновская области. — «Известия»), текущие проблемы и пришли к выводу, что зачастую российские регионы представляют себя инвесторам достаточно стереотипно и однообразно. То есть, выходя к немецким партнерам, они не могут сказать, в чем их отличие, в чем их особенность. Можно говорить, что межрегиональное сотрудничество в последнее время растет. И именно сейчас его значение проявляется больше, потому что при уменьшении контактов на государственном уровне возрастает их значение на уровне региональном. Вологодская область, например, подписала соглашение о сотрудничестве с регионом Ганновер, и буквально через месяц у них будет большая презентация в Берлине. Традиционно большие связи поддерживают и развивают Самарская, Ульяновская области. Естественно, и Москва, и Петербург. Это если рассматривать концентрацию немецкого бизнеса.

Если говорить о научном сотрудничестве, то картина будет другая, более широкая. Будут и Томская, и Новосибирская области. Активно себя ведет и Московская область. Выделить какого-то конкретного лидера не могу. Если говорить о немецких землях, то это регионы, которые раньше входили в состав ГДР, — они традиционно более расположены к сотрудничеству с нашей страной. Высокая активность наблюдается и в западных регионах — это Баден-Вюртемберг, Бавария, Нижняя Саксония, Северный Рейн — Вестфалия.

— Можно ли говорить, что, выбирая регион, в который инвестировать, немцы ориентируются на наличие в нем особых экономических зон (ОЭЗ)? Каково их влияние на двустороннее сотрудничество?

— Я думаю, что да, немцам интересно входить на российский рынок через ОЭЗ. Но, вы знаете, в свое время, четыре года назад, мы побывали в составе делегации в Пекине, и нам продемонстрировали китайские экономические зоны, показали, как они функционируют. Масштабы нас впечатлили. У нас, конечно, тоже всё трансформируется и меняется. На текущей сессии конгресса, например, представлена ОЭЗ «Алабуга» — она уже более-менее соответствует тем масштабам, которые мы видели в Пекине. Но не думаю, что ОЭЗ являются доминирующим фактором межрегионального сотрудничества.

— Ведутся ли какие-либо переговоры об упрощении таможенных режимов между нашими странами?

— Первое — не может быть таможенного режима между нашими странами. Потому что Россия ограничена таможенным режимом Евразийского союза, а Германия точно так же ограничена европейскими нормами. Сейчас идет выстраивание отношений между двумя союзами. Безусловно, определенная работа ведется, но она пока далека от той картины, которую бы хотелось иметь.

— Насколько российские специалисты востребованы на немецких предприятиях?

— Высоко ценятся специалисты из России в сфере информационных технологий, в сфере машиностроения. «Технари» в целом востребованы больше, чем представители гуманитарных наук. Канцлер Германии Ангела Меркель на заседании правительства 4 сентября говорила, в частности, о том, что в ФРГ существует огромная потребность в квалифицированных кадрах, чувствуется их нехватка, поскольку рост экономики идет опережающими темпами. Думаю, эта потребность сохранится и в ближайшие годы. Берлин сам не решит эти вопросы, поэтому «импорт» трудовой силы, в том числе, и из России, постепенно станет одной из ведущих тем политической повестки.

 

Прямой эфир