Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Владимир Федотов: «Нужно только делать невозможное»

Главный тренер «Оренбурга» — о старте команды в высшем эшелоне, собственных способах достижения результата и работе со звездой «Зенита» Олегом Шатовым
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

ФК «Оренбург» стал одной из главных сенсаций нынешнего чемпионата России. После пяти туров коллектив, вернувшийся из Футбольной национальной лиги (ФНЛ) и во второй раз в своей истории оказавшийся в премьер-лиге, находится уже на четвертом месте. При непростом турнирном календаре команда Владимира Федотова минимально проиграла «Спартаку» (0:1), обыграла действующего чемпиона России «Локомотив» (1:0), а в воскресенье лишь в концовке матча упустила победу над «Краснодаром» (1:1).

Новый сезон РПЛ стал для наставника «Оренбурга» дебютом в качестве главного тренера клуба элитного дивизиона. В позапрошлом году он уже выводил оренбуржцев в премьер-лигу в качестве помощника Роберта Евдокимова. После поражения от «СКА-Хабаровска» в переходных матчах (0:0, 0:0, по пенальти 4:5) оба специалиста ушли из команды, но уже через два месяца Владимира Федотова позвали назад — уже на должность главного тренера. Приняв коллектив, шедший в ФНЛ на 13-м месте, он поднял его на первую строчку и вернул в РПЛ. В интервью «Известиям» 52-летний тренер рассказал о работе в «Оренбурге», сотрудничестве с Олегом Шатовым на заре его карьеры в «Урале» и попытке привлечь к игре в основе юного Александра Головина.

— Премьер-лига изменилась за год вашего отсутствия?

— Значительных отличий нет. Нужно, как и раньше, нивелировать сильные стороны соперника и развивать свои. Анализ, анализ и еще раз анализ. Главное, что произошло с лигой за это время, — отток очень сильных футболистов. Но уровень остался достаточно серьезный. Выступления ЦСКА, «Зенита», «Спартака» и «Локомотива» в еврокубках прошлого сезона это показывают. Понадобится много сил и мастерства, чтобы противостоять таким соперникам.

— Команда волновалась, когда в первом туре выходила на поле против «Спартака»?

— Наверное, да. Но «Спартак» сыграл не слишком остро, не создал того количества голевых моментов, на которые рассчитывал. А мы — в силу того, что для многих футболистов «Оренбурга» это был первый матч на уровне премьер-лиги, — не показали того арсенала атакующих действий, который был у нас в последующих матчах, включая игры с «Локомотивом» (1:0) и «Краснодаром» (1:1). В этом есть заслуга «Спартака» и его игры в обороне, но и мы проявили неуверенность в своих силах. Матч получился скомканный, хотя в плане игры в защите он мне понравился. Создать много моментов «Спартаку» мы не позволили.

— Что-то изменили в стратегии игры после того матча?

— Кардинальных изменений не было. Просто успокоили ребят, вселили в них уверенность, что они могут играть на уровне премьер-лиги. Нужно только верить в свои силы, добавлять в единоборствах, делать невозможное — только тогда будет рост. Основной направляющей нашей подготовки к последующим матчам стала психология.

— Существует мнение, что при Роберте Евдокимове «Оренбург» сгубило решение играть в РФПЛ тем же костяком, который выходил из ФНЛ. Нынешним летом клуб усилился даже скромнее, чем в 2016 году. Вы считаете, что с этим составом можно удержаться в элите?

— Мы прекрасно понимаем, что выход в премьер-лигу требует от нас другого класса футболистов. Усиление необходимо. Но бывают условия, когда этого сделать не удается — из-за дефицита времени и других тормозящих селекционный процесс факторов. Мы комплектовались соразмерно своим возможностям — омолаживали команду, приглашали людей, способных, на наш взгляд, прогрессировать. Это касается и молодых новичков, и таких футболистов, как Никита Маляров, которому уже 28 лет, но при этом у него есть мотивация снова заявить о себе на уровне высшей лиги, как когда-то в Нальчике и Нижнем Новгороде. При этом мы рассчитывали сохранить костяк из ФНЛ, который за счет сыгранности тоже сможет повысить свой класс. И на нынешнем этапе эта сыгранность дает больший результат, чем приобретение более статусных игроков. Наши ребята показали, что готовы расти и биться за право играть на высшем уровне.

— Говорят, что система «осень–весна» наиболее неудобна именно для команд, добившихся повышения в классе...

— Я отчасти с этим согласен. Когда надо готовить команду к премьер-лиге сразу после выхода из ФНЛ, ты вынужден делать непростой выбор. Очень мало времени на подготовку к сезону, и непросто найти квалифицированных футболистов, которые пришли бы со стороны и сразу начали давать результат. В этой ситуации вливание новичков часто не дает нужного эффекта, даже если исполнители хорошие.

— В прошлом сезоне ФНЛ вам в силу календаря не удалось выступить на стадионах, построенных к чемпионату мира. Выход на поле домашней арены «Спартака» в первом туре стал для команды новым опытом?

— Да, для многих ребят, не игравших в премьер-лиге, это стало новой реальностью. Мы-то почти всем тренерским штабом уже бывали на «Открытие Арене» и домашнем стадионе «Краснодара» в позапрошлом сезоне, когда работали у Евдокимова. Такая атмосфера толкает футболистов показывать максимум на поле. Очень здорово, что подобный комфорт для зрителей пришел в нашу страну.

— Год назад вы провели два дня в московском «Арарате». Из «Оренбурга» ушли из солидарности с Робертом Евдокимовым?

— Да, мы всем тренерским штабом покинули команду. По истечении двух месяцев появилось предложение от «Арарата», и я его принял. Но буквально через день-два пришло приглашение возглавить «Оренбург», который покинул Темури Кецбая. В результате я уехал назад, не успев подписать контракт с «Араратом» — он у меня и в трудовой книжке не отмечен.

— Вас не удивило решение Роберта Евдокимова объявить об уходе после поражения от «СКА-Хабаровска»?

— Наверное, вопросы об этом нужно задавать самому Роберту. Непросто оказаться в ситуации, когда вылетаешь из премьер-лиги из-за такого тотального невезения, как нереализованный пенальти Благо Георгиева в ответной игре с «Хабаровском». Я уже не говорю про то, что было до этого. Упущенная победа над «Уфой» (1:1), когда мы открыли счет в концовке и тут же дали сопернику сравнять. Выездное поражение от «Спартака» (2:3) и пенальти в наши ворота в Самаре, когда потеряли очки с «Крыльями Советов» (1:1). До сих пор обидно за гостевой матч с «Краснодаром» (3:3), где отыгрались с 0:2, вели в счете и имели преимущество, но дали сравнять. Если брать статистику и аналитику, вылет не напрашивался. Было много матчей, благодаря которым мы могли избежать переходных игр. Но не доводили дело до конца, и в результате были наказаны «Хабаровском». Хотя я считаю, что по качеству игры и количеству моментов мы соответствовали уровню РФПЛ. Тот вылет не был обоснован — это просто вопрос удачи. Но суть футбола в том, что уровень не всегда материализуется в голы и очки. Поэтому эмоции Евдокимова были понятны. Остыв, он, возможно, и был готов продолжить работу, но учредители решили по-другому.

— Каково было принимать команду из хвоста таблицы без предсезонной подготовки?

— Плюсом было то, что я знал большинство ребят. Мне не нужно было время, чтобы узнать их лучшие и худшие качества. Кроме того, я знал и оставшихся в команде тренеров из штаба Евдокимова — Ильшата Айткулова и Платона Захарчука. Мы быстро принялись наводить порядок, устранять некоторые недостатки. Спасибо игрокам, что поверили в нас и начали вместе с нами движение вверх.

— Впервые как о тренере многие услышали о вас летом 2009 года, когда вы во главе выступавшего в первом дивизионе «Урала» на стадии 1/16 финала Кубка России выбили из турнира его действующего победителя — ЦСКА. После этого были шансы дебютировать в РФПЛ раньше, чем в 52 года?

— Просто я всегда старался пополнять свои знания и отдавать их своей команде. Возможно, как раз тогда, в «Урале», у меня был шанс выйти наверх. Мы хорошо стартовали, не проигрывали в первых восьми матчах, но затем наступил спад, и Григорий Иванов (президент «Урала».— «Известия») посчитал нужным сменить главного тренера. Трудно сказать, как получилось бы, оставь он меня тогда на посту. У каждого жизненный путь, как зебра, — с белыми и черными полосами. Я на свой не жалуюсь.

— Испытали особые эмоции от той кубковой игры — рукопожатий с Зико, разбора игр Дзагоева, Вагнера Лава, Карвальо?

— Конечно, всё это было интересно. Но главным были фантастические эмоции от полного стадиона. Мы перед матчем долго не могли подъехать на автобусе к арене «Уралмаш». Она вмещала 15 тыс. зрителей, но по ощущениям там были все 25 тыс. человек. Конечно, ребята рубились против ЦСКА как в последний раз, была гордость за проделанную ими работу.

— Как вам удалось удержать в ФНЛ новокузнецкий «Металлург-Кузбасс», в котором почти год не платили зарплаты, а по окончании сезона он и вовсе снялся с соревнований из-за финансовых проблем?

— Это было очень хорошее время — в плане человеческих отношений в команде. В первом сезоне мы уверенно решили задачу по выходу из второго дивизиона. По приезде в Новокузнецк мне говорили, что это хоккейный город и зрители там равнодушны к футболу. Но уже в ходе сезона на наши домашние матчи стало стабильно собираться по 5 тыс. зрителей — и это только на второй дивизион. А когда в 1/16 финала Кубка России к нам приехал «Амкар», был аншлаг — собралось больше 8 тыс. зрителей. Говорят, за последние 20 лет это было самое массовое спортивное мероприятие в городе. А уже в розыгрыше чемпионата-2012/13 мы столкнулись с колоссальными проблемами: мы практически тем же составом, что и во второй лиге, окунулись в ФНЛ. Но находились нужные слова. Подобрался отличный коллектив единомышленников — основа жизнедеятельности любой команды. Эта атмосфера нам очень помогала в тяжелые времена. Как могли поддерживали ее. Я благодарен всем футболистам за то, что честно прошли тот сезон до конца. Да, нам так и не заплатили полагавшиеся деньги. Но для каждого из нас, наверное, это были инвестиции в будущее. По крайней мере мы можем друг другу и каждому болельщику честно смотреть в глаза. Выложились без остатка. Сразу договорились, что тот, у кого нет желания биться, может уйти. Но все приняли другое решение. Нас уже все списали, но мы удержались в ФНЛ, и только потом клуб расформировали. Всё было против, но это команду только еще больше раззадорило.

— Есть разочарование, что вам так и не выплатили все деньги?

— Есть досада, что нет механизмов, пресекающих это. Некоторые футболисты подписали документы о согласии на то, что клуб выплатит им только 50% от общей суммы задолженности. Но в итоге и от этой половинчатой суммы им выплатили половину. Я на это не пошел — не хотелось быть дважды обманутым. Четко решил, что пойду до конца. В итоге выиграл все суды. Есть судебные решения и исполнительный лист, но всё заглохло. Случай с нашим клубом был первой ласточкой, который показал, что механизмы взыскания таких долгов в РФС не работают. Сейчас мы видим это на примере «Кубани» и других клубов. Это приобретает массовый характер. Обидно, что это происходит в момент, когда мы прекрасно проводим чемпионат мира, получаем отличные отзывы от представителей всех стран. Хотелось бы, чтобы в этих внутренних вопросах тоже был наведен порядок.

— Вы встречались в Новокузнецке с Александром Головиным?

— Мы знали об этом мальчике. Хотели приглашать его на сбор. Еще когда заканчивался сезон в ФНЛ, планировали брать его летом с собой — готовиться к следующему чемпионату. Ему было 16 лет, и мы видели его данные и потенциал. Если бы «Металлург-Кузбасс» не расформировали, то взяли бы его с собой. Но уже в зимний перерыв его забрал ЦСКА.

— А о работе с Олегом Шатовым остались воспоминания?

— Я работал с ним и в качестве главного тренера, и в качестве помощника Александра Побегалова. Мы заметили его в 17–18 лет. В первом же матче Олег отдал голевую передачу. Техническая оснащенность была его коньком — он же начинал в мини-футболе. Его потенциал был виден уже тогда, и неудивительно, что Шатов сразу заиграл.

Подписывайтесь на наш канал «Известия СПОРТ» в Twitter

 

Читайте также
Прямой эфир