Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Бегство из нефтяного рая: в Венесуэле гуманитарная катастрофа
2018-08-23 15:58:10">
2018-08-23 15:58:10
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На прошлой неделе северное побережье Венесуэлы сотрясло землетрясение магнитудой 7,3. «Это потому, что тектонические плиты решили сбежать из страны», — мрачно пошутило по этому поводу местное юмористическое издание El Chiguire Bipolar. В Венесуэле не идут боевые действия, там не случается вылазок террористов, но происходящее сейчас в этом еще недавно нефтяном раю всё чаще рождает у наблюдателей ассоциации с ситуацией в Сирии. За пару с небольшим лет страну покинули, по официальным оценкам ООН, 2,3 млн человек, или почти 7% населения страны, по неофициальным — все 4 млн. Куда бегут из объятой гиперинфляцией и тотальным дефицитом страны и как встречают незваных гостей соседи — в материале «Известий».

На роды за рубеж

— Мой ребенок умер бы, если бы я осталась. Там нет ни продовольствия, ни лекарств, ни докторов, — говорит 20-летняя Мария Тереза Лопес, чья дочь появилась на свет в роддоме Боа-Висты — столицы бразильского северного штата Рорайма. Для того чтобы малышка Фабиола родилась здоровой, ее мать, уроженка одного из венесуэльских селений в дельте реки Ориноко, прошла путь в 800 км, будучи беременной.

Фото: REUTERS/Douglas Juarez

Ежедневно в Бразилии рождаются по три венесуэльских ребенка. Только в роддоме в Боа-Висте — а он там единственный — за прошлый год на свет появились 566 венесуэльских младенцев, а в первом полугодии нынешнего года — 571. В 2015 году не было ни одного. А общее число венесуэльцев, обратившихся за медицинской помощью по всему штату — по счастью, наименее населенному во всей Бразилии, — выросло с 700 человек за весь 2017 году до 45 тыс. только за первые три месяца этого года.

Автор цитаты

— Я не вернусь в Венесуэлу, пока там не появятся еда и лекарства, а на улицах не станет снова безопасно, — говорит 33-летняя Кармен Хименес, приехавшая в Боа-Висту из венесуэльского города Сьюдад-Боливар на девятом месяце беременности.

Как заявила агентству Reuters мать теперь уже двух девочек, количество мамочек из Венесуэлы ее поразило. Поражает оно, но уже в другой тональности, и местные власти. Не так давно губернатор штата Рорайма Суэли Кампос обратилась в Верховный суд с просьбой закрыть границу с Венесуэлой, ссылаясь на неспособность справиться с притоком иммигрантов и усугублением криминогенной ситуации. Но по гуманитарным соображениям ей было отказано.

Прожить на полтора доллара

«Сравнение с сирийским миграционным кризисом — худшей катастрофой, созданной руками людей со времен Второй мировой войны, в результате которой 6 млн человек оказались беженцами при довоенном населении в 20 млн, — может быть неточным. Но по масштабам и цифрам эта параллель уже не кажется такой уж надуманной», — написало на днях британское издание Financial Times в редакционной колонке, посвященной гуманитарной катастрофе в Венесуэле.

По данным ООН, за последние пару лет около 2,3 млн венесуэльцев, или 7% населения (а по другим данным — и все 4 млн человек), покинули родину, устремившись в соседние страны, чтобы спастись от вызванных гиперинфляцией нищеты, голода и практически тотального коллапса медицинской системы. В стране, славящейся своими богатейшими энергоресурсами, из-за проблем с лекарствами начались вспышки эпидемий, казалось бы, уже давно побежденных кори и дифтерии. Младенческая смертность резко пошла вверх. И, как утверждают ооновские чиновники, у 1,3 млн беженцев из Венесуэлы зафиксировано откровенное недоедание.

Венесуэльцы, бежавшие из страны, охваченной кризисом, готовятся к ночевке на Пласа-де-Индиас в колумбийском городе Риохаче

Фото: Global Look Press/Georg Ismar

— Ситуация даже хуже, чем в последние годы СССР. Еду и медикаменты продают по талонам, но, чтобы их отоварить, в очередь надо встать в шесть утра. Проезжаешь в восемь утра — и очереди растягиваются на 2–3 км. И на этом уже давно делают бизнес — отоваривают свои талоны и перепродают потом, — рассказывал «Известиям» российский журналист Григорий Плахотников, с 2016 года и до недавнего времени живший в Южной Америке и побывавший в Венесуэле ровно год назад.

Нормально в Венесуэле, по его словам, живут только те, у кого есть свое хозяйство. В больших городах ужасающая бедность: базовых лекарств и предметов обихода не хватает, и хотя по рыночным ценам достать можно практически всё, подавляющему большинству эти цены не по зубам.

Автор цитаты

— Минимальная зарплата, на которую живет половина населения, — это $1,5 в месяц, а шампунь на рынке стоит около $5. Лично встречал людей, которые когда-то относились к среднему классу, а сейчас похудели на 20–25 кг, просто потому, что сложно достать еду, — говорит Григорий.

На днях мировые СМИ обошла леденящая душу история венесуэльского безработного плотника Даниэля Лукеса. В июле 27-летний Даниэль, несколько лет назад лишившийся в автоаварии одной ноги, покинул родной город Гуанаре на северо-западе Венесуэлы и на костылях прошагал более 1,9 тыс. км через Колумбию до Эквадора в попытке найти заработок и оплатить лечение своей больной раком дочки.

Только в этом году примеру Даниэля последовали полмиллиона его соотечественников, перебравшихся через территорию соседней Колумбии на север Эквадора. Некоторые отмечают, что за все десятилетия вооруженной борьбы в Колумбии (где, к слову, живут сейчас 1 млн венесуэльских беженцев) не случалось такого числа пересечений колумбийско-эквадорской границы.

Заграничные «пряники»

Президент Венесуэлы Николас Мадуро назвал как-то своих сограждан, бегущих с родины, рабами и попрошайками, бросающими родину ради заграничных «пряников».

Пряников, впрочем, заграница венесуэльцам уже давно не предлагает.

В минувшие выходные в граничащем с Венесуэлой бразильском городке Пакарайме местные жители — а население там всего 12 тыс. жителей — напали на стихийный палаточный городок венесуэльских беженцев и сожгли его, вынудив свыше тысячи переселенцев вернуться восвояси. Инцидент произошел после того, как несколько «гостей» ограбили и избили местного бразильского торговца.

Президент Венесуэлы Николас Мадуро

Фото: Global Look Press/Billal Bensalem

«Можно принять 5, 10 или 20 венесуэльцев, но нельзя помочь сразу 10 тысячам!» — такие лозунги звучали в минувшие выходные уже на улицах эквадорского города Тулькана в граничащей с Колумбией провинции Карчи в ходе акции протеста против наплыва венесуэльцев.

Схожие антивенесуэльские настроения набирают силу и в других странах региона.

В августе власти Эквадора и Перу, куда за одну неделю просочилось свыше 20 тыс. венесуэльских беженцев, объявили о том, что пускать к себе граждан Венесуэлы отныне они будут только по паспортам, а не по обычным удостоверениям личности, как прежде. Паспорта есть в наличии далеко не у всех жителей Венесуэлы, а их оформление обычно затягивается на долгие месяцы.

И нововведение уже застало некоторых мигрантов врасплох. Один из журналистов Washington Post, находящийся в гуще событий, поведал о семье бедолаг, застрявших на границе Колумбии с Эквадором. Продав практически весь сколь-либо ценный домашний скарб и собрав деньги по родственникам, чтобы купить билеты на автобус до перуанской столицы Лимы, семья венесуэльцев в итоге оказалась заблокирована пограничными властями Эквадора. Добраться до Перу они не могут — нет паспортов. А на дорогу домой — нет денег.

Автор цитаты

— До последнего момента к венесуэльцам отлично относились. Но когда поток беженцев хлынул, на бытовом уровне стал проявляться мелкий расизм в стиле «понаехали тут», появилось чисто бытовое неприятие, — говорит журналист Григорий Плахотников.

И признает, что, конечно, венесуэльцев такая ситуация обижает. На Facebook много комментариев о том, что во времена нефтяного бума все приезжали в Венесуэлу, колумбийцы в особенности, и всех принимали с распростертыми объятиями. И что долг, мол, платежом красен, но...

Лагерь беженцев из Венесуэлы под открытым небом в Колумбии

Фото: Global Look Press/Georg Ismar

Не так давно власти Эквадора объявили о планах провести экстренный саммит стран Латинской Америки, посвященный путям выхода из невиданного доселе в регионе миграционного кризиса. Но опыт Евросоюза, не первый год тщетно пытающегося предпринять скоординированные действия против мигрантов с Ближнего Востока и Северной Африки, подсказывает: первоочередными мерами страдающих от наплыва незваных гостей стран станет, скорее всего, закрытие границ и создание максимальных препон для беженцев.