Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Георгий Делиев: «Кира Муратова тотально отдавалась кино»

Актер, режиссер, создатель комик-труппы «Маски» — о творческом методе выдающегося режиссера, ее преданности актерам и непостижимой глубине
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Прощание с Кирой Муратовой проходит в пятницу в закрытом режиме. Выдающийся режиссер ушла из жизни на 84-м году жизни. Как никто другой, она умела находить молодых актеров и давать им путь в кинематограф. В ее «Коротких встречах» сыграл одну из своих первых крупных ролей Владимир Высоцкий и дебютировала Нина Русланова. Именно Кира Георгиевна разглядела в Ренате Литвиновой не только талант сценариста, но еще и актерский потенциал... О том, как режиссер меняла судьбы людей, какие качества в них открывала и о чем не могла молчать, «Известиям» рассказал Георгий Делиев, снявшийся в пяти последних картинах Киры Муратовой.

— Георгий, вы стали известны зрителям как автор и актер юмористического проекта «Маски-шоу». Можно ли сказать, что в большой кинематограф вас ввела Кира Георгиевна?

— Я и до встречи с Кирой Георгиевной снимался в кино, но именно она раскрыла во мне новые творческие источники. У нее был необыкновенный талант — она в актерах видела не только ремесленников, а еще и личности. Она умело раскрывала природу каждого, кто попадал к ней на съемочную площадку.  

В каждой работе она находила во мне все новые глубины. Ведь у Киры ни один фильм не похож на предыдущий. И актеров она «прочитывала» каждый раз по-новому. Казалось бы, в основе ее сюжетов обыденные истории, все персонажи — понятные, обычные люди, но за каждым из них — непостижимая глубина. Она мастерски замешивала актерские краски. Такого кино, как с Кирой Муратовой, у меня не было никогда.

— Как вы познакомились с ней?

— На Одесской киностудии, там «Маски-шоу» и съемочная группа Киры Муратовой располагались по соседству. Мы ходили друг к другу на съемки. Интересовались, кто над чем работает. В картине «Второстепенные люди» ей понадобился актер для эксцентрической сценки, это комедия положений. И она увидела в нас — актерах «Маски-шоу» — тех, кто сможет это сыграть. Так и началось наше сотрудничество с Кирой.

Последний раз мы работали вместе на картине «Вечное возвращение». У Киры в этой картине какая-то совершенно новая, ни на что не похожая энергия.

— Но почему же после «Вечного возращения», вышедшего в 2012 году, она больше ни за что не бралась?

— Наверно, вдохновение не посещало, не было идеи. А скорее сил не хватало, ведь съемочный период требует полной самоотдачи. Ну а делать кое-как она не могла. Кира тотально отдавалась кино.

— Зачастую в свои фильмы Кира Георгиевна приглашала непрофессиональных актеров. Как она делала свой выбор?

— Актеров Кира Георгиевна подбирала каким-то своим, только ей ведомым способом. Можно сказать, интуитивно. У Муратовой в кино снимались как суперзвезды, так и непрофессиональные артисты. Но, приглашая таких разных людей в один проект, она из них складывала общий «пасьянс». И тогда вдруг возникала тотальная картина мира.

Она знала актера, понимала, как использовать его, манипулировать им, чтобы добиться своей цели, за какие ниточки можно дернуть. Выуживала природу человека из него самого. И это всегда было интересно, парадоксально. Как взгляд марсианина на нашу жизнь.

Она владела какими-то особыми энергиями. У других режиссеров ничего подобного я не встречал. Кира очень наблюдательна. Она старалась узнать о нас больше — в обычном разговоре. Когда спрашивала: «Как дела?», это было не из вежливости. Ее действительно интересовало, какие планы у собеседника, чем он живет в данный момент, какие у него переживания. Она задавала вопросы и внимательно слушала, как и что рассказывает человек. Наблюдала и понимала все про нас. А когда реализовала свой творческий замысел, вспоминала, за какие ниточки дергала актера жизнь, и, имея на вооружении все эти «крючочки», сама дергала за нужные ей ниточки.

— Она все держала под контролем или доверяла артистам, позволяла им импровизировать в кадре?

— Ее последняя работа построена именно на актерской импровизации. Я заметил, что, когда мы с Утой Кильтер проходили свои сцены или же Кира работала на площадке с Ренатой Литвиновой, Олегом Табаковым, Сергеем Маковецким, она чуть отпускала вожжи. Говорила: «Играйте, как чувствуете». И тогда я подумал: «Класс. Какая свобода. Что же выйдет в итоге?». Но когда посмотрел готовый фильм, понял, зачем это было необходимо Кире. Все выстроено как надо, притом что персонажи у нее получились отличные друг от друга. У каждого был свой темпоритм, свой конфликт. Я поделился своим удивлением с режиссером, а она ответила: «Я ничего не добивалась, ничего не выстраивала, вы играли как хотели». Но думаю, это — лукавство. Она всё равно видела в своем воображении картину в завершенном варианте.

— У Киры Георгиевны был свой круг артистов — вы, Рената Литвинова, Наталья Бузько, Олег Табаков, Жан Даниэль. Как думаете, почему она была столь верна однажды найденным исполнителям?

— Она знала досконально своих артистов, понимала, как их использовать. Не думаю, что у Киры была цель найти новые имена, сделать им судьбу. Она лишь добивалась, чтобы они выразили то, что ей нужно. Несмотря на это, она очень трепетно относилась к артистам.

— Но все же она открыла Ренату Литвинову. И сделала ее актрисой, звездой.

— Рената — ее любимица. Это было всем заметно. Кира ее очень уважала, ценила. Ей очень нравилась картина «Страна глухих», снятая Валерием Тодоровским по сценарию Ренаты.

— Она не ревновала Ренату к другим режиссерам?

— Нет, ну что вы. Ревность, зависть — вообще не про Киру. Она делала свое кино, и ее интересовали только собственные задачи. К работе коллег она относилась с интересом. Кира любила смотреть кино. Когда в нашем театре «Маски» был кинотеатр, мы частенько показывали в нем артхаусные фильмы. Кира Георгиевна была постоянным зрителем. Она — фанат артхауса. После просмотра любила обсудить увиденное. Ей хотелось высказаться.

— Себя она считала артхаусным режиссером?

— Честно говоря, слово «артхаус» я от нее вообще не слышал. Но то, что однажды она задумалась о съемках зрительского кино, говорит о том, что все же ее картины были особенными. Фильм «Настройщик» (2004) и стал тем самым выходом на большую аудиторию. Кира рассказала мне о своем замысле, изучила элементы зрительского кино и с самого начала вложила эту задачу в свою картину.

— Переживала, если фильмы не имели массового успеха?

— Было всё наоборот, ее это мало волновало. Я задавал ей этот вопрос. Тогда она мне ответила: «Я не могу делать ничего, кроме кино. Оно — как мое детище, я им живу. Для меня кино существует, пока я работаю над ним. А потом, когда фильм закончен, он живет собственной жизнью, от меня не зависящей».

— Говорят, у Киры Георгиевны был непростой характер. Могла пошуметь, что-то резко ответить. Вам не доставалось от нее?

— Нет, что вы. Кира — интеллигентнейшая, честная и прямолинейная. Но, как известно, прямота часто людей обижает. И если она раздражалась, то не скрывала этого раздражения. Впрочем, всё равно вела себя интеллигентно, не как на Привозе. На Ренату при мне никогда голос не повышала. А на других — бывало. Но там было за что. Сорваться Кира могла, только когда артист не готов к съемке, не выучил текст, не выполняет ее требования. В общем, когда наступал творческий тупик, вот тогда она могла сорваться. Но вообще к людям Кира очень уважительно относилась.

— Она реагировала на изменения в отношениях между Россией и Украиной?

— Реагировала. У нее была своя позиция. Но она не пыталась донести ее до всех. Кира делала кино и с его помощью выражала свои мысли, свою позицию. Вот это было ее дело. А политика...

За кого она точно переживала, так это за животных. Она боролась с теми, кто убивал бездомных собак и кошек. Писала какие-то петиции, собирала документы, подавала в суд, поднимала общественность. Подкармливала бездомных животных. И в ее доме тоже кошки жили.

— Когда вы последний раз общались с Кирой Георгиевной?

— Больше года назад. А потом хотел зайти в гости и как-то всё откладывал. Теперь очень жалею, корю себя, что как-то засуетился, всё дела-дела, а такие важные встречи в жизни отложил на потом... Кира Георгиевна болела, но никогда не жаловалась. Я справлялся о ее здоровье у мужа, Жени Голубенко. Он отвечал коротко: «Кира болеет». А что, как, не вдавался в подробности. Кира не любила, когда кто-то обсуждал ее состояние. Не хотела, чтобы жалели. Потому что сама никогда не жаловалась на жизнь. Никогда.

Справка «Известий»

Георгий Делиев — актер, режиссер, создатель комик-труппы «Маски». Народный артист Украины. Родился в Херсоне, учился в Одесском инженерно-строительном институте.

В студенческие годы увлекся клоунадой и пантомимой. В 1984 году работал в театре Вячеслава Полунина «Лицедеи». В том же году вошел в труппу одесского театра «Маски». В 1991 году создал телевизионный проект «Маски-шоу». Сыграл в фильмах Киры Муратовой «Второстепенные люди» (2000), «Чеховские мотивы» (2002), «Настройщик» (2004), «Мелодия для шарманки» (2009), «Вечное возвращение» (2012).

 

 

Читайте также
Прямой эфир