Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Сюжет:

«Люди, которые воспринимают культуру, — уже элита»

Директор Эрмитажа Михаил Пиотровский — о том, как искусство может гуманизировать технологии и почему культура незаменима для экономического развития страны
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Эрмитаже в дни проведения Петербургского международного экономического форума открылась выставка, посвященная единению искусства и высоких технологий. О том, как культура может помочь гуманизировать технологии, почему она необходима для дальнейшего развития страны и почему к искусству нельзя приобщать в принудительном порядке, в студии МИЦ «Известия» рассказал директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский. 

— Насколько я знаю, вы сегодня участвовали в дискуссии о том, как современные технологии могут продвинуть искусство и должны, может быть, это сделать в наш век.

—  У нас было сложнее. Мы вчера с нашими партнерами открыли в Эрмитаже выставку, которая называется «Инновация как прием». На ней представлены работы и российских художников, и зарубежных. Все они используют новейшие технологии в благородных целях: для создания искусства.  Например, блокчейн как тема для рассуждений о судье, о равенстве людей, о жизни человека в будущем: блокчейн-номера, записанные чернилами с кровью автора. При этом это номера, которые были закодированы, а потом к ним потеряли ключи. То есть здесь целая философия. Или рассуждение о том, как использование квантовых компьютеров, которых еще и нет толком, влияет на созерцание мира.  И еще много других экспонатов — например, дроны летают и помогают художнику рисовать.

Еще есть потрясающие рисунки блестящего ученого, лауреата Нобелевской премии и гениального художника Константина Новоселова — своеобразная попытка закодировать процесс создания научной статьи. При этом выполнена она китайской тушью и чернилами, которые основаны на графене. За его изобретение Новоселов как раз и получил Нобелевскую премию.

— Какую роль здесь играют технологии?

— Работа Новоселова — это прекрасная вещь, напоминает партитуру. По партитуре композитора ведь можно уловить, как рождается идея, что-то гениальное, творческое. И это можно описать с помощью новейших технологий либо помочь это выделить.

— Президент, обращаясь к Федеральному собранию, сказал, что нашей стране необходим технологический прорыв. Как искусство может в нем поучаствовать?

— К сожалению, мы вновь не услышали достаточно про культурный прорыв. На самом деле мощное развитие экономики и техники ведь не всегда хорошо сказываются на культуре. А невысокий культурный уровень, в свою очередь, потом мешает изобретать гениальные вещи. Потому что человек, изобретающий что-то новое, должен мыслить креативно, как говорят сейчас, иногда по принципу дважды два пять, а не дважды два четыре. Как раз сочетание высоких технологий и искусства должно помочь людям понять, что цифры — это не просто бухгалтерия. Цифры могут выражать как очень простые вещи, так и очень сложные. Это чистую экономику или чистые финансы можно предоставить роботу.

— Но ведь дрон уже и рисует?

— Он рисует под руководством человека.

— Это пока, может быть, а потом…

—  Дрону не будет интересно рисовать, по крайней мере сейчас. Его заставляют, он и рисует. И тут очень хорошо видна именно человеческая составляющая — что человеку интересно, как человек может технологии использовать для более сложных вещей. Ведь технологии в принципе враждебны человеку — сначала они ему вроде бы помогают, всё делают за него, а потом начинают им командовать. Но когда к ним обращаются культура, искусство, то всё меняется, потому что цели уже не такие примитивные. Искусство гуманизирует технологии.

— Сразу несколько человек на форуме — и Ольга Свиблова, и индийский йог Садгуру, — говорили о том, что главное для нас сейчас — ответственность за то, что мы делаем.

— Да, это есть. Но основное — это доверие. Мы живем в обществе абсолютного, принципиального недоверия. Об этом, кстати, напоминает и девиз форума.

— Искусство может это изменить?

— Искусство ничего не может изменить. Оно может или немного облагородить, или создать альтернативу.

— Опять же, видимо, если человек открыт на вход.

— Необязательно, чтобы все были открыты на вход. Нужно просто сделать вход, и те, для кого это понятно, придут сами. Совершенно не нужно всех образовывать.

— То есть искусство — это не для всех?

— Искусство для всех открыто, но оно никому себя не навязывает. Каждый может получить к нему доступ при желании. Но если он этого не желает, то и бог с ним. Потому что у нас мир свободного выбора.

— Какой процент людей в нашей стране открыт для этого, для восприятия искусства?

— Этот процент можно посчитать абсолютно точно с помощью зрительского рейтинга телеканала «Культура». Он небольшой, но люди, которые способны воспринимать культуру, — это уже элита. К этому все должны стремиться. Точно так же, как не все могут быть богатыми, но все этого хотят. Для этого нужно создать возможности, а они сейчас есть — пожалуйста, при желании, пошел, купил книгу, прочитал. Но заставлять... В советское время мы уже прошли этот этап. Только тогда было полная безграмотность, а сейчас население достаточно грамотное.

— Сейчас у людей присутствует скорее нежелание приобщаться к культуре?

— Сейчас есть увлеченность, которая может быть скоро пройдет, материальным успехом, благосостоянием, карьерой в ее примитивном понимании.

— Но ведь если отойти от этого примитивного понимания, если открыть себя для возможностей, для новых знаний, для того же искусства, то таким образом ведь можно получить еще больше выгоды?

— Конечно, но тогда это уже получается сложный человек. Он, конечно, дороже. Но им труднее стать.

 

Читайте также
Прямой эфир