Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Инвестиции попали под блок 

Как спор между ФАС и «Юнипро» скажется на деловом климате
0
Фото: РИА Новости/Александр Алпаткин
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Арбитражный суд Москвы 25 апреля рассмотрит иск «Юнипро» к Федеральной антимонопольной службе. Ранее ФАС обвиняла компанию в ущемлении интересов потребителей из-за получения платы за мощность во время ремонта одного из энергоблоков. «Юнипро» настаивает на том, что деньги были переведены строго в соответствии с договором о предоставлении мощности — специальным механизмом, призванным привлечь больше инвестиций в отрасль. Насколько разбирательство между компанией и ведомством может изменить устоявшуюся систему взаимоотношений между производителем и потребителем и как это может сказаться на инвестиционной привлекательности энергетического сектора, читайте в материале «Известий».

Договор против дефицита

Осенью 2015 года компания «Юнипро» (основной акционер — немецкий концерн Uniper) ввела в эксплуатацию третий энергоблок Березовской ГРЭС в Красноярском крае. Его мощность составляет 800 МВт. Это один из крупнейших в стране энергоблоков, который появился благодаря специальному инвестиционному механизму — договору о предоставлении мощности (ДПМ). 

Механизм ДПМ был разработан правительством и потенциальными инвесторами в качестве ответа на угрозу дефицита мощностей в экономике. В 2006 году потребление электроэнергии в стране увеличилось на 4,6%. Показатель использовали в качестве ориентира. Генеральная схема размещения объектов электроэнергетики подразумевала, что в среднем мощность должна расти на 4,3% ежегодно.

Благодаря ДПМ инвестиционная активность в отрасли значительно выросла. По экспертным оценкам, за последние 10 лет в строительство новых генерирующих мощностей вложили 3-4 трлн рублей, а мощность российской энергосистемы в целом возросла на 20 ГВт. 

Согласно условиям ДПМ, инвестор берет на себя обязательство по строительству и вводу в эксплуатацию объектов генерации. Взамен он получает гарантированное возмещение расходов через повышенную стоимость поставляемой мощности. Доходность ДПМ привязана к доходности облигаций федерального займа. Одновременно ДПМ подразумевает штрафные санкции за неисполнение обязательств по поставкам. 

Энергоблок на Березовской ГРЭС проработал несколько месяцев. В феврале 2016 года он вышел из строя из-за пожара. Начался аварийный ремонт, о работах проинформировали «Системного оператора Единой энергетической системы» (СО ЕЭС). Электроснабжение Красноярского края из-за аварии нарушено не было.   

В результате пожара на энергоблоке «Юнипро» потеряла большую часть платежей по ДПМ. Тем не менее, в соответствии с Правилами оптового рынка электрической энергии и мощности в течение полугода она получала 5% от полагающейся при работающем энергоблоке суммы — около 1 млрд рублей. Затем в соответствии с правилами платежи прекратились.

Признаки отсутствия

Несмотря на то что «Юнипро» формально не нарушила правила энергорынка, факт получения платы при ремонтирующемся энергоблоке вызвал недовольство ФАС. 26 января 2018 года антимонопольная служба обвинила «Юнипро» и СО ЕЭС в нарушениях. Полный текст решения ведомства компаниям отправили 8 февраля (есть у «Известий»). 

В нем сказано, что «Юнипро» создала условия для выставления счетов потребителям за мощность по ДПМ в «условиях фактического неисполнения требований по поддержанию генерирующего оборудования в состоянии готовности к выработке электрической энергии». В конечном счете действия компании признали ущемляющими интересы потребителей. 

СО ЕЭС обвиняется в неосуществлении надлежащего мониторинга эксплуатационного состояния генерирующего объекта. Также «Системный оператор» не проводил тестирование оборудования, говорится в документе. 

В нем же сообщается о «наличии признаков отсутствия» оборудования на третьем энергоблоке Березовской ГРЭС. Кроме того, служба посчитала, что «Юнипро» занимает доминирующее положение на оптовом рынке электроэнергии в границах зоны свободного перетока «Сибирь». В компании при этом указывают, что ее доля в поставке электроэнергии составляет менее 6%, а мощности — почти 5%. 

— Дело в том, что платежи по ДПМ предусматривают непредвиденные аварии и дальнейший оплачиваемый ремонт мощностей, на них в год отводится максимум 180 дней. За этот срок мы, согласно правилам, получили положенные нам 950 млн рублей, затем оплата мощностей не производилась, — рассказали «Известиям» в пресс-службе «Юнипро». — Но ФАС всё равно, несмотря на положенный по закону срок, решила оспорить оплаченные средства. При этом сами потребители от остановки блока фактически не пострадали — во время ремонта мощность давали другие генераторы. Более того, ФАС считает, что блока после пожара не существует, такое заключение было сделано на основе того, что блок по бухгалтерским отчетам был списан. Это также в корне неверно: во-первых, блок есть, он пострадал всего на 20%, во-вторых, списан он был лишь на время ремонта, вскоре он вернется в отчеты. В разбирательства было вовлечено и Минэнерго, они разделяют нашу позицию, но их доводы ФАС не слушает.

Особое отношение 

До получения итогового решения ФАС «Юнипро» обратилась с письмом к премьер-министру Дмитрию Медведеву (есть у «Известий»). В нем компания выразила озабоченность ситуацией, которая может сложиться на рынке в результате разбирательства. «Юнипро» опасается, что любой производитель энергии теперь может быть признан доминирующим вне зависимости от реальной занимаемой доли рынка. Компания также предупредила о потенциальных проблемах с ремонтом генерирующего оборудования, поскольку оно может быть признано отсутствующим. «Таким образом, производители электрической энергии лишаются предусмотренных действующим нормативно-правовым регулированием возможностей производить регулярный ремонт оборудования с сохранением за собой прав по всем заключенным договорам», — говорится в письме. 

«Юнипро» опасается, что подход ФАС к проблеме может привести к стремительным и неожиданным изменениям в регулировании электроэнергетической отрасли и негативно скажется на инвестиционном климате в стране. 

Позиция «Юнипро» нашла отклик у Минэнерго, которое рассмотрело обращение на имя председателя правительства. В письме замминистра Андрея Черезова в ФАС (есть у «Известий») отмечается, что нормальная эксплуатация генерирующего оборудования невозможна без регулярных ремонтов. И действующие нормативные документы определяют ремонтируемое оборудование как «осуществляющее фактическую поставку мощности на оптовый рынок». 

«АО «СО ЕЭС» и ПАО «Юнипро» действовали в полном соответствии с установленными правилами и не осуществляли никаких действий, которые отклонялись бы от общего для всех порядка технологического взаимодействия «Системного оператора» с владельцами объектов электроэнергетики», — говорится в письме. В Минэнерго также указывают, что «СО ЕЭС» не мог себе позволить выделить ремонт энергоблока на Березовской ГРЭС среди «ремонтов десятков иных генобъектов». В Минэнерго отказались от дополнительных комментариев.

Обжалованию подлежит

«Юнипро» и СО ЕЭС обжалуют решение ФАС. 25 апреля Арбитражный суд Москвы рассмотрит соответствующее исковое заявление от «Юнипро», 7 мая — от «Системного оператора». 

— Если суды признают правоту ФАС, создастся прецедент — потребители и антимонопольщики смогут оспорить оплату простаивающих мощностей, что будет служить основанием для расторжения договора ДПМ, — отметил представитель «Юнипро» в беседе с «Известиями». —  Сумма штрафа для нас пока рассчитывается.

Представитель ФАС сообщил «Известиям», что служба пока не определилась с размером штрафа. На это у ведомства есть как минимум год, отметил он и добавил, что ФАС пока неизвестно о недействующих энергоблоках других компаний, получающих плату по ДПМ.

— ФАС считает, что «Системный оператор» должен был выполнить действия, для которых не имел законных оснований, — пояснили «Известиям» в пресс-службе СО ЕЭС. — По их мнению, «Системный оператор» должен был выполнить проверку наличия оборудования находящегося в ремонте блока и провести его аттестацию сразу после аварии, фактически, до истечения установленных правилами 180 дней. То есть избирательно применить процедуру в отношении одного из десятков находящихся в ремонте объектов, в нарушение действующих регламентов и не имея на это оснований.

— «Системный оператор», очевидно, действовал по регламентам рынка, поэтому его недовольство действиями ФАС вполне обосновано, — рассуждает директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин. — Другое дело, что ФАС говорит и о том, что «Юнипро» могла бы действовать на опережение ситуации и не давать простаивать мощностям более 180 дней. Если суд примет сторону ФАС, структура рынка изменится не в пользу генераторов, а оплачиваемый срок ремонта, вероятно, будет сокращен вдвое или втрое.

Партнер юридической компании «НАФКО-Консультанты» Павел Иккерт убежден, что у «Юнипро» есть перспективы в обжаловании решения ФАС. По его мнению, выводы службы не основаны на полном и всестороннем анализе норм отраслевого законодательства, а также не учитывают специфику регулирования отношений поставки мощности в рамках механизма ДПМ. Причем как в порядке ценообразования, так и в порядке подтверждения факта поставки мощности по договору ДПМ, говорит юрист.

— Решение ФАС является опасным прецедентом, поскольку, во-первых, поведение «Системного оператора», строго выполнившего все предписанные ему законом, подзаконными актами и регламентами требования, было трактовано как нарушение — продолжает представитель СО ЕЭС. — Во-вторых, оспаривание права любого «генератора» на получение оплаты в период проведения ремонтов разрушает финансовую основу электроэнергетики и ведет к невозможности поддержания оборудования в работоспособном состоянии.

Вопрос доверия

Разбирательство с ФАС может навредить не только устоявшейся системе в отрасли, но и инвестиционному климату в России. Так, в ассоциации «Совет производителей энергии» насторожены сложившейся ситуацией. Представитель организации пояснил «Известиям», что спор идет об условиях действующего механизма ДПМ. Это проверенный годами инструмент, который гарантирует строительство необходимого оборудования в установленные сроки и возврат вложенных инвестиций. Подобные споры в будущем могут привести к утрате доверия инвесторов и к снижению инвестиционной привлекательности отрасли в целом, считают там. 

— Любые подобные резонансные разбирательства привлекают внимание широкой аудитории, — отмечает управляющий партнер экспертной группы Veta Илья Жарский. — Уровень интереса к таким выгодным договорам для производителей электроэнергии может снизиться. На фоне санкций против российской экономики данное дело может негативно сказаться на общей инвестиционной привлекательности.

По его словам, заранее оговоренное условие долгосрочной поставки электроэнергии конкретным потребителям дает уверенность энергетикам в собственной устойчивости, а также формирует стабильный поток средств для формирования и поддержания производственных мощностей. Илья Жарский отмечает, что фактически за счет наличия такого договора компания может уверенно строить или модернизировать мощности — это гарантия возврата инвестиций в обмен на гарантию энергоснабжения. 

Ожидается, что энергоблок снова введут в эксплуатацию в III квартале 2019 года. Общий объем капитальных расходов «Юнипро» на ремонт оценивается в 39 млрд рублей. В отчете компании по итогам первого полугодия 2017 года говорилось о том, что стоимость работ может вырасти еще на 5 млрд рублей.

Несмотря на дорогостоящий ремонт оборудования и еще не завершившееся разбирательство с ФАС, «Юнипро» остается прибыльной компанией. В 2016 году, когда деньги по ДПМ перестали поступать, чистая прибыль по российским стандартам бухгалтерского учета (РСБУ) превысила 10 млрд рублей. В 2017 года она выросла втрое, до 30,1 млрд рублей. Растущие расходы на ремонт энергоблока также не заставили компанию отказаться от выплаты дивидендов. Из материалов «Юнипро» следует, что в 2017–2018 годах акционеры получат 28 млрд рублей.

 

Прямой эфир

Загрузка...