Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Александр Энберт: «Нет Петербурга без «Зенита» и СКА»

Российский фигурист — о серебре Олимпиады в командном первенстве, личной бронзе чемпионата Европы в Москве и любимых футбольных и хоккейных клубах
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Прошедший олимпийский сезон стал лучшим в карьере фигуристов Натальи Забияко и Александра Энберта. Они приняли участие в Олимпиаде в Пхёнчхане, завоевав серебро в командном первенстве, заняли четвертое место на чемпионате мира в Милане, а в январе выиграли бронзу чемпионата Европы в Москве. Россияне на 0,01 балла опередили лидировавших после короткой программы французов Ванессу Джеймс и Моргана Сипре. В интервью «Известиям» Александр Энберт поделился впечатлениями от главных соревнований в своей карьере, рассказал о росте внимания поклонников и планах на будущее.

— Можно сказать, что этот сезон стал самым эмоционально и физически насыщенным в вашей карьере?

— Конечно. В этом сезоне «самый» можно прибавлять к любому слову. Самый сложный, самый насыщенный, самый лучший, самый длинный — этот сезон был самым-самым во всех смыслах. Было сложно, но мы справились и очень рады.

— Это было для вас ожидаемо? Или есть ощущение, что в некотором смысле вы прыгнули выше головы?

— Сложный вопрос. Когда начинали сезон, не смотрели так далеко. Мы начинали с прокатов в Сочи, с «Челленджеров». Сконцентрировались на них, после поняли, что получаем неплохие баллы и можно уже концентрироваться на этапах Гран-при, стараться пробиться в финал. Для нас эти этапы получились очень сложными. Финал мы пропустили, но, в принципе, довольны своими выступлениями в серии Гран-при. И уже по-другому смотрели на своё будущее выступление в чемпионате России — постепенно прибавляли, ожидания росли. На протяжении сезона после каждого старта мы понимали, что можем выступать лучше, можем получить больше баллов, обходить одних спортсменов, бороться с другими. Такой прогресс шел на протяжении всего сезона, это нас подталкивало и давало силы.

— Что вы чувствовали, когда выиграли бронзу чемпионата Европы в Москве, опередив соперников на 0,01 балла?

— Это была действительно зрелищная ситуация. С другой стороны, нельзя сказать, что это единичный случай — такое бывало. Периодически на соревнованиях проигрывают сотые доли. Сложно сказать, с чем это связано. Французы здорово откатали короткую программу, а произвольная у них немного не получилась. Но это спорт — побеждает сильнейший. Сегодня это один спортсмен, завтра — другой. Уже на чемпионате мира Ванесса и Морган заняли призовое место. Собрались, откатали, сделали всё практически идеально. Идет борьба, многие страны претендуют на медали, много спортсменов, много пар. Кто-то подходит более подготовленным к одним стартам, кто-то — к другим. Тем эта борьба и интереснее — никогда не знаешь, кто победит. Каждый раз смотришь, как борются за баллы — за десятые и сотые доли. Такой азарт и спортивный дух рождается как раз в тех случаях, когда побеждаешь с небольшим перевесом.

— Вы довольны своими результатами на личных соревнованиях на Олимпиаде и в Милане?

— В целом доволен. Считаю, что мы показали — особенно на Олимпиаде — свой максимум. В Милане, наверное, был не самый лучший наш результат, но там у меня имелись небольшие проблемы со здоровьем. У меня была операция за день до короткой программы. Был очень сильный отек лица, под местной анестезией сделали операцию (было небольшое воспаление), назначили сильнодействующие антибиотики. Состояние было далеким от пика формы. Но ключевую роль в том, что у нас не получилось добиться результата, сыграло не это. Были помарки, но мы будем работать, стараться их исключать. Есть и прогресс: год назад на чемпионате мира мы были 12-ми, в этом — уже четвертыми. В следующем году, если продолжим в том же темпе, думаю, будет всё хорошо.

— Есть понимание, как изменится ваша программа на следующий сезон?

— Есть идеи, нужно их обсудить. Думаю, в течение недели всё решим: когда, где и с кем будем ставить программы, под какую музыку. У всех есть идеи: у меня, у Наташи, у наших тренеров. Обсудим, решим и, наверное, в мае начнем готовиться к сезону.

— Нина Мозер заявила, что на полгода отходит от активной работы. Насколько это повлияет на работу вашей группы?

— У нас очень хорошая команда. Вся работа выстроена и отлажена. Я уверен, что мы справимся в любом случае, а Нина Михайловна нас полностью не бросит — она будет помогать, советовать, предлагать планы работы. Не сомневаюсь, что команда будет хорошо работать. Будем ждать, когда Нина Михайловна наберется сил и максимально включится в работу с нами.

— Как оцениваете ваши шансы попасть в призеры ЧМ через год?

— К этому нужно стремиться. Конкуренты не стоят на месте, все идут вперед. Стараемся идти быстрее, догонять их и опережать. У нас есть силы и возможности для этого. Будем стараться. Я уверен, мы можем занимать высокие места на мировых первенствах и бороться со всеми лидерами нынешнего фигурного катания на равных.

— За сколько дней до Олимпиады вы узнали, что будете катать произвольную программу в командном первенстве?

— Когда были на сборах в Японии. Может быть, дней за 8–9 до того момента, когда мы оказались в Олимпийской деревне. Соответственно, за две недели до командного первенства.

— Морально успели перестроиться?

— Нам не пришлось сильно перестраиваться, потому что мы готовились к Олимпиаде. В любом случае это событие, требующее большой сосредоточенности. К тому времени, когда мы были на сборах в Японии, мы уже полностью подготовили себя к тому, что нам нужно будет выступать на Олимпиаде — неважно, будет это командное или личное первенство. Мы были уверены в себе. Это заслуга Нины Михайловны. И Наташа, и я сумели себя хорошо настроить. Когда мы узнали, что нужно выступать в команде, это придало еще больше сил. Мы очень долго этого ждали, очень хотели выступить на Олимпиаде. Это те соревнования, когда я не мог дождаться выхода на лед. Так было, наверное, первый раз в жизни.

— Тяжело было восстанавливаться перед выступлениями?

— Нет, всё прошло хорошо, на одном дыхании. Командные соревнования, затем короткая с произвольной программой в личных — и выдохнули. Для меня перерывов между соревнованиями было достаточно для восстановления. Прокаты шли не подряд, а с 1–2 днями отдыха. При этом отдыхаем не так долго, чтобы сбавить форму. Я находился в тонусе и на одном дыхании прошел всю Олимпиаду.

— Ощутили корейский колорит во время поездки в Пхёнчхан?

— В этой поездке — нет. Давным-давно я уже был в Корее на финале Гран-при, а также на одном из коммерческих шоу. Тогда и ощутил местный колорит, в том числе попробовал и местную еду. А в Олимпийской деревне пища была европейской. Если бы это было не в Корее, я бы даже не заметил отличий от России или Европы. Ты всё время проводишь в деревне или выступаешь — времени всё прочувствовать не было. Только один раз мы прогулялись до набережной. То ли я уже к этому был готов, потому что был в Корее раньше и примерно знал, что меня ждет, то ли потому, что было не очень много времени, но в этот раз я не проникся страной.

— Успели познакомиться с кем-то из звезд других видов спорта?

— Не то чтобы подружились, но периодически мы общались с женской командой по керлингу. Мы болели за них, переживали, а когда встречались, узнавали, как они. Женская команда по хоккею с самого начала была там, с ними мы периодически общались тоже. Встречаемся, спрашиваем: «Ну что, сегодня игра?» — «Да, сегодня с Америкой». Пожелали удачи, разошлись. Потом приехали наши хоккеисты. Но с ними я почти не пересекался, так как не остался до церемонии закрытия и уехал в Москву сразу после завершения соревнований у пар.

— Михаила Коляду приходилось поддерживать, когда его критиковали за падения?

— У нас была одна команда. Все понимали, что это спорт и неудачи могут быть у каждого. Нет спортсмена, который сказал бы, что никогда не выступает плохо. Мы помогали Мише оправиться от этих неудач, но без лишних слов — просто по-дружески подбадривали.

— Вы равнодушны к футболу и хоккею? Или за кого-то болеете?

— Большей частью равнодушен. В хоккее не знаю никого, кроме Овечкина, Дацюка и Ковальчука. Ковальчука знаю, потому что он играл за СКА, а в Петербурге ты болеешь за СКА по умолчанию. Нравится тебе хоккей с футболом или нет — неважно. Просто болеешь за «Зенит» и СКА, потому что это часть Питера. Нет Петербурга без «Зенита» и СКА. Очень рад за Дацюка, что он вступил в «Тройной золотой клуб» (неформальный список хоккеистов, выигравших за карьеру Олимпиаду, чемпионат мира и Кубок Стэнли. — «Известия»). Это великий человек. Вообще наши хоккеисты — красавцы. Олимпийское золото — это очень круто, кто бы что ни говорил. Ценность этой медали очень велика.

— Вы уже спланировали график отдыха?

— Скорее всего, отдохнем мы в мае. До мая у нас сборы в Сочи. Потом, наверное, будет одна постановка и — отдых.

Подписывайтесь на наш канал «Известия СПОРТ» в Twitter

 

Прямой эфир