Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Обменный курс
2018-03-19 13:53:23">
2018-03-19 13:53:23
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В начале марта Великобритания, голословно увязав отравление осужденного за шпионаж в пользу Лондона и позднее обмененного бывшего полковника ГРУ Сергея Скрипаля с действием российских спецслужб, объявила о высылке 23 российских дипломатов. По словам Терезы Мэй, это позволит нанести серьезный удар по российской шпионской сети в Англии. Ответ Москвы не заставил себя ждать — такое же количество британских дипломатов были объявлены персонами нон грата, от них потребовали покинуть Россию до 25 марта. Взаимные высылки лиц, подозреваемых в работе на разведку, в мировой дипломатической практике не редкость. Но иногда подобный «бартер» проходит весьма драматично, становясь темой для фильмов и книг. Наиболее интересные случаи обмена сотрудников силовых структур и не только — в материале портала iz.ru.

Просто бизнес

Говорят, что самый лучший разведчик — тот, имя которого никогда не становится известным. Не так получилось с Кононом Трофимовичем Молодым. Он родился в 1922 году в Москве, однако в 10-летнем возрасте выехал на учебу в США, где его приняла сестра матери. Почти закончив школу и попутно овладев английским и немецким языками, юноша вернулся в Советский Союз, где закончил школу, был призван в армию и попал на фронт — в годы Великой Отечественной Конон служил в разведке, ходил за линию фронта и добывал «языков».

После демобилизации поступил в Институт внешней торговли, где освоил еще и китайский. Его же он и преподавал после окончания вуза. Возможно, именно тогда на него обратили внимание органы безопасности, сотрудником которых он и стал.

В 1953 году Конон «выехал в Китай» — во всяком случае, именно такой была легенда, созданная для окружающих, в том числе для его жены Галины. На самом деле Молодый отправился в Канаду, где легализовался как Гордон Лонсдейл. Работа в Канаде была делом опасным из-за высокого шанса на разоблачение легенды, и Конона перебросили в Лондон.

Советский разведчик Конан Молодый, 1959 год

Фото: епродукция Фотохроники ТАСС

Обставившись как предприниматель, он начал обустраиваться. Примечательно, что сперва дела подставной фирмы шли неважно и убытки приходилось покрывать Центру. Однако позднее Молодый организовал бизнес так, что тот стал прибыльным (по иронии судьбы советский разведчик был даже удостоен награды за развитие предпринимательства от королевы Елизаветы II). Высокие доходы позволяли Молодому-Лонсдейлу вести шикарный образ жизни преуспевающего бизнесмена, что помогало заводить нужные для истинных целей знакомства.

Одним из таких ценных контактов Конона стал сотрудник базы королевских ВМС в Портленде Гарри Хаутон. Гарри в прошлом служил в британском посольстве в Варшаве, откуда его убрали из-за пьянства. Не исключено, что именно по этой причине его и удалось завербовать. Удачным для Москвы обстоятельством стало то, что подруга Хаутона — Этель Джи —трудилась на той же базе, обслуживая копировальный аппарат. Полученные от этой парочки данные о новейших военных разработках Британии Молодый, работавший под оперативным псевдонимом Бен, передавал в Москву.

Однако в 1960 году ЦРУ, благодаря перебежчику — офицеру польской разведки Михаилу Голеневскому — удалось выйти на Хаутона. Из Лэнгли информация о нем ушла в Лондон, где контрразведчики арестовали и его, и Молодого. Суд, не обратив внимания на недостаточность доказательной базы и отсутствие признательных показаний самого Конона, приговорил его к 25 годам тюрьмы. В его биографии на сайте Службы внешней разведки указано: «Во время ареста, следствия и судебного процесса Молодый К.Т. вел себя стойко и мужественно, не выдав никаких секретов».

В 1964-м Молодого переправили в ФРГ для обмена. За него Советский Союз отдал британского разведчика Гревилла Винна, разоблаченного и осужденного на 8 лет. Примечательно, что в Союзе Винн также действовал по легенде предпринимателя — после Второй мировой войны он занялся бизнесом, основав две компании, которые, помимо собственной деятельности, представляли интересы и других, более крупных фирм. Эта работа позволяла Винну свободно передвигаться по миру, в том числе бывать в СССР.

Во время одной из таких поездок на него и вышел Олег Пеньковский — полковник Главного разведуправления Генштаба. Именно Пеньковский после ареста в 1962 году и сдал Винна. Пеньковского позднее расстреляли, а Винна доставили на мост Глинике — этот объект оказался знаковым для советской и западных разведок. Именно на Глинике-брюке Винна и обменяли на Молодого. Его история, в том числе эпизод на мосту, легла в основу фильма «Мертвый сезон» с Донатасом Банионисом в главной роли. Сам Молодый, кстати, принимал участие в съемках картины в качестве консультанта — под псевдонимом Панфилов.

На том же месте

За два с лишним года до обмена Молодого на Винна на том же Глиникском мосту состоялось, пожалуй, одно из самых знаковых аналогичных мероприятий времен холодной войны. В феврале 1962-го американский военный летчик Гэри Пауэрс, который на своем U-2 выполнял разведывательный полет над Советским Союзом и 1 мая 1960 года был сбит в районе Свердловска, по этому же мосту начал путь домой.

Судебное заседание по делу американского разведчика Пауэрса Френсиса Гарри, 1960 год

Фото: ТАСС

Навстречу ему шел человек, которого позднее весь мир узнал как Рудольфа Абеля (он же — Вильям Генрихович Фишер), — работавший в США с 1948 года советский разведчик-нелегал. Абель, человек, уже имевший непростую, многослойную историю работы на советскую разведку, в 1948 году был направлен в США. Через несколько лет он возглавил агентурную сеть, добывавшую исключительно ценные для Москвы сведения. Его провал стал результатом предательства радиста-нелегала, работавшего под псевдонимом Вик.

В 1957-м Фишер (псевдоним Марк) был арестован агентами ФБР и приговорен к 32 годам лишения свободы. При аресте Фишер назвался Рудольфом Абелем — именем своего друга и коллеги по работе в разведке, которого уже два года не было в живых. Таким образом «новый» Абель давал понять своим куратором, что арестовали именно его.

Пять лет Фишер провел в заключении и так и не дал каких-либо показаний, интересовавших американцев. После длительных переговоров между Вашингтоном и Москвой стороны условились обменять Абеля на Пауэрса. Правда, советского разведчика «оценили» выше, чем американского пилота: в «нагрузку» к Пауэрсу на контрольно-пропуском пункте Check-Point Charlie был освобожден американский студент-экономист Фредерик Прайор, заподозренный в шпионаже.

Многие советские зрители ошибочно полагали, что прототипом главного героя «Мертвого сезона» Константина Ладейникова был именно Абель (кстати, уже в Союзе он был дружен с Молодым). Автор посвященной Абелю книги Николай Долгополов утверждает обратное: «Донатас Банионис играл не Абеля, а Конона Молодого — он же сэр Лонсдейл. Я могу сказать, нравился ли фильм двум друзьям — полковнику Молодому, он же Лонсдейл, и полковнику Фишеру, он же Абель. Первая серия им очень нравилась, потому что напоминала то, что они в принципе делали. Вторая серия — с перестрелками — вызывала лишь улыбку, потому что когда начинается стрельба — заканчивается разведка».

Cоветский шпион Рудольф Абель (слева) 

Фото: Getty Images

Впрочем, история как с арестом, так и с обменом Абеля нашла отражение в другом фильме — вышедшей на экраны в 2015 году ленте Стивена Спилберга с говорящим названием «Шпионский мост».

Свидетелей, которые смогли потом описать саму процедуру обмена Абеля на Пауэрса на Глиникском мосту, немного. Одна из них корреспондент агентства Reuters Аннет фон Брекер, которая оказалась на месте почти случайно. Эпизод она позднее описывала так: «Сцена была мирной, статичной и нереальной. Мужчины в зимних пальто, стоявшие на мосту двумя группами, которые были разделены белой полосой на дорожном полотне, обозначавшей, что здесь и есть «железный занавес». Когда я появилась, группы пришли в движение. Одна из них прошла на восток, другая — на запад, скрывшись под шторками в окнах лимузинов, которые сорвались с места, как ракеты».

На свободу без штанов

Глиникский мост стал рубежным и для знаменитого советского диссидента Натана Щаранского, который в 1978 году получил 13 лет тюрьмы за шпионаж. Вместе с ним Москва решила выдать еще троих шпионов — двух из ФРГ и одного из Чехословакии. В обмен на них Запад передавал Советскому Союзу пять человек, в том числе советского агента Евгения Землякова.

Сам Щаранский позднее утверждал, что США отказывались считать его шпионом и потому его должны были перевести через мост на полчаса раньше остальных участников сделки. Идя с одного берега к другому, Щаранский поинтересовался у сопровождавшего его посла ФРГ, где, собственно, проходит граница между двумя Германиями — и, по сути, между двумя мирами. Дипломат указал ему на жирную белую полосу на мосту — мол, это и есть граница.

Глиникский мост

Фото: Getty Images

По словам Щаранского, от радости он решил перепрыгнуть через этот символический рубеж, и в этот момент порвалась бечевка, которая вместо не положенного заключенным ремня поддерживала его штаны. «В последнюю секунду я буквально подхватываю брюки и беседую с журналистами, их придерживая, — вспоминал диссидент. — Многие до сих пор не понимают, почему на отснятых там кадрах я так странно держу руку».

«Обменяли хулигана…»

Впрочем, в годы идеологического соперничества СССР и Запада стороны менялись не только разведчиками — предметом сделки становились и люди, угодившие за решетку по политическим причинам. Один из таких случаев — обмен генсека чилийской компартии Луиса Корвалана на советского диссидента Владимира Буковского. Первый был арестован в сентябре 1973 года после военного переворота, устроенного генералом Аугусто Пиночетом, и оставался в заключении без суда.

Второй — публицист и нейрофизиолог — подвергался арестам четыре раза (в общей сложности Буковский провел под стражей, в том числе в психиатрических больницах, около 12 лет) и в 1971 году был приговорен к семи годам колонии и пяти годам ссылки. Если за Буковского вступились организации на Западе и пока еще малочисленные правозащитники в Советском Союзе, то за освобождение Корвалана мощную агитационную кампанию развернул СССР и находившиеся в его политической орбите страны.

Переговоры об обмене были непростыми, особенно с учетом того, что Советский Союз в 1973 году разорвал дипотношения с Чили. Лишь в декабре 1976-го ЦК КПСС одобрил проект указа президиума Верховного совета СССР «о выдворении Буковского В.К. из мест лишения свободы» за пределы страны и согласии принять Корвалана с семьей.

Прибытие в Москву Генерального секретаря Коммунистической партии Чили Луиса Корвалана

Фото: ТАСС/Песов Эдуард

Обмен состоялся 18 декабря в аэропорту Цюриха, на территории сохранявшей нейтралитет Швейцарии. Корвалан позднее сделал в Союзе три пластические операции и через несколько лет вернулся в Чили — через Венгрию и Аргентину. С этого момента и до падения режима Пиночета он жил на родине на нелегальном положении и под чужим именем.

А в Советском Союзе, где газета «Правда» назвала Буковского хулиганом, появилась не вполне пристойная частушка (авторство приписывают поэту Вадиму Делоне) про то, как «обменяли хулигана на Луиса Корвалана». Автор — или авторы — предлагали еще кого-то отыскать, чтоб «на Брежнева сменять». Но этой «замены» ждать оставалось еще несколько лет.

 

Читайте также