Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Вывести худруков из-под удара

Минкультуры предложило разделить зоны ответственности между художественными руководителями и директорами театров
0
Фото: ТАСС/Терещенко Михаил
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Театральный совет при Минкультуры обсудил новую схему управления гостеатрами. Речь шла о разделении зон ответственности между худруками и директорами. 

Поводом для встречи послужило письмо председателя Союза театральных деятелей России Александра Калягина, направленное на имя министра культуры Владимира Мединского. Автор предложил пересмотреть сложившуюся систему управления театрами.

Сегодня практикуются две модели: единоличное управление со стороны директора или художественного руководителя или разделение между ними зон ответственности. То есть директор отвечает за финансовую и хозяйственную часть (в случае чего — с него и спрос), а худрук — за репертуарную политику.

Вопрос, поднятый Калягиным, не праздный. У всех на слуху дело «Седьмой студии» и Кирилла Серебренникова. А в день совещания стало известно, что ФСБ возбудила уголовное дело в связи с хищением 45 млн рублей при строительстве новой сцены Малого драматического театра — Театра Европы, известного также как театр Льва Додина.

Члены совета еще до начала совещания обсудили эту историю.

— Я Додину с утра дозвониться пытался, узнать, что там у них, — говорил гендиректор Большого театра Владимир Урин. — А у него телефон отключен.

— Он его в три часа обычно включает, — делилась с присутствующими директор Театра Наций Мария Ревякина.

Успокоил руководителей Владимир Мединский, заявивший, что Лев Додин и его театр отношения к хищениям не имеют. Виноваты подрядчики. Все выдохнули и как будто повеселели. Заговорили о многообразии форм управления театрами.

— Я сейчас приведу два примера,  — начал было министр, но остановился и недоверчиво покосился на стоящий перед ним микрофон.

— А это чей?

— Телеканала «Культура», — отреагировали помощники.

— Смущает он меня, — сыронизировал министр. — Тогда не буду приводить два примера. А могли бы журналисты посидеть немного в переговорной? Угостите их нашими элитными сортами кофе.

Когда журналистов впустили обратно, Мария Ревякина рассказывала анекдот:

— В Советском Союзе изобрели автомат для бритья. Человек спрашивает, а как же, мол, всё это работает. Лица-то у всех разные. Ну, это до первого бритья! — закончила она и добавила, что у каждого театра должна быть своя модель управления. — Если есть театры, которые что-то хотят поменять, то ради бога. А есть театры, прекрасно работающие по устоявшейся системе, значит, надо оставить так, как есть.

Владимир Урин предложил смотреть на проблему трезво. 

— При подписании контрактов с худруками Минкультуры должно четко ставить вопрос: вы готовы брать на себя ответственность в том числе и за финансово-хозяйственную часть? Как только худрук говорит, что ничего не смыслит в финансах, должно следовать другое предложение. Хорошо, мы полностью вам доверяем репертуарную политику, а с директором сами заключим договор, — сформулировал свою позицию гендиректор ГАБТа. 

Ректор Щепкинского училища Борис Любимов напомнил, что при советской власти театральные конфликты носили идеологический характер, а сегодня — экономический.

Худрук РАМТа Алексей Бородин выразил обеспокоенность за коллективы, где появятся чуждые друг другу два руководителя.

— Мы же знаем, как из-за таких конфликтов театры буквально гибли. Особенно на периферии, когда два человека в равной степени отвечают за коллектив, — напомнил Алексей Бородин.

Директор Театра Вахтангова Кирилл Крок заметил, что дай бог, если в театрах на периферии есть хотя бы один сильный лидер.

Так обозначилась кадровая проблема. Мария Ревякина призналась, что на периферии порой идет откровенная война за пост директора театра.

— Мы знаем от наших коллег, что многие депутаты различных партий идут на какие-то курсы и хотят срочно стать во главе театров, при этом вообще ничего в них не понимая, — отметила она.

В заключительной речи министр культуры согласился, что должны быть разные модели управления.

— История показывает, что действительно бывают стычки между директором и худруком, но, думаю, это зависит не столько от системы, сколько от конкретных лиц, — сказал Владимир Мединский. — В Театре Вахтангова есть обе эти должности, а стычек нет.

— Они скрывают! — вмешался Владимир Урин, рассмешив коллег. 

— В письме Александра Калягина была оговорка, что директор назначается по рекомендации худрука, — продолжил министр. — Это снимает вопрос о конфликте. При этом, как вы заметили, желание «порулить» ведет к ответственности. Те примеры, что я приводил в отсутствие прессы, подчеркивают, что отговорки смехотворны.

Владимир Мединский предложил, чтобы директор назначался министерством по представлению худрука и нес индивидуальную ответственность. Если же худрук решит сохранить форму единоличной власти, то он должен написать письмо, в котором соглашается брать на себя всю ответственность.

— Таким образом, тема закрывается раз и навсегда, — заключил министр. — Но в случае чего, когда мы задаем вопрос, связанный с цифрами, отговорки из серии: «Ой, я артист!» не пройдут.

В итоге было решено «не рубить наотмашь», а постепенно вводить инициативы театрального совета в жизнь. Каждый театр вправе выбрать для себя удобную модель управления. По словам Владимира Мединского, Минкультуры совместно с СТД России разработает типовые договоры и распространит их по театрам, вначале федеральным, а после региональным.

 

Прямой эфир