Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Изобрести искусство

Пушкинский музей представил первую в России экспозицию Уильяма Генри Фокса Тальбота
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

ГМИИ имени А.С. Пушкина начал год с выставки одного из родоначальников фотографии — Уильяма Генри Фокса Тальбота. Около 150 оригинальных отпечатков 1840-х годов из британских музеев впервые демонстрируются в России и позволяют проследить не только первые шаги технологии, изменившей мир, но и рождение нового вида искусства.

Английский аристократ и ученый Тальбот начал экспериментировать с фотографией в середине 1830-х, а в 1841 году он запатентовал метод калотипии, в основе которого — печать изображения на бумаге, пропитанной хлоридом серебра. Правда, еще в 1837-м по другую сторону Ла-Манша Луи Жак Манде Дагер продемонстрировал свой способ фотофиксации, получивший название по имени создателя — дагеротипия — и ставший по-настоящему массовым.

Тальбот узнал об изобретении Дагера в 1839 году, и это стало для него ударом. Формально его опередили (даже если не считать еще более ранних, не вполне удачных экспериментов Жозефа Нисефора Ньепса). Однако суть дагеротипии и калотипии — различна: в первом случае изображение создается на медно-серебряной пластине, причем в единственном экземпляре. Тальбот же нашел способ тиражирования на бумаге с помощью негатива, так что именно его изобретения легли в основу дальнейшего развития фотоискусства.

По иронии судьбы, единственное изображение самого Тальбота на выставке — дагеротип из собрания Королевского фотографического общества. Снимок 1844 года, выполненный Антуаном Клоде, оформлен в золотистое паспарту и помещен в двустворчатый футляр из красного дерева. Художественная ценность этого экспоната — минимальна (черты и выражение лица изобретателя едва различимы), антикварная и историческая — огромна. То же справедливо и для двух предметов, предоставленных Политехническим музеем: камеры-обскуры и камеры-люциды.

И все же основу экспозиции составляют оригинальные калотипии Тальбота. Поначалу изобретатель занимался исключительно технической стороной — создавал детализированные отпечатки кружев и просил знакомых ответить, настоящие ли это ткани или изображения. Посетители ГМИИ могут почувствовать себя на месте участников эксперимента Тальбота и убедиться в невероятной реалистичности «кружевной» серии, представленной несколькими работами 1840 года.

Далее Тальбот научился делать факсимиле книг (вот оно, рождение ксерокса!), фиксировать изображение с микроскопа (первые шаги макросъемки?)... Переходя от одного экспоната к другому, посетитель совершает путешествие по истории фотоизобретательства. Что ни снимок — то новый этап, новое достижение прогресса. И всё же поворотным становится вовсе не техническое достижение, а на первый взгляд не особо примечательный снимок «Открытая дверь» (1844). К каменной стене прислонена метла, за ней — вход в здание, пересеченный тенью.

В авторской аннотации Тальбот пишет: «Главная цель этой работы — заявить о зарождении нового искусства, которое, мы верим, испытает расцвет в будущем. Взгляд художника всегда будет останавливаться там, где обычные люди не заметят ничего примечательного. Солнечный луч или тень, пролегающая на его пути, засохший дуб или покрытый мхом камень могут пробудить целый поток мыслей, чувств и живописных фантазий».

Тальбот оказался первым, кто увидел в фотографии не просто фиксацию реальности, а способ создания художественного образа. В том же году он пророчески пишет: «Ни один художник больше не будет утруждаться точным копированием натуры». Правда, его прогноз начнет сбываться лишь через четверть века, с появлением импрессионизма. Но тем символичнее, что в России работы Тальбота впервые демонстрируют в одном здании с шедеврами Моне и Дега.

 

Прямой эфир