Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
11 лишних боеголовок
2017-10-07 20:54:09">
2017-10-07 20:54:09
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Государственный департамент США опубликовал на своем сайте сводные таблицы стратегических вооружений России и США, подлежащих ограничению и сокращению по Пражскому договору 2010 года. Портал iz.ru вспомнил, что это был за договор и каковы его недалекие перспективы. 

Статистика дана на 1 сентября 2017 года без уточняющей разбивки. За Россией числятся 790 зачетных стратегических носителей (из них 501 развернутый) и 1561 боевой блок. За США — 800 носителей (660 развернутых) и 1393 блока.

Напомним, что, согласно Пражскому договору (он же СНВ-3, он же New START в американском обиходе), к февралю 2018 года стороны должны довести свои стратегические арсеналы до равных уровней — 800 носителей (из них не более 700 развернутых) и 1550 боевых блоков. Таким образом, если бы не 11 российских блоков, договор можно было бы счесть исполненным досрочно.

Автор цитаты

Пражский договор был подписан в 2010 году, а срок его действия истекает в феврале 2021 года. После этого стороны смогут по взаимному согласию продлить его.

Что в доме?

Структура российских вооружений, попадающих под ограничения Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ), согласно подсчетам руководителя проекта «Российские стратегические ядерные силы» Павла Подвига, выглядела на январь 2017 года следующим образом. Данные с незначительной погрешностью совпадали с теми, что были официально объявлены в США в апреле 2017 года (816 носителей, из них 523 развернутых, и 1765 блоков).

Ракетные войска стратегического назначения (РВСН) имели 286 межконтинентальных баллистических ракет (МБР) с 958 боевыми блоками: 46 тяжелых Р-36М2 (по 10 блоков), 30 УР-100НУТТХ (по шесть блоков; по мнению Подвига, с ракет снято боевое оснащение и они используются для испытательных пусков), 36 мобильных РТ-2ПМ «Тополь» (моноблочные), 60 шахтных и 18 мобильных РТ-2ПМ2 «Тополь-М» (моноблочные), 84 мобильных и 12 шахтных РС-24 «Ярс» (по четыре блока).

Ракетный подводный крейсер «Юрий Долгорукий»

Фото: ТАСС/Лев Федосеев

Морские стратегические ядерные силы (СЯС) были представлены 13 стратегическими ракетоносцами: три — проекта 667БДР, шесть — проекта 667БДРМ, один — проекта 941УМ и три — проекта 955. С исключением лодок, находящихся на ремонте и используемых в испытательных целях, подсчет дает 48 развернутых ракет Р-29Р (по три блока), 80 ракет Р-29РМУ2 «Синева» (по четыре блока) и 48 ракет Р-30 «Булава» (по шесть блоков) — всего 176 ракет с 752 блоками.

В дальней авиации эксперты насчитали 55 бомбардировщиков Ту-95МС и 11 бомбардировщиков Ту-160.

На март 2017 года, по данным предыдущего сообщения Госдепа (опубликовано в июле), США имели следующие развернутые наступательные вооружения, подпадающие под учет в рамках СНВ. Это 405 МБР Minuteman III (по одному боевому блоку, но могут нести до трех), 220 МБР Trident II D-5 на 14 подлодках типа Ohio (по 4–5 легких блоков W76, максимально до 14, по ограничениям СНВ-1 до восьми), а также 12 бомбардировщиков типа B-2A и 36 — типа B-52H. Кроме того, за американцами числились 49 пустых шахт для Minuteman III, 80 заблокированных либо неиспользуемых пусковых установок для Trident II D-5, а также восемь неразвернутых B-2A и десять B-52H. Всего 673 развернутых и 820 неразвернутых носителей, а также 278 ракет Minuteman III и 203 ракеты Trident II D-5 на складском хранении.

Межконтинентальный бомбардировщик-ракетоносец Boeing B-52 

Фото: Global Look Press/Tsgt/Terrica Y. Jones

Итоговый вид американских СЯС к февралю 2018 года, согласно действующему «Плану по реализации сокращения ядерных вооружений согласно новому договору СНВ», выглядит так: Штаты намерены оставить у себя 454 ракеты Minuteman III (из них 400 развернутых с 400 блоками), 280 ракет Trident II D-5 (240 развернутых с 1090 блоками), а также 66 бомбардировщиков — 20 B-2 (18 развернутых) и 46 B-52 (42 развернутых).

Зачем была нужна Прага?

Длительное охлаждение в области ядерного разоружения (отказ от ратификации подписанного в 1993 году СНВ-2, впоследствии замененного московским Договором о сокращении стратегических наступательных потенциалов (СНП) 2002 года) стало возможным «разморозить» после 2008 года. Приход к власти в Вашингтоне новой демократической администрации Барака Обамы и избрание президентом России Дмитрия Медведева символически позволяли обнулить накопившиеся противоречия и продвинуть процесс вперед.

Автор цитаты

Однако за этими благими пожеланиями всеобщего мира на Земле крылись и вполне прагматичные причины, которыми руководствовалась Москва, идя на новый договор СНВ.

Первая из них — резкое естественное сокращение российских СЯС по причине выбытия старых советских носителей (преимущественно оснащенных разделяющимися головными частями). Выбытие на тот момент еще не компенсировалось вводом новых ракет: «Тополь-М» закупался ограниченно и в основном для шахтных систем, а новые «Булава» и «Ярс» еще доводились. Поэтому Москва видела определенные шансы на то, чтобы «легализовать» это естественное сокращение своих арсеналов в рамках нового соглашения, обязывающего американцев на симметричные шаги.

Вторым важным фактором стала отмена жестких квот по компонентам стратегической триады. СНВ-1 определял, сколько каждый из участников договора имеет право развернуть наземных МБР, сколько морских, а сколько стратегической авиации. В Праге объем носителей и блоков был переписан общим итогом, а конкретное распределение внутри этого потолка стороны получили право осуществлять самостоятельно.

Президент СССР Михаил Горбачев (справа) и лидер США Джордж Буш-старший во время подписания Договора об ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-1)

Фото: РИА Новости/Юрий Абрамочкин

Следующей причиной был обременяющий контроль, запущенный в рамках договора СНВ-1 с 1991 года. В частности, дозволялись плотное наблюдение за ракетными заводами, а также многочисленные инспекции баз с развернутыми там ракетами. Устанавливалась обязанность передавать телеметрию со всех испытательных пусков ракет.

В Праге удалось отменить контроль производственных мощностей и сократить число инспекций. Передачу телеметрии ограничили не более чем пятью пусками в год, что было выгодно России, на тот момент разрабатывавшей сразу несколько проектов новых ракет и не желавшей делиться информацией с американцами.

Еще одним важным достижением Пражского договора для России стала отмена ограничений на площадь и количество районов патрулирования подвижных грунтовых ракетных комплексов (ПГРК). США таких систем не имеют, а в России ПГРК («Тополи» и «Ярсы») составляют важную часть сил ядерного сдерживания наземного базирования.

Что дальше?

Дальше у обеих сторон есть три возможных выхода. Первый вариант можно охарактеризовать как скандальный. Он подразумевает истечение срока действия договора и повисание вопроса о ядерном разоружении в вакууме.

Автор цитаты

Новая гонка стратегических вооружений крайне маловероятна, пример державам второго эшелона будет подан самый что ни на есть дурной. Поэтому такого исхода, скорее всего, до последнего постараются избежать.

Второй, инерционный и наиболее вероятный, вариант предусматривает продление действия Пражского договора еще на пять лет, то есть до 2026 года. Такой вариант предусмотрен (статья XIV) с оговоркой, «если не будет заменен ранее последующим соглашением о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений».

На данный момент Москва и Вашингтон близки к исчерпанию своих потенциалов ядерного сдерживания

Фото: Getty Images

Третий вариант, оптимистический и куда менее вероятный, представляет заключение того самого нового соглашения. На данный момент стороны близки к исчерпанию своих потенциалов ядерного сдерживания, и дальнейшее сокращение арсеналов должно увязываться с обязательствами в других областях. Скажем, США требуют начать диалог о контроле над тактическим ядерным оружием, а Россия — об ограничении развертывания американской глобальной системы противоракетной обороны (ПРО). Оба этих вопроса носят жизненно важный характер для обеих сторон, и уступки здесь возможны только согласованным крупным пакетом.

Нет ощущения, что взаимоотношения Москвы и Вашингтона находятся на том уровне доверия, когда такой пакет представлялся бы реалистичным. Подготовка же паллиативного соглашения, которое позволит сохранить лицо обеим сторонам, не поступившись в главном, при случае подождет и до 2026 года.

Загрузка...