Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
На пороге гражданской войны
2017-09-25 19:16:00">
2017-09-25 19:16:00
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На воскресенье, 1 октября, намечено проведение референдума о независимости Каталонии. Согласно соцопросам, противников развода с Испанией в регионе чуть больше, чем сторонников, — 49% против 41%. При этом большинство каталонцев считают, что имеют право провести плебисцит, в то время как Мадрид категорически против этого. О том, что сейчас происходит в Испании и каковы будут последствия референдума, — читайте в материале Iz.ru.

«Убирайтесь вон, испанские фашисты!», «Долой диктатуру властей в Мадриде!», «Мы мирный народ и не хотим войны. Просто дайте нам проголосовать».

Это — лозунги и призывы, которые звучат сейчас на улицах каталонских городов и в соцсетях, где схлестнулись сторонники независимости Каталонии от Испании и их противники-юнионисты. Слухи, подтверждения и опровержения распространяются молниеносно.

Плакаты и баннеры на улицах Барселоны

Фото: Global Look Press/ZUMA/Xavier Bonilla

На демонстрации юнионистов участники плевали в лицо и оскорбляли пожилую пару, проезжавшую по улице в автомобиле с каталонским флажком на лобовом стекле. На улицах Барселоны замечены бронированные армейские автомобили. Город патрулируется Гражданской гвардией. В порту из окна отеля засняли десятки полицейских машин, спрятанных от досужих глаз за забором. Грузчики отказались обслуживать суда с испанскими силовиками, вошедшие в барселонский порт.

Студенты в Барселоне захватили университет. Блогер заснял на смартфон состав с танками, которые перебрасывают в Барселону. Местная полиция арестовала испанского нацгвардейца, собиравшегося стрелять в народ. Проходят массовые аресты мэров городов и чиновников, выступающих за независимость региона.

Тысячи сторонников независимости Каталонии от Испании

Фото: Global Look Press/ZUMA/Miquel Llop

Разобраться в этой мешанине слухов практически невозможно. Курортная Барселона внезапно превратилась в очаг бунта: тысячи людей, координирующихся через WhatsApp и другие мобильные приложения, собираются на площадях, размахивая флагами региона и разворачивая транспаранты с призывами к созданию свободной и независимой Каталонии.

Если же нет — нет

Нынешний регион Каталония — исторический наследник независимого Барселонского графства, образованного еще в 988 году. Позже оно вошло в состав королевства Арагон, но на особых условиях. Барселонцы приносили арагонским королям особую клятву верности, аналога которой в средневековой Европе не было: «Мы, кто не хуже тебя, согласны принять тебя, кто не лучше нас, как нашего короля и суверена, на условиях соблюдения наших вольностей и законов; если же нет — нет».

Барселона, Испания

Фото: Global Look Press/ZUMA/Xavier Bonilla

С тех пор каталонцы ревниво следили за тем, чтобы сперва арагонские, а затем испанские короли соблюдали эти вольности и законы. Каталония неоднократно пыталась расширить рамки самоуправления — вплоть до полной независимости. Наиболее известным актом такого рода стало образование полунезависимого государства в составе Испанской республики в 1931-м.

Автор цитаты

Каталонцы тогда получили право на избрание собственного парламента, формирование правительства и суда и получили своего президента. Всех этих свобод каталонцы лишились, когда республика потерпела поражение в гражданской войне.

Вернуть их удалось лишь после окончания диктатуры Франко. В 1979 году регион получил автономный статус, были признаны права каталонского языка, вновь заработали парламент и правительство (женералитат). И с тех пор шаг за шагом, год за годом каталонцы терпеливо работали, чтобы превратить автономию в независимость. То, что львиная доля их доходов утекает в Мадрид, кажется жителям региона несправедливым. Исправить это они надеются, получив суверенитет.

В конце «нулевых» казалось, что цель сепаратистов близка как никогда: в 2010-м опросы показали, что более 90% жителей региона поддерживают отделение от Испании. В 2012 году в Каталонии прошла манифестация с требованием независимости, участие в акции приняли более миллиона человек. Наконец, в 2013 году была провозглашена декларация о суверенитете Каталонии. Двумя годами позже парламент принял резолюцию о создании независимой республики, а 8 сентября 2017-го утвердил порядок выхода региона из состава Испании.

Компенсация силой

Нельзя сказать, что центральное правительство в Мадриде сидело сложа руки. Власти королевства с тревогой наблюдали за происходящим, регулярно напоминая подданным, увлекшимся играми в независимость, о незаконности их действий. 2 декабря 2015 года, к примеру, Конституционный суд Испании признал незаконной резолюцию о независимости Каталонии. Слова регулярно подкреплялись демонстрацией силы — в моменты обострений Мадрид постоянно перебрасывал все новые отряды полиции в бунтующий регион.

Здание Конституционного суда Испании

Фото: commons.wikimedia.org

Но ни грозные окрики, ни полицейские отряды не помогали. Общенациональные партии постоянно терпели унизительное поражение. Днем позора для правящей в Испании Народной партии стало 27 сентября 2015-го: на выборах в местный парламент, состоящий из 135 депутатов, она получила 11 мест — лишь на одно больше, чем радикальная ультралевая и сепаратистская «Кандидатура народного единства».

Поскольку признавать своей вины в происходящем никто в Мадриде не хотел, потребовалось срочно найти виновных. И, разумеется, их быстро отыскали: безответственные каталонские политики, несознательные массы, а также — сюрприз! — Кремль.

Путин всюду

«В Каталонии на полную силу Россия задействовала тот же аппарат для распространения фейковых новостей, что использовала, надеясь ослабить США и Евросоюз. Наша редакция пришла к такому выводу, тщательно проанализировав пророссийские веб-сайты и профили в Facebook. Наряду с кампаниями, развернутыми в поддержку Brexit, Марин Ле Пен и немецких ультраправых, Кремль рассматривает каталонское движение за независимость как еще один инструмент, призванный расколоть Европу и усилить российское влияние на международной арене».

Кремль, Москва

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

Эта цитата взята не с сайта конспирологов, где собираются люди, уверенные, что главная цель Кремля — поработить свободные народы, сокрушить демократию и установить мировое господство. Вовсе нет. Эти слова принадлежат перу Давида Аландете — одного из самых известных авторов уважаемого испанского ежедневника El Pais.

Аландете вторит журналистка Мелисса России, раскрывающая коварные замыслы Москвы читателям Yahoo news: «В Каталонии сложилась беспрецедентная ситуация. Сепаратисты получают значительную поддержку из-за рубежа, особенно от основателя WikiLeaks Джулиана Ассанжа, который горячо поддерживает каталонскую независимость. Его давно подозревают в том, что он работает на Россию, которая пытается дестабилизировать западные демократии, поддерживая сецессионистские движения от Шотландии до Техаса. Барселона и окружающие ее курортные городки в регионе Коста-Брава — излюбленное место отдыха и второй дом для богатых русских, среди которых, возможно, есть главари мафии, предположительно связанные с Кремлем.

Автор цитаты

Некоторым предъявлены обвинения — но, если возникнет независимая и дружественная России республика Каталония, они могут быть сняты».

Таким образом, бесстрашные европейские журналисты и аналитики наконец выяснили: движение за независимость Каталонии инспирировано Москвой, из принципа стремящейся покончить с единой Европой. Не совсем понятно, правда, как с этой версией стыкуются массовые акции в поддержку Каталонии, проходящие по всей Европе — в частности, в Нидерландах, где протестующие кричали: «Мы знаем, каково жить под властью Испании!»

Испания гневом кипит

В сложившихся условиях у правительства в Мадриде есть, по сути, два выхода: либо беспомощно наблюдать за процессом распада страны, либо использовать силу. Второй вариант выглядит предпочтительнее: как показывают опросы, в том случае, если Мадрид согласится отпустить Барселону в свободное плавание, независимость поддержат 76,6% населения. Но если дело дойдет до противостояния — даже без оружия, с использованием лишь экономических мер, — то борьбу за свободу готовы вести лишь 37,3% каталонцев.

Сторонники референдума распространяют листовки во время марша 

Фото: REUTERS/Albert Gea

Учитывая, что на кону стоит само существование Испании как государства, неудивительно, что власти принимают жесткие меры, арестовывая сепаратистов, засевших на руководящих постах. Как поэтично охарактеризовал этот процесс испанский премьер Мариано Рахой, «мы имеем дело с незаконным переворотом, который мы спокойно ликвидируем силой демократии». Однако сейчас силовой сценарий, похоже, дал сбой.

Стремясь лишить женералитат контроля над вооруженными отрядами, базирующимися на территории региона, Мадрид подчинил их непосредственно центру. Временным командующим всеми подразделениями Гражданской гвардии, национальной полиции и автономной полиции Каталонии был назначен полковник Диего Перес де лос Кобос. Если гвардейцы и нацполиция восприняли изменения в командовании спокойно, то с автономными полицейскими, так называемыми моссос, которые находятся в прямом подчинении правительства Каталонии, возникла проблема. До сих пор неясно, кому они служат: каталонские власти утверждают, что «моссос» исполняют приказы Барселоны, а МВД Испании уверяет, что автономная полиция верна законным властям в Мадриде.

Без права на ошибку

Вопрос о «моссос», каким бы незначительным он ни казался, на самом деле является одним из ключевых. Если автономная полиция действительно отказалась выполнять приказы де лос Кобоса, то каталонские власти имеют в своем распоряжении 17 тыс. тренированных, вооруженных и обученных бойцов, готовых сражаться за национальную независимость.

Правда, вовсе не факт, что дело в принципе дойдет до противостояния. Прежде всего каталонское правительство, так яро борющееся за национальное самоопределение, представляет собой пеструю мешанину из умеренных правых, центристов и крайне левых, расходящихся практически по всем вопросам, кроме одного — независимости.

Автор цитаты

Если правоцентристы выступают за дальнейшую евроинтеграцию, то социалисты и крайне левые — за скорейший выход из состава Евросоюза.

В этих условиях, если Мадрид будет использовать политику кнута и пряника, обещая перераспределение налогов и угрожая военным положением, велика вероятность того, что правые и центристы предпочтут пойти на соглашение с федеральным центром, чтобы не доводить дело до гражданского конфликта. Есть, правда, сомнения, что после этого им удастся продолжить политическую карьеру — сторонники независимости вряд ли простят своим лидерам предательство.

Ясно одно: если сейчас испанское правительство не покончит с движением за сецессию быстро и решительно, лаской или силой лишив его лидеров и устранив экономические причины бунта, вскоре ему придется столкнуться с новой волной борьбы за каталонскую независимость.