Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Екатерина Мцитуридзе: «Кинорынки — лучший шанс презентовать страну»

Гендиректор «Роскино» — о том, как сделать российские фильмы «мягкой силой»
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

«Роскино», единственная государственная структура, занимающаяся продвижением российской кинопродукции в мире, готовится к участию в крупнейшем кинорынке Северной Америки — AFM в Лос-Анджелесе. Накануне события гендиректор компании Екатерина Мцитуридзе ответила на вопросы корреспондента «Известий».

— Можно ли назвать сумму сделок, совершенных на стендах «Роскино» в нынешнем году?

— Цифры еще не подвели, поскольку не все компании предоставили суммы сделок по рынку в Торонто и впереди еще рынок в Северной Америке, на который мы делаем традиционно большие ставки. Я приведу в пример статистику прошлого года. В 2016-м сумма продаж российских фильмов на девяти рынках составила $19,6 млн, а сборы наших картин в международном прокате выросли на 100%. В 2015 году 20 российских фильмов собрали $17 млн, в 2016-м — $35 млн.

Замечу, мы добились этого при довольно скромной поддержке со стороны Минкультуры, привлекая партнеров, и в первую очередь это наш постоянный партнер «Аэрофлот», топ-руководство которого в лице главы компании Виталия Савельева и вице-президента Вадима Зингмана понимает значение и нашей работы, и правильного позиционирования своей компании в ассоциации с социально важным проектом с высокой международной репутацией.

К тому же важно наличие хорошего контента — в этом году было несколько «прорывных» фильмов, продажи которых повысят, что называется, общую успеваемость. Это в первую очередь «Притяжение», «Викинг», «Время первых», «Невеста», несколько сильных анимационных фильмов, а также новые продажи — «Легенда о Коловрате», «Движение вверх», «Селфи» и «Собибор».

Отличные международные продажи у фильма «Нелюбовь» Андрея Звягинцева, но это единичный пример реализованного независимого проекта. Названную выше сумму за 2016 год заработали всего 20 российских проектов в очень разной пропорции. Скажем прямо, низкое количество качественных фильмов — один из ключевых вопросов, которые надо решать индустрии.

— Какие страны активнее всего интересуются нашими фильмами?

— В принципе все, всё зависит от качества проекта. И, разумеется, от маркетинга. Если качество проектов так или иначе улучшается, то пиар и реклама — стабильно провальный этап, что сказывается и на недопродажах на международные территории, и на сборах на внутреннем рынке.

Если говорить о самых активных покупателях, то это — Франция, Германия, Китай, страны Восточной Европы, Балтики, Ближнего Востока. Анимация хорошо идет и в Японии, и в Южной Корее. Латинская Америка покупает примерно от 5 до 10 наших проектов в год.

Глобальное направление, которое нужно «пробивать», — Северная Америка: США плюс Канада. Именно поэтому мы работаем там на всех важных рынках и организуем Неделю российского кино. В прошлом году она прошла при поддержке Гильдии режиссеров Америки при аншлаге.

— «Роскино» успешно продвигает отечественное кино на популярных видеоплатформах. Выживет ли в такой конкуренции уже архаичная и дорогостоящая система продажи фильмов на кинорынках?

— У нас есть опыт продажи российского контента на цифровые платформы, но чтобы быть успешными в «цифре», нужно системно и долгосрочно вкладываться в раскрутку, в продвижение, и необходимо намного больше качественных проектов. В России их пока недостаточно.

Что касается рынков, безусловно, они никогда не станут архаикой, поскольку кино, даже если оно исключительно коммерческое, — творческий процесс, и личное общение производителей, продавцов и покупателей ничем не заменишь. Это уникальная возможность для налаживания связей, контактов, обретения единомышленников, и, разумеется, рынки сплачивают профессионалов индустрии. А цифровые платформы — отличная возможность монетизации контента, но не на безальтернативной основе.

— Кинорынки — хороший шанс представить не только кинематографию, но и саму страну…

— Безусловно, это лучший шанс презентовать страну и та самая мягкая сила, о которой часто упоминает президент России. Только в прошлом году «Роскино» организовало 11 мероприятий в семи странах мира с участием 55 российских кино- и телепроизводящих, а также сейлс-компаний. На девяти рынках в общей сложности мы презентовали 76 проектов. Представители компании и российские продавцы контента провели более 2500 встреч и деловых переговоров с дистрибуторами, директорами сейлс-компаний международных рынков, журналистами, продюсерами, кураторами кинофестивалей.

Наши стенды и российские проекты в международных и российских печатных и электронных СМИ упоминались более 500 раз. Посещаемость стендов Roskino — Russian Cinema Worldwide и мероприятий в рамках фестивалей составила около 22 тыс. человек. Сюжеты о наших фильмах и о российском павильоне в Каннах, который ежедневно посещали в среднем 2 тыс. человек, вышли на CNN и Bloomberg.

Поэтому скажу коротко: Россия — я сейчас говорю о кино — интересна миру ровно настолько, насколько мы интересны самим себе. Несмотря на сложную международную обстановку, санкции, все демонстративно стараются нас поддерживать. На конференции в Лос-Анджелесе нашим ребятам стоя аплодировали, когда я сказала, что мы — одна семья с единым культурным кодом и едиными со всем миром гуманистическими ценностями, которые, кстати, во многом сформированы благодаря великой русской литературе как части золотого фонда мировой культуры.

— На кинофестивале в Венеции была представлена московская кинокомиссия. Каковы, на ваш взгляд, шансы Москвы как киногорода?

Коллеги из Европы высоко оценивают съемочные перспективы Москвы. Так или иначе условия, которые город обещает международным съемочным группам, вызывают интерес. У нас уже есть несколько интересных запросов, переговоры продолжились в Торонто, и сейчас мы формируем предложения. Разумеется, на первых этапах всё будет происходить в ручном режиме.

При этом с момента, как идея создания кинокомиссии Москвы получила поддержку мэра Сергея Собянина, мы уже немало продвинулись не только с точки зрения маркетинга, но и организационных вопросов. В данный момент работаем с руководителем департамента транспорта и развития дорожно-транспортной инфраструктуры города Максимом Ликсутовым. Вместе с его командой разработали схему новых правил. Одни призваны свести на нет бюрократические препоны, другие должны мотивировать наших зарубежных коллег снимать Москву в Москве, а не в Будапеште или Бухаресте, потому что так достоверней, менее затратно и лучше организовано. В ближайшем будущем вся информация будет доступна на специальном сайте.

Мы изучили опыт коллег из Парижа и Лондона, они открыты к общению и согласились принять на недельную безвозмездную стажировку сотрудников «Роскино», участвующих в организации кинокомиссии. Разумеется, большое внимание будет уделяться продвижению Москвы на ведущих локейшн-конвенциях и индустриальных рынках в течение ближайших двух лет.

Надеюсь, за это время будет принят важный для индустрии закон, который введет налоговые послабления, рибейты для международных производителей. А пока те же самые 20-процентные льготы, которые существуют во всем мире, должны компенсироваться за счет системных скидок на затраты на производство и льготных опций — их будет предоставлять город.

— На ваш взгляд, вписываются ли российские фильмы в мировой киноконтекст?

Российские фильмы вписываются в международный контекст гораздо реже, чем хотелось бы. Но и Москва не сразу строилась (улыбается). Все имена встроенных в мировой контекст вы знаете: Александр Сокуров, Андрей Звягинцев, Андрей Кончаловский, Алексей Герман-младший, дальше идут уже менее «встроенные», но вызывающие активный интерес Алексей Попогребский, Борис Хлебников, Кирилл Серебренников, Алексей Федорченко, Юрий Быков, Николай Хомерики, Сергей Дворцевой — боюсь кого-то пропустить.

Безусловно, знают в мире Никиту Михалкова, но он в последние годы к фестивалям равнодушен. Неделю назад в Телурайде (штат Колорадо), который считается одним из самых репутационно значимых кинофестивалей в мире, тепло принимали не только «Нелюбовь», но и «Тесноту» Кантемира Балагова, и «Заложников» Резо Гигинеишвили. 

— Успевают ли наши авторы следить за мировыми модными трендами в кино?

— На мой взгляд, у большинства авторов, успеваемость в этом предмете довольно слабая. Не только мало смотрят кино, но часто не в курсе технических и творческих нововведений, новых правил и новых возможностей. Не все, разумеется, но большинство. Если мы найдем партнера на проект, а мы над этим работаем, я мечтаю каждый месяц привозить в Москву на открытые мастер-классы известных продюсеров, режиссеров и сценаристов.

Думаю, одна личная встреча с Аароном Соркиным или Гильермо Дель Торо, например, в большом зале киноцентра «Октябрь» может расширить границы восприятия творческого процесса больше, чем десятки часов стандартных лекций, которые зачастую читают люди бесконечно уважаемые, но столь же бесконечно отставшие от реального процесса.

Справка Известий

«Роскино» занимается продвижением российских фильмов на международных кинофестивалях в Каннах, Венеции, Берлине, Торонто, кинорынках (AFM в Лос-Анджелесе, EFM в Берлине, Marché du Film и MIPCOM в Каннах) и премиях («Оскар», «Золотой глобус», премия Европейской академии кино).

Осуществляет поддержку дистрибуции российского кино и способствует привлечению инвесторов и партнеров, заинтересованных в совместном производстве с Россией.

 
Прямой эфир