Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Теракты 11 сентября 2001 года оказали огромное влияние на всю историю международного терроризма. Впервые экстремистской группировке удалось организовать акт таких масштабов и последствий. Счет жертв шел на тысячи, и эта атака заставила США начать войну в Афганистане, которая продолжается до сих пор.

«Аль-Каида» (запрещена в РФ), стоявшая за организацией терактов, рассчитывала, что они спровоцируют затяжную войну, которая мобилизует радикалов в мусульманских странах против США и Запада и позволит террористической группировке эту войну возглавить. Реальность оказалась совсем иной: западной коалиции удалось быстро уничтожить основные базы «Аль-Каиды» в Афганистане, в результате чего в течение нескольких следующих лет группировка отошла на второй план. После убийства ее лидера Усамы бен Ладена американским спецназом в 2011-м она перестала существовать как единая организация.

Однако распад и «расползание» организации привели к росту угрозы терроризма. Именно на обломках «Аль-Каиды», взявших другие названия, возникли наиболее крупные террористические группировки современности — ИГИЛ и «Джебхат ан-Нусра» (обе запрещены в России), действующие в Сирии. В Южной и Центральной Азии многие аль-каидовцы присоединились к отрядам «Талибана» и «Исламскому движению Узбекистана» (запрещены в РФ), укрепив в них идеи построения глобального террористического государства. Старые «аль-каидовские» связи и каналы взаимодействия привели к формированию «террористического интернационала» в современном виде, возможности перемещения боевиков между горячими точками, сотрудничества и тактических союзов между различными сегментами экстремистского подполья по всему миру.

Фантазии уничтоженных лидеров терроризма начала 2000-х во многом воплощаются в Сирии. Но это результат не трагедии 2001 года, а последующих действий великих держав. США, руководствуясь страхом и желанием уничтожить все недружелюбные режимы, которые хотя бы теоретически могли спонсировать терроризм, в ходе «арабской весны» свергли или ослабили большинство режимов, контролировавших ситуацию. Но ликвидация сильных государств, которые могли бы противостоять политике США, породила едва ли не более опасный для всего мира хаос.

Непоследовательная и недальновидная политика в Ираке привела к реваншу радикалов после вывода американских войск и появлению на иракских и сирийских землях квазигосударства, основной целью которого стала террористическая война против остального мира. У «детей» и «внуков» организаторов терактов 11 сентября появились достаточные средства от контроля над месторождениями нефти и наркоторговли, которые позволяли в последние годы вести масштабную войну против вооруженных сил с использованием бронетехники и артиллерии.

Мир пережил новую вспышку терактов. Ее нельзя назвать беспрецедентной — в первой половине 2000-х по миру уже прошла волна масштабных преступлений международного терроризма: захват заложников в Беслане (2004 год, более 300 погибших, более 700 раненых), взрывы в Мадриде (2004 год, 190 убитых, более 2000 раненых) и Лондоне (2005 год, 52 убитых и 700 раненых). Для современности характерны менее масштабные по числу жертв теракты, совершаемые с помощью самодельных бомб, холодного оружия или даже транспортных средств одиночками или небольшими ячейками, которые поддерживают связь с террористическими центрами на Ближнем Востоке только через интернет.

Однако мир сталкивается и с принципиально новыми проблемами. Вложение больших средств в пропаганду через интернет позволило террористам завербовать несколько десятков тысяч человек по всему миру. Они выезжали в Сирию и Ирак, участвовали в боевых действиях, а позже либо вернулись на родину со специальными заданиями, либо бегут сейчас, после поражений ИГИЛ, унося с собой навыки террора и укрепившиеся экстремистские взгляды.

Спецслужбам, к сожалению, удается отследить не всех террористов-«эмигрантов», кроме того, многие радикалы скрываются в других странах, смешиваясь с потоками сирийских беженцев или получая фиктивные документы. Сейчас уже известно, что крупные общины бывших боевиков действуют в Албании, Турции, Австрии и на Украине. Пока они не слишком активны, но в долгосрочной перспективе, скорее всего, возобновят террористическую и криминальную деятельность. Есть сведения, что уже сейчас «террористический интернационал» пытается поставить под контроль каналы контрабанды героина от Афганистана до европейских государств, чтобы финансировать дальнейшие теракты.

Питательной средой для экстремистов становятся «горячие пригороды» европейских столиц, бедные и неинтегрированные в социум, где процветает теневой рынок, нелегальная миграция и криминал.

Террор профессионализируется, смешивается с криминальными схемами, теневым бизнесом, укрепляется в новых для себя регионах Западной Европы и постсоветского пространства. Даже после ликвидации основных позиций ИГИЛ и «Ан-Нусры» в Сирии и Ираке террористическое подполье сохранит потенциал для роста масштабов и совершения более кровавых и опасных терактов.   

Спустя 16 лет после трагедии 11 сентября окончательно ясно, что мир не стал безопаснее, а угроза терроризма — общий вызов. Терроризм нельзя победить локально или силами неких отдельных коалиций. Как бы банально и просто ни звучало — необходимо сотрудничество всех государств. И альтернативы этому нет. Борьба с терроризмом должна вестись без оговорок и исключений.

Автор — эксперт Российского совета по международным делам (РСМД), специалист по Афганистану, странам Центральной Азии

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир