Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Фильмы «Теснота» и «Заложники» стали главными фаворитами «Кинотавра»

На кинофестивале в Сочи прошли показы картин Кантемира Балагова, Романа Волобуева, Виталия Суслина и Резо Гигинеишвили
0
Фото: кадр из фильма «Теснота»/kinopoisk.ru
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Сочи в самом разгаре 28-й кинофестиваль «Кинотавр». В этом году в конкурсной программе немало известных имен. Фаворитами же стали драма дебютанта Кантемира Балагова «Теснота», ранее завоевавшая приз FIPRESCI в Каннах, и «Заложники» Резо Гигинеишвили. Впрочем, публика не менее тепло принимала и другие премьеры, да и симпатии критиков разделились.

Конкурс стартовал громко — «Блокбастером» Романа Волобуева. И дело не только в звучном названии, но и в скандале, устроенном режиссером. Перед показом Волобуев заявил, что убрал свое имя из титров, потому что не согласен с финальным монтажом, на котором настоял продюсер Илья Стюарт. Однако, возможно, последний был не так уж неправ — комедия о проблемах девушек, приехавших покорять столицу, вышла цельной, смешной и динамичной. Мечтая о «красивой жизни», Наташа (Анна Чиповская) из города Электроугли грабит кредитную организацию, да еще берет в заложники известную телеведущую Лизу (Светлана Устинова). По ходу действия героини из врагов превращаются в подружек.

Первые зрители не совсем поняли, что же не устроило Волобуева в получившейся картине. По словам режиссера, он планировал сделать больший уклон в социальную драму. О том, было ли вмешательство продюсера напрасным, мы узнаем уже совсем скоро: фильм стартует в прокате через месяц.

А вот когда выйдет в прокат другой фильм — камерная, глубоко трогающая эмоционально «Теснота» Кантемира Балагова, пока непонятно. История любви еврейской девушки, живущей в Нальчике, и кабардинского парня снята в жанре псевдодокументалистики, с участием непрофессиональных актеров. В частности, в ленте используется шокирующая жестокостью съемка из архива чеченских боевиков (многие зрители на этом моменте просто выбегали из зала). Всё остальное время в кадре — крупные планы лиц, причем окружающее пространство вокруг героев нарочито смазано — эффект тесноты пространства ощущается почти физиологически. Сюжет развивается медленно, но напряжение достигается за счет переживаний героев. 

Еще один фильм на стыке документального и художественного кино — «Голова. Два уха» Виталия Суслина. Открывают картину сцены деревенской жизни — бытовые зарисовки на фоне почти левитановских пейзажей. По сюжету 25-летнего скотника Ивана Лашина (он играет в картине сам себя) обманывают мошенники, уговорив его взять кредиты. Суслин рассказал эту грустную историю, основанную на реальных событиях, с мягким юмором и искренней любовью к герою. И хотя за Лашина безумно обидно, от ленты остается светлое ощущение — редкое качество для современного авторского кино.

Впечатлили и «Заложники» Резо Гигиенишвили. Сделавший себе имя на попкорновых комедиях, Резо неожиданно взялся за серьезную тему — грузинскую трагедию 1983 года. Тогда несколько представителей местной «золотой» молодежи решили угнать самолет и улететь на нем в Турцию. Попытка побега из СССР не удалась, три члена экипажа погибли, а самих террористов после суда расстреляли. Для родины самого Гигиенишвили эта тема не потеряла актуальности — некоторые очевидцы событий до сих пор живы. Поэтому рискнуть и взяться за такое кино — сильный поступок и с режиссерской, и с человеческой точки зрения.

На показе «Заложников» царила гробовая тишина с первого до последнего кадра. И никто не ушел, пока не закончились финальные титры. У режиссера получился стопроцентно зрительский фильм, но с глубоким подтекстом, который массовое кино почти утратило. Авторы не дают однозначных оценок поступку молодых людей и советской эпохе как таковой. Но по мере развития сюжета подспудно возникает сочувствие к молодым повесам, погубивших себя ради мечты об американском рае с пепси-колой и джинсами.

 

Прямой эфир