Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Общество
В зарубежных БАДах для похудения нашли бактерии и плесневые грибы
Спорт
МОК пересмотрел результаты Олимпийских игр 1900 года
Общество
Постпредство РФ при ООН прокомментировало гибель журналиста НТВ
Мир
Трамп раскритиковал США за поддержку Украины
Мир
В США сообщили об ударе хуситов по украинскому судну в Аденском заливе
Недвижимость
В Москве доля продаваемых квартир в пятиэтажках достигла минимального показателя
Происшествия
Четыре человека пострадали при атаке дрона ВСУ на село в Белгородской области
Мир
Байден пообещал Зеленскому «некоторое количество» систем Partiot
Культура
«Слово пацана» признан лучшим онлайн-сериалом на Премии АПКиТ
Мир
Порошенко заявил о наступающей энергетической катастрофе на Украине
Мир
Байден исключил отправку войск США на Украину в рамках подписанного соглашения
Мир
Уехавшим за рубеж украинцам напомнили про дедлайн постановки на воинский учет
Мир
В G7 подтвердили выделение Киеву $50 млрд за счет замороженных активов РФ
Экономика
Банк России временно отменил утренние торги на Мосбирже
Общество
Минцифры окажет поддержку семьям попавшим под удар в Горловке журналистов НТВ
Мир
Депутат бундестага заявил об эгоизме США в отношении Европы
Наука и техника
Глава «Росатома» рассказал о желании многих стран сотрудничать с РФ
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Второй молодежный арктический форум завершился в Санкт-Петербурге 5 марта. На него приехали более 500 студентов, школьников и молодых специалистов. Почти каждый из них давно увлечен Севером и готов предложить немало идей по развитию российской Арктики. Организаторы именно таких и искали — с блеском в глазах и желанием что-то менять. Заместитель председателя Комитета Санкт-Петербурга по делам Арктики Андрей Анохин уверен, что интеграция молодежи в арктическую повестку — одно из важнейших направлений государственной стратегии. «Известия» спросили у него, что именно новое поколение может сделать для северных регионов и как его туда привлечь.

— Андрей Юрьевич, где вы нашли для форума столько молодых людей, увлеченных Арктикой?

— Когда я в 2021 году я пришел в комитет по делам Арктики, сразу досконально изучил основной документ, связанный с макрорегионом: это государственная стратегия по его развитию, рассчитанная до 2035 года, плюс все правительственные акты. И мне стало ясно, что без интеграции молодежи в государственную арктическую повестку, реализация ее потенциала будет не такой высокой, какой должна быть с учетом геополитической обстановки.

Но было также понятно, что это невозможно сделать сверху, пытаться навязывать молодежи какие-то идеи. Нужно, чтобы движение прорастало снизу, объединяло студентов, молодых специалистов, которым уже интересна Арктика и которые получают профессии, так или иначе востребованные в Арктической зоне. Более того — у которых сформирована патриотическая позиция. И нужна была общая цель. В работу включились вузы, активные студенты, создавалась основа некоего диалога между молодежью и государством.

Участники Второго молодежного арктического форума

Участники Второго молодежного арктического форума

Фото: пресс-служба АНО «Остров фортов»

Потом начался долгий период поиска этих ребят. Пришлось объездить много вузов, с каждым встретиться, поговорить. Мне показалось, что ко многим никто вот так не приезжал, с ними никто не разговаривал. А ведь это ребята, которые полностью стоят на государственных идеях.

В апреле 2023-го мы провели Первый молодежный арктический форум. Комитет, вузы помогали с помещением, освещением и другими подобными вещами, но мы совершенно не влезали в повестку и не озвучивали никаких тезисов. Программу ребята готовили сами. И что я увидел? Блеск в глазах, отсутствие желания поскорее уйти и мысли, которые полностью совпадают с государственной стратегией.

Затем поднялся интерес в других регионах, и было принято решение выходить на всероссийский уровень. То, что получилось, вы увидели. Это только начало.

— Что сейчас молодежь может сделать для Арктики? Каким направлениям вы уделяете больше внимания?

— Для нас важно в первую очередь аккумулировать энергию и инициативы молодых ребят. Они могут быть связаны с научной деятельностью и с различными профессиями, потому что многие проходят практику в Арктике, ездят в северные регионы, чтобы понять, готовы ли они в будущем в это вкладываться.

Плюс туристическо-рекреационная деятельность, чем занимаются, например, Санкт-Петербургский государственный архитектурно-строительный университет (ГАСУ) и Санкт-Петербургская государственная художественно-промышленная академия им. А.Л. Штиглица. Их студенты уже предложили свое видение, какой должна быть Арктика в депрессивных регионах, сделали эскизы, проекты, которые мы готовы внедрять.

Старший преподаватель кафедры геотехники СПбГАСУ Андрей Бояринцев у секции «Суровые климатические условия: Жизнь и работа» на I Арктическом молодежном форуме

Старший преподаватель кафедры геотехники СПбГАСУ Андрей Бояринцев у секции «Суровые климатические условия: Жизнь и работа» на I Арктическом молодежном форуме, 2023 год

Фото: медиацентр АМД «Ледокол»/Александра Еремеева

На самом деле молодежи сейчас предоставляется большой спектр мер и возможностей. И рабочие места, и уровень заработной платы, и арктическая ипотека.

Первая группа, с которой мы работаем, — молодые специалисты. Пока они учатся в вузе, показываем им возможности, даем понимание того, что делает государство, чтобы они могли реализоваться в этой повестке. Вторая — ребята, которые только интересуются Арктикой. Для них хотим приоткрыть завесу, рассказать о Севере подробнее. И третья группа — школьники. Во многих школах сейчас создаются арктические классы, есть даже специальные уроки по макрорегиону. Всё это горячо поддерживаем.

Ребята должны понимать, что Арктика — их точка самореализации и потенциала, и что за Арктику сейчас идет большая и серьезная геополитическая борьба, которая будет только усиливаться.

Очень много идей молодежи связаны с научными разработками. Это, например, медицинское оборудование. И еще у нас обнаружилась интересная вещь: пропаганда арктической повестки. Думаю, скоро в Петербурге даже зародится некое литературное движение, которое будет писать об Арктике, как это было и раньше.

— А как удержать молодежь на Севере? Ведь могут приехать на энтузиазме, оглядеться вокруг и уехать. Не все арктические города привлекательны.

— Как минимум там появляется возможность серьезного карьерного роста. Специалист, который получит специальность в Арктической зоне, будет на одну-две ступеньки выше того, кто будет развиваться в другом регионе. Уровень заработной платы приличный, есть точка самореализации. Ты можешь спланировать жизнь, у тебя будет более доступное жилье. Ты видишь наперед, где ты работаешь, как растешь, как меняется твой доход и так далее.

Мурманск
Фото: РИА Новости/Дмитрий Дубов

— То есть они действительно готовы ехать и что-то строить для себя?

— Для страны.

— Но жители из северных городов продолжают уезжать «на большую землю». Молодые люди могут остановить этот отток?

— Конечно. Если им дадут возможность самореализации и будут помогать воплощать интересные идеи и концепции. В этом будущее.

— А нужно ли это, на ваш взгляд? Сейчас многие компании, базирующиеся в Арктике, всё больше привлекают к работе вахтовиков, которые приезжают и уезжают. Всё-таки климат суровый. Может, так и надо поступать?

Думаю, возможны разные подходы. Есть молодые люди, которые влюбляются в Арктику. Плюс приезжать нужно именно в молодости, когда есть желание, силы, интерес и прочее. Именно эту мысль я всегда и пытаюсь донести. И, повторюсь, с ребятами нужно разговаривать, с ними нельзя ставить барьеры, с ними нужно говорить честно. Если есть проблемы — вместе вырабатывать решения.

Конечно, вахтовый метод в Арктике тоже допустим. Можно даже работать ради Севера не в северных городах. Ведь нужны специалисты, например, в судостроении, логистике, коммуникациях и связи и прочее — и это могут быть предприятия, которые находятся не в Арктической зоне. Но они всё равно работают на общую стратегию.

Сейчас многие пишут об Арктике в соцсетях, в СМИ, руководство вузов рассказывает о ней студентам. Формируется очень серьезное молодежное ядро. Безусловно, есть и определенные проблемы. Не всегда наша активность горячо приветствуется, но мы выполняем задачу, которую ставит президент, исходя из понимания, как нужно работать, чтобы дать стране результат.

Ребенок катается на самокате во дворе жилого дома в Воркуте

Ребенок катается на самокате во дворе жилого дома в Воркуте

Фото: РИА Новости/Мария Плотникова

— Какие это проблемы?

Одна из проблем — практическое внедрение тех идей, которые есть у молодежи. Были экспедиционные поездки в депрессивные регионы, были сделаны замеры, исследования, произведены эскизы. И, по сути, депрессивный регион в случае реализации этих идей превращается в центр туризма, куда будет интересно ездить. Но дальше вопрос — как внедрять? Это коммуникации с регионами, чиновниками. Есть трудности совместного преодоления, некоторые барьеры.

Но ничего. У нас есть консолидация с серьезными силами. Студентов поддерживают на высоком уровне. Есть очень много профессионалов, которые, может, и не знакомы друг с другом, но понимают общий путь и стратегию, что и дает результат.

— А есть ли города, в которые молодые люди совсем не хотят? Очень многие жители, например, уезжают из Воркуты, и небезосновательно.

— Воркута всем нравится. Да, с одной стороны, депрессивный город, а с другой, например, для студентов ГАСУ и академии Штиглица — это самое замечательное место для научных исследований. Они видят целые заброшенные здания, пустые дома и думают, что там можно сделать, как повысить привлекательность таких мест. Для них это интересная задача, которую действительно надо решать.

Прямой эфир