Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Глава МИД Венгрии отказался оценивать вопрос о легитимности Зеленского
Мир
СМИ сообщили о послании стрелявшего в Трампа на игровой платформе Steam
Мир
Власти Крыма сообщили о принятых мерах безопасности с учетом угроз Киева
Политика
В Совфеде раскритиковали Дуду за слова о возможности войны РФ и НАТО
Армия
Силы ПВО за ночь уничтожили 35 беспилотников ВСУ над Брянской областью и Крымом
Мир
Во Франции узнали о планах Зеленского обвинить Россию в срыве переговоров
Общество
Возгорание кровли многоквартирного дома в Ставрополе ликвидировано
Мир
Сийярто отреагировал на отказ стран Прибалтики от встреч ЕС в Венгрии
Происшествия
Пять человек пострадали в Белгородской области в результате обстрелов ВСУ
Общество
Сотрудники УФСБ по ДНР предотвратили теракт на территории региона
Мир
В Молдавии рассказали об обострении отношений с Гагаузией и Приднестровьем
Мир
Шольц призвал мировые державы вернуться к диалогу о контроле над вооружениями
Мир
Сийярто отметил потерю конкурентоспособности и мира в ЕС при фон дер Ляйен
Мир
Маск ответил на обвинения Байдена в намерении «купить» президентские выборы
Мир
На БРИКС приходится около четверти от мирового экспорта вакцин и препаратов
Туризм
Россияне стали чаще выбирать Заполярье и Дальний Восток для летних отпусков
Мир
Фон дер Ляйен пообещала превратить ЕС в оборонный союз
Мир
Внучка Трампа выступила на съезде Республиканской партии
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На фоне происходящих в мире масштабных геополитических событий всё больше внимания привлекает к себе африканский континент. Богатая ресурсами, но пребывающая в состоянии постоянной политической нестабильности Африка стала в последние годы местом пересечения экономических и политических интересов мировых держав. Как утверждают ученые, уже в следующем десятилетии этот континент станет главным источником сырья для мировой промышленности. Ключевым государством Африки является Демократическая Республика Конго (ДРК). Некогда бельгийская колония, долгое время находившаяся под абсолютным влиянием США, сейчас она имеет экономический потенциал, сравнимый с сильнейшими региональными державами, и при этом остается одной из беднейших стран мира. Сколько триллионов закопано в недрах Конго и чем опасно это богатство, разбирались «Известия».

Бонанза

Демократическая Республика Конго, будучи второй по размеру африканской страной, невероятно богата природными ресурсами. Здесь найдены и добываются нефть, уголь, алмазы, кобальт, цинк, серебро, вольфрам и другие редкие металлы. Причем доля республики в общемировом объеме добычи кобальта, который используется в производстве литийионных аккумуляторов, достигает 70%. Почти такая же ситуация с танталом и колтаном (раствор колумбита и танталита), необходимыми в производстве электронной техники, в частности, военного назначения. Кроме того, ДРК занимает четвертое место в мире по добыче алмазов.

Однако у этого изобилия есть и африканская специфика. Политическая нестабильность и, как следствие, децентрализация власти привели к тому, что почти 30% всей горнодобычи осуществляется кустарным способом во вручную вырытых шахтах, где не работают нормы безопасности и активно используется детский труд. И только в последние два года правительство Киншасы (столицы Конго) пытается привести эту ситуацию под государственный контроль. Следует отметить, что за это время ДРК стала одной из самых быстро развивающихся экономик Африки (+8,5% ВВП в 2022 году).

Шахтеры около транспортера с золотоносной рудой на руднике Кибали, провинция Верхнее Уэле

Шахтеры около транспортера с золотоносной рудой на руднике Кибали, провинция Верхнее Уэле

Фото: REUTERS/Hereward Holland

До начала 2000-х эта страна, как и ее соседи по Центральной Африке, исправно выполняла функцию ресурсной базы для Европы (в основном Франции) и США, даже несмотря на формально независимый статус, полученный в 1960 году. Основные активы находились под контролем американских (First Quantum Minerals, Barrick Gold, Chevron Texaco и другие) и европейских (Glencore, Areva) компаний. Для Вашингтона этот источник до сих пор имеет стратегическое значение. По некоторым данным, 75% кобальта и 50% тантала, используемых в американском ВПК, добываются в Конго.

К слову, главную роль в лоббировании интересов Вашингтона долгое время играла семья Клинтон. В 2007 году работавшая в Конго Lundin Group передала Clinton Foundation $100 млн «пожертвований» для программы фонда по борьбе с бедностью. Три года спустя Хиллари Клинтон (на тот момент госсекретарь) принудила правительство страны отозвать свое решение о национализации принадлежавших Lundin Group медных рудников.

Медный рудник Мутанда в Демократической Республике Конго

Медный рудник Мутанда в Демократической Республике Конго

Фото: Getty Images/Per-Anders Pettersson

В 2016-м в скандал угодил уже супруг Хиллари. После публикации «панамских документов» выяснилось, что 42-й президент США получил $650 тыс. таких «пожертвований» через семейный фонд от правительства ДРК в качестве гонорара за выступление. Как посчитали в Forbes, эта сумма на тот момент соответствовала годовому подушевому заработку 2813 конголезцев. По данным из утекших в Сеть документов, политические элиты Конго и крупный западный бизнес сформировали огромную коррупционную структуру, в которой только офшорных компаний было использовано более 200 тыс.

Гости с Востока

С началом XXI века в Африку стали активно приходить китайские инвестиции. За первое десятилетие капиталовложения из Поднебесной выросли в 22 раза, до $220 млрд, а объем выданных кредитов к 2017 году вырос в 74 раза ($100 млрд). ДР Конго же благодаря огромной ресурсной базе стала, по выражению китайской прессы, «эпицентром инвестиционной активности» КНР на континенте. Пекин осуществил масштабные вложения в сельское хозяйство, горную добычу и производство каучука. С 2015 года импорт кобальта в Китай вырос на 3000%, медной руды — на 1700%. За 20 лет Пекин фактически вытеснил США из Конго. Последним крупным американским активом в горнодобывающей отрасли страны стала компания Tenke Fungurume Mining, которая была продана China Molybdenum в 2020 году.

Заведующий Канцелярией Комиссии ЦК КПК по иностранным делам Ван И и министр иностранных дел Демократической республики Конго Мари Тумба Нзеза во время подписания соглашений в Киншасе. 2021 год

Заведующий канцелярией Комиссии ЦК КПК по иностранным делам Ван И и министр иностранных дел Демократической Республики Конго Мари Тумба Нзеза во время подписания соглашений в Киншасе, 2021 год

Фото: Global Look Press/Xinhua

Продвигает двустороннее сотрудничество и Россия. Масштабы совершенно не сопоставимы с китайскими, зато спектр взаимодействия весьма обширен: от грузовиков до геологоразведки и, разумеется, оборонных разработок. В апреле Киншаса заявила о том, что изучает возможность использования в стране российской платежной системы «Мир» и обсуждает с КамАЗом создание сборочного производства. Кроме того, правительство Конго хочет использовать российские технологии в добыче нефти и газа. На данный момент страна добывает всего 22 тыс. баррелей в сутки, хотя национальный проект развития отрасли предполагает увеличение этой цифры по меньшей мере в 10 раз. Как заявил посол в Москве Иван Вангу Нгимби, «благодаря СВО Россия показала себя силой с точки зрения нефти и газа» и африканское государство заинтересовалось ее отраслевым опытом и наработками.

Поворот на юг

Специальная военная операция придала мощнейший импульс развивавшимся прежде тенденциям, и это не могло не отразиться на интенсивности международных контактов в Африке. За последний год этот континент получил столько внимания от европейских и американских политиков, сколько не получал очень давно. С официальными визитами в африканские страны помимо российских и китайских дипломатов приезжали Энтони Блинкен, Камала Харрис, Олаф Шольц и Эммануэль Макрон. Однако на фоне очевидных успехов от Москвы и Пекина, выраженных в десятках торговых и гуманитарных соглашений, переговоры африканцев с европейцами сложно назвать успешными. Причина этого заключается в кардинально разном историческом опыте взаимодействия. Как сказал южноафриканский политик Обей Маббена в недавнем интервью CNN, «русские были первыми белыми людьми, кто общался с нами на равных». И это не фигура речи.

В апреле 2022 года Великобритания заявила о соглашении с Руандой, в соответствии с которым нелегальные мигранты, прибывающие на британский остров в основном из стран Ближнего Востока, теперь будут отправляться в эту африканскую страну. Ранее похожие соглашения с Кигали заключили Израиль и США. Лондон настолько не старался спрятать старые колониальные привычки, что даже западная пресса назвала этот договор «позорной эксплуатацией» и «торговлей людьми».

Госсекретарь США Энтони Блинкен беседует с президентом Демократической Республики Конго Феликсом Чисекеди во время церемонии подписания меморандума о взаимопонимании в Вашингтоне. 2022 год

Госсекретарь США Энтони Блинкен беседует с президентом Демократической Республики Конго Феликсом Чисекеди во время церемонии подписания меморандума о взаимопонимании в Вашингтоне. 2022 год

Фото: REUTERS/Evelyn Hockstein

Особо показательной получилась перепалка между президентами Франции и ДРК, случившаяся непосредственно на пресс-конференции по итогам встречи 6 марта. Эммануэлю Макрону был задан вопрос о том, почему Париж продолжает поддержку правительства Руанды и не вводит против него санкции, хотя ООН признала факт агрессии этой страны против Конго в 1998 году. В ответ глава Пятой республики почему-то обвинил правительство принимавшей его страны в неспособности защитить свой суверенитет и заявил, что Франция не собирается нести ответственность за эти события. В ответ президент ДРК Феликс Чисекеди заявил, что его страна не приемлет к себе подобного отношения: «Сегодня мы обращаем ваше внимание на безжалостную агрессию Руанды и просим конкретных действий, о чем никто не говорит. Что еще должно измениться, так это форма сотрудничества с Францией и Европой. Посмотрите на нас по-другому, с уважением, считая нас настоящими партнерами, а не с вечно патерналистским взглядом, якобы зная, что нужно нам, а не вам».

С учетом чудовищного колониального опыта Конго неудивительно, что спустя без малого два месяца Чисекеди заявил, что доверит безопасность своей страны только России.

Президент РФ Владимир Путин и президент Демократической Республики Конго Феликс Антуан Чисекеди Чиломбо во время встречи в рамках Саммита Россия-Африка в Парке науки и искусства «Сириус». 2019 год

Президент РФ Владимир Путин и президент Демократической Республики Конго Феликс Чисекеди во время встречи в рамках саммита Россия – Африка в Парке науки и искусства «Сириус», 2019 год

Фото: ТАСС/Михаил Метцель

Постимперский комплекс по-прежнему жив, отмечает заведующий сектором региональных проблем и конфликтов ИМЭМО им. Е.М. Примакова Павел Тимофеев.

— Во Франции не принято такое говорить, хотя Париж всячески пытается уйти от старых геополитических стратегий. Однако такое не изживается в один момент. Колониальная история Франции до сих пор не осмыслена до конца, и процесс пересмотра отнюдь не завершен. Все-таки многое из достигнутого в колониальную эпоху является предметом национальной гордости, и это распространенная в Европе проблема. Известная реплика Борреля о «Европе-саде» и окружающих ее «джунглях» говорит о многом, — прокомментировал эксперт.

Открытый огонь

Указанный выше конфликт ДРК с Руандой является одной из множества болевых точек африканского континента. Неразрешенные противоречия между двумя государствами являются результатом Второй Конголезской войны, истоки которой, в свою очередь, уходят в кровавую войну хуту и тутси в Руанде. Такие конфликты, тем более в нестабильной Африке, не могут быть погашены за несколько лет, зато при определенных обстоятельствах способны вспыхнуть заново. Впрочем, на данный момент ситуация находится в хрупком равновесии, отмечает эксперт Центра изучения Африки НИУ «Высшая школа экономики» Всеволод Свиридов.

— Восток ДРК — взрывоопасный регион, в котором сходятся экономические интересы крупных игроков. Ситуация осложняется тем, что центральная власть республики не полностью контролирует отдельные области. Вместе с тем, китайские и западные компании научились работать в этой среде. Они стремятся формировать автономную среду, включающую в себя инструменты обеспечения безопасности подконтрольных им объектов, создают логистические коридоры, ведут диалог с местными сообществами, таким образом заполняя вакуум власти, — указал эксперт.

По его мнению, в дальнейшем ситуация в регионе будет определяться способностью центрального правительства ДР Конго установить контроль над деятельностью иностранного бизнеса и ограничить влияние других региональных игроков, в том числе Руанды и Танзании, а также направить доходы от экспорта сырья на развитие восточных провинций.

Прямой эфир