Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
NYP показала растерянного Байдена среди собравшихся для группового фото членов G7
Мир
Небензя обвинил секретариат ООН в нарушении принципа равноудаленности
Общество
Эксперт назвал соглашение по безопасности между США и Украиной простой формальностью
Армия
Силы ПВО сбили 87 беспилотников над регионами РФ за ночь
Армия
Зенитчики рассказали о защите неба над позициями ВС РФ с помощью ЗРК «Тор»
Туризм
Россияне назвали лучшие города для отдыха с детьми
Мир
В ХАМАС заявили об отсутствии данных о количестве оставшихся в живых заложников
Здоровье
Диетолог перечислил продукты для повышения настроения
Мир
Трамп пообещал Нурмагомедову остановить конфликт на Украине
Мир
Польские ВС подняли в небо авиацию якобы из-за активности РФ
Мир
В Японии объявили эвакуацию почти 314 тыс. человек из-за угрозы оползней
Авто
В Госдуме предложили запретить эвакуацию авто со знаком «Инвалид»
Экономика
Ушедшая из РФ Coca-Cola подала в Роспатент заявки на регистрацию товарных знаков
Мир
В КНДР указали на абсурдность конференции по Украине без участия России
Армия
Силы ПВО РФ сбили украинский беспилотник над Белгородской областью
Мир
Небензя назвал целью саммита по Украине в Швейцарии ультиматум РФ
Мир
Израиль рассмотрит возможность высылки представителей ООН
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В сезон простудных заболеваний как никогда остро встает вопрос — надо ли самостоятельно оказывать помощь температурящим детям или в обязательном порядке ждать профессиональной помощи? Каждое неосторожное действие взрослых может стоить ребенку здоровья, как это случилось недавно в Улан-Удэ. После передозировки жаропонижающего четырехлетнюю девочку пришлось спасать от опасного состояния — синдрома Рея. Однако и бездействовать в случае, когда малыша лихорадит, тоже нельзя. Как свести к минимуму риски лечения в домашних условиях — в материале «Известий».

Синдром опасности

На сайте Республиканской клинической инфекционной больницы Улан-Удэ обсуждается информация о развитии у ребенка тяжелого осложнения после самолечения. Родители пытались с помощью парацетамола снизить температуру четырехлетней дочери, заболевшей гриппом. Жар не спадал, взрослые несколько раз давали девочке препарат и превысили возрастную дозировку. В результате у малышки развился синдром Рея — острое состояние, характеризующееся тяжелым поражением печени и нервной системы. Страшный диагноз поставили врачи инфекционной больницы, в которую обратилась мама. Девочку определили в отделение реанимации, а потом отправили на лечение в Москву. К счастью, малышка идет на поправку.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Кристина Кормилицына

Синдром Рея — это острое нарушение работы мозга и экстренное ожирение печени, при котором орган перестает работать. Обычно возникает после вирусного заболевания, особенно инфекций верхних дыхательных путей, гриппа, ветряной оспы или гастроэнтерита. На это наслаивается прием жаропонижающих препаратов. Сумма токсических веществ от вируса и переработанной дозы лекарства (того же парацетамола) фактически выступают против возможностей печени. Ситуацию усугубляют наследственные особенности, — рассказывает гепатолог, гастроэнтеролог Сергей Вялов.

По словам врача, пик заболеваемости синдромом Рея пришелся на 1980-е годы, когда для лечения начали активно использовать аспирин. Сбои в работе организма возникают после нарушения окисления жиров из-за токсического воздействия вирусов, а также связаны с резким нарушением работы митохондрий — частиц клетки, ответственных за кислородное дыхание.

Наиболее частые возбудители инфекций, из-за которых возникает синдром Рея, — это вирус гриппа типов А и В и вирус ветряной оспы, — перечисляет Сергей Вялов. — Причиной могут также послужить вирус парагриппа, аденовирус, вирус Коксаки, кори, цитомегаловирус, вирус Эпштейна-Барр, ВИЧ, ретровирус, вирус гепатита типов А и В, микоплазмы, хламидии, коклюш, шигелла, сальмонелла и полиомиелит.

В числе лекарств, которые способны запустить страшные изменения в состоянии человека, — ацетаминофен, устаревший ныне тетрациклин, вальпроевая кислота, варфарин, зидовудин, диданозин.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

Считается, что нестероидные противовоспалительные препараты тоже вызывают или усугубляют это состояние. Появление синдрома Рея может быть связано не только с лекарствами, но и с инсектицидами (ядовитые вещества для уничтожения насекомых-вредителей), гербицидами (средства от сорняков), афлатоксинами (токсины плесневых грибов), изопропиловым спиртом, растворителями для краски, некоторыми грибами и растительными травяными сборами, — продолжает эксперт.

По словам доктора Вялова, благодаря ранней диагностике и усиленному лечению уровень смертности от синдрома Рея в последнее время снизился с 50% до менее чем 20%. Факторы, повышающие риск летального исхода, — возраст младше пяти лет, быстрое развитие болезни, низкий уровень сахара в крови и предшествующая диарея.

Заболевание начинается внезапно, со рвоты — в среднем через три дня после исчезновения симптомов вирусного заболевания. Неврологические симптомы обычно возникают через 24–48 часов после начала рвоты. Первое проявление — это вялость. А у детей младше двух лет начальные признаки — диарея и частое дыхание. Также возникают раздражительность, беспокойство, судороги и даже кома, — поясняет гепатолог.

Не навреди

Врач общей практики, кардиолог Денис Прокофьев уверен: насчет любых лекарств требуется консультироваться с доктором. Тем более если речь идет о лечении детей. Однако многие люди бесконтрольно используют препараты, подкрепляя свои намерения сомнительными знаниями из интернета.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

Самую большую опасность представляют жаропонижающие препараты. Все они относятся к классу нестероидных противовоспалительных препаратов. Их проблема в том, что при неправильном применении такие лекарства способны вызвать поражения желудочно-кишечного тракта, развитие бронхиальной астмы, а также могут влиять на систему кроветворения, вызывая тяжелые поражения, — рассказывает Прокофьев.

Вторая группа препаратов, бесконтрольного использования которых следует опасаться, — это антибактериальные средства. При неправильном использовании они, по словам врача, приводят к грибковым поражениям — вызывают кандидозы пищевода и ротовой полости, способствуют развитию устойчивости бактериального фона. Особенную осторожность Денис Прокофьев советует соблюдать с сосудосуживающими каплями — при передозировке они могут оказывать влияние на сердечно-сосудистую деятельность, повышать давление. Причем препараты усугубляют течение ринита, вызывая гипертрофию слизистой носа.

Еще одна опасная группа — это класс муколитиков. У нас считается, что такие сиропы нужно обязательно использовать при кашле. Однако среди мукоактивных препаратов есть четыре совершенно разных класса, которые и действуют совершенно по-разному, — продолжает врач общей практики.

Фото: РИА Новости/Александр Кряжев

По словам эксперта, люди при самолечении часто полагаются на рекомендации фармацевтов в аптеках или действуют на свой страх и риск. Это только усугубляет ситуацию. Во-первых, выбор часто падает на растительные препараты, которые могут оказаться аллергенами и по этой причине усиливать кашель. Во-вторых, неправильно подобранное средство разжижает мокроту, из бронхов она опускается, в легочную ткань, откуда ее потом достаточно сложно «достать».

Всё это усиливает развитие кашля и утяжеляет процесс лечения в случае необходимости применения классических муколитиков. Поэтому здесь тоже ключевое значение имеют группа, класс и дозировка лекарства, а также то, нужны ли эти препараты или нет, о чем может знать только врач, — подчеркивает Денис Прокофьев.

Врач также критикует бесконтрольное применение ингаляторов и растворов для небулайзеров, например бронхорасширяющих средств. Люди, самостоятельно назначая себе дозировки, «зарабатывают» себе бронхиальную астму, которая потом потребует курсового или пожизненного приема ингаляционной терапии. А всё потому, что по незнанию изначально не соблюдают режим дозировки и не проводят дополнительную диагностику.

Сами с усами

У родителей и врачей двойственное отношение к вынужденному самолечению. С одной стороны, выписывать препараты — прерогатива врачей. Но иногда не имеет смысла идти на принцип, дожидаясь только мнения доктора. В этом случае требуется максимальная осторожность.

Родители не всегда могут вызвать врача день в день. Тем более сейчас, когда в разгаре эпидемия гриппа. Сотрудники «скорой» и неотложки сбились с ног, спеша на помощь в тяжелых ситуациях. Вот поэтому порой мамы и занимаются снижением температуры собственными силами, — поясняет педиатр, кандидат медицинских наук, доцент, врач высшей категории Мария Снегоцкая.

Фото: РИА Новости/Максим Богодвид

Эксперт отмечает, что на каждой коробке с детскими лекарствами указаны дозировки в соответствии с возрастом и весом ребенка. Кроме того, не исключена индивидуальная реакция на конкретный препарат. И если уж возникла такая необходимость, то взрослый должен придирчиво изучить все показатели, действуя по принципу «не навреди». Опасность в том, что родители часто теряются и рискуют совершить неверный шаг. В случае с маленькой жительницей Улан-Удэ, судя по всему, сыграла роковую роль ошибка взрослых — родители в течение короткого времени повторяли дозу, которая суммировалась и привела к страшному диагнозу.

Бывает так, что взрослые дают ребенку одну дозу, ждут полчаса и, если температура не падает, снова дают тот же самый препарат. Но дело в том, что при разных вирусах дети по-разному реагируют на жаропонижающие средства, а на кого-то некоторые виды лекарств не действуют. Важно: одно жаропонижающее нельзя применять больше трех-четырех раз подряд, — объясняет врач.

Мария Снегоцкая советует чередовать сбивающие температуру лекарства, чтобы не накапливался общий токсический эффект от одного препарата. Обычно сорока минут хватает на то, чтобы понять, действует средство или нет. И все-таки, по мнению доктора, токсический эффект зависит от индивидуальной реакции организма.

— Помню ситуацию, когда ребенок получил адекватную дозу парацетамола, но всё закончилось синдромом внезапной смерти. Синдром Рея в данном случае можно назвать индивидуальной особенностью реакции ребенка, — дополняет эксперт.

Фото: Global Look Press

По словам педиатра, если ребенок по ошибке получил высокую дозировку препарата, то в течение 10 минут следует вызвать рвоту и дать ему сорбенты. Медлить нельзя — через полчаса происходит полное всасывание лекарства, и антидота на этот случай нет. Тогда потребуется помощь профессионалов. Врач поясняет, что токсическая доза превышает терапевтическую не менее чем в десять раз. Получить ее малыш может только в том случае, если самостоятельно случайно выпил сироп. Однако пузырьки с детскими лекарствами снабжены специальными защитными пробками, открыть которые маленькие пациенты сами не смогут.

На спад

Конечно, сидеть сложа руки в ожидании медицинской помощи не будет ни один родитель. Педиатр уточняет, что у детей в возрасте до пяти лет возможны так называемые фебрильные судороги, и поэтому температуру выше 38,5 обязательно надо снижать, но не стремиться к 36,6, а остановиться около 37,5.

«Качели» подъема температуры и резкого ее падения вызывают нагрузку на сердечно-сосудистую систему. Свечи с жаропонижающими препаратами должны быть ограничены в применении из-за ранимости слизистой прямой кишки. Их применяют только когда ребенок не способен проглотить сироп, — продолжает врач.

Врачи из Улан-Удэ считают, что при жаре порой эффективно действуют медикаментозные (физические) методы снижения температуры тела. В ожидании помощи можно обтирать тело прохладной водой, слабым раствором уксуса, прикладывать холод на область крупных артерий, делать влажные обертывания. Также надо следить за питьевым режимом и обязательно проветривать помещение. Больного не следует укутывать, чтобы не препятствовать теплоотдаче.

Фото: Global Look Press/Dr. Wilfried Bahnmüller

Некоторые родители предпочитают растирать ребенка водкой, чтобы сбить жар. Делать это категорически нельзя из-за высокой всасывающей способности кожи. Тем более такой метод не работает при «белой» лихорадке, когда кожа температурящего человека бледная, а руки и ноги холодные. Если при этом применить сосудосуживающие препараты, то может произойти централизация кровоснабжения — капиллярный кровоток снижается, а кровь резко сбрасывается по артериям и венам. В результате не исключены фебрильные судороги и даже отек мозга.

Если ребенок бледный, то, помимо жаропонижающих, помогает такой физический метод охлаждения, как холод к крупным сосудам. Охлаждающие компрессы надо прикладывать к вискам, щиколоткам, к области печени, — объясняет Мария Снегоцкая.

Чья ответственность

Сами родители считают, что без самодеятельности в некоторых случаях просто не обойтись. По словам москвички Ольги Удальцовой, потчевать детей мамы вынуждены прежде всего потому, что порой бывает сложно вызвать на дом врача. Обычно выручает родительский опыт и стаж — список препаратов, которые способны помочь, многие взрослые выучили наизусть не хуже педиатров.

Я знаю, что нужно дать дочери от температуры. Обычно в аннотациях ко всем лекарствам указаны допустимые дозы. Не понимаю, как можно ошибиться — инструкцию надо читать внимательно. От кашля и насморка подбираю уже знакомые препараты. Даю и противовирусные. Если высокая температура держится больше двух дней, то вызываем врача, чтобы он послушал ребенка. Обычно доктор назначает то, что я уже и так «прописала», — рассказывает Удальцова.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

Жительница Подмосковья, мать двоих детей Татьяна Дмитриева тоже считает самым важным моментом знакомство с данными, где указана дозировка по росту и весу.

— Покупаю препарат, внимательно читаю инструкцию. Если температура держится больше трех дней, то на четвертые сутки вызываю врача, потому что знаю, что необходимы антибиотики. Такие «сильные» лекарства я никогда в жизни не применяла без консультации с врачом, потому что не умею рассчитывать дозировку и не знаю, какой конкретно препарат необходим, — считает Татьяна Дмитриева.

Между тем эксперты не рекомендуют далеко вторгаться в профессиональную сферу медиков и злоупотреблять, например, каплями для носа, которые обладают противоотечными и сосудосуживающими действиями. Такая самодеятельность чревата серьезными проблемами.

Эти препараты достаточно токсичные и передозировка может вызвать различные осложнения, например изменение общего давления. Частое применение любого сосудосуживающего препарата приводит к синдрому рикошета — сосуды перестают на него реагировать. В дальнейшем никакие капли не помогают, а пациенту приходится лечить атрофический ринит, при котором истончается слизистая оболочка носа и находящиеся в ней нервные окончания, — уточняет педиатр.

Фото: РИА Новости/Алексей Куденко

Врач сетует на то, что даже при безобидном насморке родители спешат использовать сложные препараты, которые рекомендуется применять только по серьезным показаниям — при отитах и гайморитах. Если ситуация не критическая, то лучше воспользоваться так называемыми гипертоническими растворами — соленой водой нужной концентрации.

Кардиолог Прокофьев уверен, что и самостоятельный выбор витаминов никакой пользы человеку не принесет — это нужно делать под контролем лабораторных показателей.

Если мы говорим, например, что у ребенка снижен витамин D, то нужно определить его концентрацию в крови, пройти курс лечения и сделать контрольный анализ, подтвердив эффективность принимаемой терапии. И так практически по всем микроэлементам, — отмечает Денис Прокофьев.

Врач общей практики подчеркивает: пусть мы являемся йододефицитным регионом, но препараты с содержанием йода должен назначать врач-эндокринолог, учитывая возраст и вес пациента. Если самостоятельно покупать витамины и микроэлементы, то нужно быть готовым к тому, что у ребенка может развиться аллергическая реакция, вплоть до анафилактического шока. Особенную опасность представляют комбинированные группы витаминов — не исключено, что их взаимодействие между собой будет усилено.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

К сожалению, сейчас аптека представляет собой лавку мага и волшебника — там есть растительные и лекарственные препараты, бады и всевозможные средства ухода. Для того чтобы разобраться в этом многообразии, надо иметь медицинское образование, иначе вместо пользы есть риск получить вред, — говорит Денис Прокофьев.

Прямой эфир