Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Происшествия
В Подольске мужчину избили за замечание и бросили умирать на дороге
Наука
Ракета «Протон-М» со спутником «Электро-Л» стартовала с Байконура
Мир
Экс-премьер Израиля обвинил Запад в срыве российско-украинских переговоров
Армия
ВС РФ заняли более выгодные рубежи на донецком направлении
Стиль
Россиянка Елена Максимова выиграла конкурс «Миссис Вселенная – 2022»
Происшествия
Число погибших в результате удара ВСУ по жилому дому в Донецке выросло до трех
Политика
Пушков заявил об отсутствии у Европы военного суверенитета
Мир
В КНР назвали чрезмерной реакцию США в отношении китайского аэростата
Мир
В украинском порту Рени затонула баржа из Румынии с 860 т зерна
Мир
Арестович предупредил о неприятностях для ВСУ в Донбассе
Происшествия
Массовая драка произошла в вагоне метро в Москве
Спорт
Игорь Гришин покинул пост главного тренера ХК «Спартак»
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Уже неделю центр Донецка подвергается постоянным террористическим обстрелам с украинской территории. Артиллерийские удары намеренно наносятся по местам, где собираются мирные граждане — количество погибших и раненых ежедневно исчисляется десятками. Обстрелы приостановились из-за погоды в первой половине дня 10 декабря, но вечером город снова оказался под огнем. Корреспондент «Известий» вместе с жителями столицы республики пережил эти удары, увидев, как население спасается от огня украинской артиллерии и чем живет Донецк в короткие периоды затишья.

«По-другому просто очень страшно»

Мы пользуемся паузой, по-другому просто очень страшно, — говорит пенсионерка Алла Алексеевна, владелица одного из разрушенных при обстреле Крытого рынка магазинчиков с конфетами.

Ей уже помогают знакомые — пока наступило затишье, люди выносят из покореженного павильона то, что уцелело. Набирается несколько пакетов.

Вокруг в тумане видны сгоревшие остовы машин — их перетащили на парковки, чтобы не мешать движению по главным улицам Донецка. Коммунальщики убрали с проезжей части осколки и мусор, но на тротуарах во многих местах всё еще видны битые стекла от вылетевших при взрывах окон.

Обстрелы Донецка
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Астрахань

Самое главное, что люди живы. Это самое главное! Главное, что продавец остался жив. Что люди успели уйти и живы остались. А магазин — дело наживное. Может, аренду найду и продолжу бизнес. Пенсии невысокие, буду продолжать работать, — говорит Алла Алексеевна, оглядывая десяток крупных пакетов, оставшихся от ее товаров.

Эвакуироваться она не может — на попечении женщины пожилая мать, с которой просто невозможно куда-то уехать.

Мимо сгоревших цветочных рядов можно проехать к университету — вчера здесь было прямое попадание реактивного снаряда в крышу. От взрыва просело перекрытие этажа, а окна вылетели наружу. По счастливой случайности находившиеся внутри отделались ушибами и царапинами.

В стеклянном павильоне кофейни на троллейбусной остановке у здания университета сегодня работает хозяйка заведения. Вчера снаряды пролетели прямо над ним, а потом внутри оказывали помощь пострадавшим и ждали, будет ли повторный обстрел.

Обстрелы Донецка
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Астрахань

— Когда прилетело, я в каморку забежала, стала звать женщину, которая сидела за столиком, но она не захотела. Когда всё закончилось, я выбежала, мы в окно выглянули — там дым, пыль. А потом стали люди приходить: преподаватель, который пострадал, девушка, которой на голову что-то упало… Всё быстро, неожиданно, — рассказывает Яна, которая работала в кофейне вчера.

После вчерашнего ей дали несколько выходных, чтобы прийти в себя. На работу выходить через четыре дня.

— Они постоянно по одним и тем же местам бьют, и от этого страшновато. Последний обстрел был до этого, когда на Крытый рынок прилетело. Потом напротив, потом возле моего дома… Везде страшно, но и дома тоже не закроешься, — заканчивает рассказ Яна.

«Нам уже всё равно»

Напротив, возле памятника основателю Донецка Джону Юзу, вчера была крупная воронка — сегодня ее закопали коммунальные службы. В нескольких кварталах у частного дома, который сгорел от прямого попадания реактивного снаряда, тоже идет работа. Несколько мужчин грузят строительный мусор в ковш экскаватора. Это соседи пришли помочь чудом выжившей женщине. А вот другой сосед погиб — через час они все вместе собираются на опознание.

— Дом 1938 года, построили бабушка и дедушка моего мужа. Здесь была я и моя мама, которой 90 лет, мы просто случайно оказались в этой половине дома. Я две минуты как вышла, обычно я там нахожусь, — Наталья Анатольевна показывает на полностью разрушенную часть дома, где разбирают завалы.

Маму она отвезла в ее квартиру, а сама вернулась, чтобы вместе с соседями собрать остатки вещей и расчистить проход по двору. Наталье Анатольевне повезло: осталась квартира мамы, дети и соседи тоже готовы предоставить ей жилье.

Обстрелы Донецка
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Астрахань

В каждом месте обсуждаем, «зачем ВФУ сюда стреляют». Иногда этот вопрос удивляет дончан, которые за девять лет стали относиться к обстрелам со стороны Украины как к чему-то очевидному. Приходится объяснять: их ответы нужны читателям, которые не жили на войне все эти годы и не знают, что такое артиллерийский террор.

Можно пожелать читателям, чтобы ни их дети, ни правнуки, ни потомки до 17-го колена не пережили то, что пережили мы за эту ночь. Вот это запишите, пожалуйста, — не выдерживает соседка Натальи Анатольевны, помогающая разбирать сгоревшие вещи.

Во дворе мужчины закончили грузить кирпич в экскаватор и пытаются провести кабель для временного подключения электричества от уцелевшего столба в обход сгоревшего дома. Счетчики и коробки тоже сгорели, поэтому «времянку» ведут напрямую — с формальностями можно будет разобраться позже.

Обстрелы Донецка
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Астрахань

— Нам уже всё равно,— отвечает один из них на вопрос о том, думают ли они, что туман защитит их от повторного обстрела.

Работают под напряжением: может быть, не стали дожидаться перегруженных представителей аварийных служб, а может, не захотели их беспокоить. Газ перекрыт после пожара, а часть трубопровода вырвало взрывом, но без электричества в такую погоду оставаться просто нельзя.

К вечеру передышка заканчивается. Ствольная артиллерия ВФУ начинает обстреливать Киевский и Кировский районы Донецка — поступают сообщения об убитых и раненых, о разрушенных домах. Чуть позже украинский «Град» снова выпускает боекомплект по району автостанции, рынка, торгового центра, трамвайной и троллейбусным остановкам в самом центре. Это «Золотое кольцо» — главная транспортная развязка сразу трех районов города.

Уничтожен и планетарий, его построили незадолго до войны рядом с Дворцом детского и юношеского творчества. Пакет «Града» прилетает около 18:00, как раз в то время, когда здесь по разным районам города должно было бы разъезжаться по домам наибольшее количество мирных жителей. Полдня тишины закончились для Донецка.

Обстрелы Донецка
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Астрахань

Подавляющее большинство обстрелов этой недели ВФУ произвели из «Града» — системы, которая не рассчитана вообще на ведение огня по застройке. Реактивные системы залпового огня поражают большие площади, угрожая скоплениям войск на открытой местности. Огонь же по городу по определению не прицельный — в лучшем случае понятен район, который накроют попадания.

Но перед украинскими артиллеристами и не стоит задача куда-то попасть и поразить цель. Они стреляют по направлению, половиной и полным зарядом машины, накрывая районы, в которых бывают скопления мирных жителей: рынки, остановки транспорта, центральные улицы. Быстро разворачиваются, не тратя много времени на прицеливание, и также быстро уезжают. Это артиллерийский террор, который ведется здесь уже много лет, и теперь на Украине его перестали даже пытаться замаскировать.

Читайте также
Реклама