Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Путин прибыл с государственным визитом в КНДР
Политика
В Госдуме предложили запретить рекламу гадалок
Наука и техника
Путин утвердил приоритетные направления научно-технологического развития РФ
Армия
Работу экипажа РСЗО «Торнадо-Г» на южнодонецком направлении показали «Известия»
Мир
Блинкен рассказал о продолжении поставок американского оружия Израилю
Общество
Фигурантам дела об отравлении людей пищевой продукцией предъявлено обвинение
Общество
МВД РФ объявило в розыск бывших заместителей глав МО и Генштаба Украины
Общество
Мишустин поручил повысить среднюю продолжительность жизни до 78 лет к 2030 году
Мир
В НАТО заявили о скором согласовании кандидатуры на пост генсека
Мир
МИД Швеции сообщил о вызове посла РФ после инцидента с самолетом
Мир
СМИ сообщили о резком сокращении экспорта британского оружия в Израиль
Страна
Краснов отметил высокий уровень стратегического партнерства России и Ирана
Мир
Руководитель проекта «Путь домой» рассказал о преследовании волонтеров за рубежом
Политика
Политолог заявил об участии Швейцарии в гибридной войне против РФ
Мир
Рябков заявил о безуспешности попыток РФ донести свою позицию до Запада
Общество
Суд отправил первого вице-мэра Орла под домашний арест на два месяца
Мир
Прокуроров из ЮАР отправят на обучение в Россию
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Венгрия и Турция по-прежнему тормозят вступление Финляндии и Швеции в НАТО, которое планировали завершить к концу 2022 года. В Будапеште пообещали сделать это в следующем году, однако точные даты не назвали. С Анкарой ситуация еще сложнее: она продолжает обсуждать с Хельсинки и Стокгольмом курдский вопрос, требуя «предпринять важные шаги в борьбе с терроризмом» и экстрадиции подозреваемых в связях с Рабочей партией Курдистана, которую в Турции считают террористической. В сложностях переговоров между сторонами разбирались «Известия».

Всё будет в следующем году

«Мы поддерживаем прием в НАТО Швеции и Финляндии», — написал на своей странице в Twitter венгерский премьер-министр Виктор Орбан. При этом он не уточнил, когда парламент страны ратифицирует протоколы о присоединении к альянсу двух новых членов. Пока ясно одно: в этом году депутаты заниматься этим не будут.

Стокгольм и Хельсинки подали заявки на членство в альянсе в мае текущего года. Вступление должны поддержать все страны — члены Североатлантического блока. Изначально планировалось расширить НАТО до конца 2022-го. Но пока из 30 стран Североатлантического альянса только две не ратифицировали документы: это Венгрия и Турция.

Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан

Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан

Фото: Global Look Press/imago-images/Ireneusz Plucinski

Надавить на Венгрию пообещала Польша. И, видимо, успешно. После того как этот вопрос с венгерским коллегой обсудил польский премьер Матеуш Моравецкий, по итогам встречи глав правительств стран Вишеградской группы Орбан пообещал, что обсуждением этого вопроса в парламенте займутся уже после Нового года, в 2023 году, то есть на первой сессии, которая обычно начинается в середине февраля.

По словам венгерского лидера, Будапешт поддержит вступление Швеции и Финляндии после того, как это сделают правительство и парламент. Впрочем, не исключено, что Венгрия может тянуть с этим. В последнее время страну часто критикуют в Евросоюзе. Причины — блокирование некоторых энергетических санкций против Москвы, а также отказ участвовать в тренировке украинских военных и поставлять оружие Киеву.

Курдский вопрос их разделил

С Турцией ситуация сложнее. Анкара продолжает обсуждать со Швецией и Финляндией курдский вопрос. Ситуация усугубилась после недавнего теракта в Стамбуле, в результате которого шесть человек погибли, еще 81 получил ранения. Турецкие власти обвинили в случившемся запрещенную в стране Рабочую партию Курдистана (РПК).

Летом в Мадриде Турция, Швеция и Финляндия подписали трехстороннее соглашение по безопасности. Тогда казалось, что странам удалось договориться. Однако в Анкаре пояснили, что этого недостаточно. По словам главы турецкого МИДа Мевлюта Чавушоглу, Швеция должна предпринять конкретные шаги в борьбе с терроризмом. С этим не согласился генсек НАТО, заявивший, что Стокгольм и так изменил свое законодательство.

Турция

Полиция на месте взрыва в центре Стамбула

Фото: REUTERS/Kemal Aslan

«Они готовы работать с Анкарой», — подытожил генсек альянса. Однако в турецком внешнеполитическом ведомстве с этим не согласились. «Есть шаги, которые необходимо предпринять не только для приглашения, но и для полноправного членства. Были предприняты некоторые шаги. Но недостаточно просто отменить эмбарго на поставки оружия, оно должно быть постоянным», — пояснил Чавушоглу.

При этом министр иностранных дел Турции отметил, что к заявке Хельсинки претензий нет, однако особое внимание уделяется именно совместному принятию двух стран в НАТО. В отличие от Финляндии Швеция активно критиковала Анкару за подход к решению курдского вопроса, а также укрывала представителей РПК.

Турция добивается от Стокгольма борьбы с курдскими сепаратистами, экстрадиции подозреваемых, а также полной отмены эмбарго на продажу оружия Анкаре: экспорт в Турцию приостановился в 2019 году.

Швеция сейчас активно пытается наладить отношения с Анкарой. В середине ноября парламент королевства принял поправки в Конституцию для ужесточения антитеррористического закона. Это позволяет расширить уголовную ответственность за участие в террористических организациях. Новый закон, вступающий в силу с 1 января 2023 года, облегчит судебное преследование членов РПК.

Однако, как сообщает агентство Bloomberg, Анкара вряд ли ратифицирует заявки до конца года, а возможно, и до президентских и парламентских выборов, которые пройдут в следующем году.

Атавизм холодной войны

Доктор политических наук, заведующий отделом Ближнего и Постсоветского Востока ИНИОН РАН Владимир Аватков в разговоре с «Известиями» отметил, что в настоящее время в Турции наблюдаются два взаимосвязанных процесса.

НАТО
Фото: Global Look Press/Keystone Press Agency/Dod/Chad J. Mcneeley

В первую очередь речь идет о росте негативизации Запада, этот процесс все более заметен. Так, например, Анкара не приняла соболезнование Вашингтона после произошедшего в Стамбуле теракта, а также пропустила встречу стран — участниц Североатлантического альянса, посчитав, что она не сильно важна. Турция не хочет стать одним из подконтрольных штатов Америки, а это в свою очередь противоречит планам Белого дома, — отметил тюрколог.

По словам эксперта, турецкий лидер Реджеп Тайип Эрдоган не боится высказывать свою позицию, а также заявлять, что политика санкционного давления США несостоятельна.

Турция уже задает вопросы, целесообразно ли ее членство в НАТО, поскольку сегодня альянс не дает суверенной Турецкой Республике совершенно ничего, кроме проблем в виде тех же санкций, в то время как Анкара как раз, наоборот, довольно много дает альянсу: участвует в решении миграционных проблем, обеспечивает безопасность юго-восточных флангов Североатлантического блока, — пояснил он.

Эксперт подчеркнул, что Хельсинки уже обвинил Анкару в том, что ее действия ставят под вопрос политику открытых дверей альянса.

— Но дело совершенно не в политике НАТО. Турция ставит под вопрос то, что ей нужны в НАТО Швеция и Финляндия, антитеррористическая политика которых противоречит турецкой и угрожает ее национальной безопасности. Республика переосмысливает свое место в формирующемся миропорядке. Турция стремится быть в эпицентре международно-политических процессов, закрепиться в качестве державы-хаба. И хотя у страны недостаточно ресурсов, она уверенно претендует на региональное и мировое лидерство. Одобрение США и тем более европейцев ей на это совершенно не нужно. К тому же альянс — атавизм холодной войны. Уже давно в прошлом остался тот период, когда он логично мог существовать. Сегодня же одни алогизмы, — полагает специалист.

Турция
Фото: Global Look Press/Keystone Press Agency/Onur Dogman

В беседе с «Известиями» доктор политических наук, профессор СПбГУ Наталья Еремина отметила, что венгры на самом деле планируют ратифицировать договоры.

— Они отодвигают принятие стран в НАТО, однако обещают никак не препятствовать вступлению Швеции и Финляндии в блок. Позиция Североатлантического альянса как раз в том, что все в основном положительно рассматривают принятие новых членов, их присоединение — вопрос времени. С Турцией ситуация более сложная. Анкара хочет, чтобы Финляндия и Швеция до конца выполнили требования, которые она выдвинула. Но пока этого не произошло. К тому же полностью суть этого соглашение не раскрывается, не совсем ясны детали, не до конца известно, что именно должны выполнить Хельсинки и Стокгольм, — пояснила эксперт.

По словам политолога, в любом случае от Будапешта зависит не так много, ведь если хотя бы одна страна не одобрит вступление, то тогда расширения НАТО не произойдет.

Венгрия ждет всё-таки некоего решения, смотрит, как реагирует Турция, как ухудшается взаимодействие Евросоюза с Россией и, видимо, стремится играть роль самостоятельной страны, у которой даже в рамках НАТО есть свое особое мнение, свои особые временные параметры, и будет принимать решение, когда ей нужно, когда ей удобно, а не когда это делают все остальные, — отметила специалист.

Еремина подчеркнула, что Будапешт старается отстоять свою позицию внутри ЕС и в энергетических вопросах, и вопросах взаимодействия с Россией и даже поставок вооружения на Украину.

Венгрия
Фото: Global Look Press/US Joint Staff

Нынешнюю ситуацию с ратификацией соглашений о вступлении Стокгольма и Хельсинки в НАТО стоит рассматривать как попытку Венгрии продемонстрировать свою линию внутри альянса, ведь демонстрация своей позиции, своего мнения даже в неких временных интервалах тоже важна, — считает профессор СПбГУ.

Научный сотрудник отдела Ближнего и постсоветского Востока ИНИОН РАН Алина Сбитнева подчеркнула, что Турция хочет, чтобы учитывалась ее обеспокоенность по поводу возникновения террористической угрозы.

Требования значительно увеличились в связи с недавним терактом в Стамбуле. Анкара настаивает, чтобы страны выдали ей членов курдских организаций, которых она считает террористическими. В целом Турецкой Республике надоело быть младшим партнером Запада, поэтому она решила проводить жесткий наступательный курс и требует, чтобы ее интересы учитывались. 29 ноября в Бухаресте состоится очередная встреча главы турецкого МИДа с его шведским и финским коллегами. Но условия Турции вряд ли изменятся. Ратификация протоколов о присоединении к блоку двух новых членов возможна только после учета всех интересов Анкары. А пока говорить об этом преждевременно, поэтому пока никаких результатов на этом фронте нет, — отметила тюрколог в разговоре с «Известиями».

Прямой эфир