Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Минздрав актуализирует перечень медицинских психиатрических противопоказаний для ряда профессий, в том числе для педагогов, которых обязали с этого года проходить медицинское освидетельствование. Действия скорее формальные, но дискуссия вокруг темы важна — стоит ли внимательнее отбирать педагогов, пригодных к обучению детей в школах, и наоборот — как сохранить психическое здоровье учителя на фоне огромной каждодневной нагрузки? В вопросе разбирались «Известия».

С какими расстройствами нельзя работать в школе

Перечень психиатрических противопоказаний необходимо актуализировать по той простой причине, что его последняя версия утратила силу 1 сентября. Из-за этого, как сообщали СМИ, проведение психиатрического освидетельствования работников стало на некоторое время невозможным — список профессий, представители которых должны проходить обследование, успели принять (приказ № 342н Минздрава), а уточнение, на какие именно заболевания, — нет.

Проект перечня противопоказаний уже опубликован. Согласно документу, противопоказаниями для педагогов будут такие заболевания, как различные виды деменций, делирий, не вызванный алкоголем, другие органические, психические расстройства (по классификации — F00 — F09). Кроме того, препятствием для работы с детьми считаются шизофрения, шизотипические и бредовые расстройства (F20 — F29). Нельзя идти на работу в школу с расстройствами настроения или аффективными расстройствами (F30 — F39) — это биполярное аффективное расстройство, маниакальный и депрессивный эпизоды, рекуррентное депрессивное расстройство.

мытье рук
Фото: TASS/dpa/picture-alliance/Patrick Pleul

Также запретят работать в образовательных учреждениях с невротическими, связанными со стрессом и соматоформными расстройствами (F40 — F48), — фобиями, обсессивно-компульсивным расстройством. Не примут в школу человека с расстройствами личности и поведения в зрелом возрасте (F60 — F69). Сюда входят в том числе расстройства половой идентификации — транссексуализм, трансвестизм двойной роли и другие.

Нельзя учить детей с умственной отсталостью (F70 — F79) и общими расстройствами психологического развития (F84) — аутизмом, синдромом Ретта, синдромом Аспергера.

Раз в пять лет этот список будут пересматривать.

Согласно приказу № 342н, по результатам обязательного психиатрического освидетельствования гражданин может быть признан непригодным из-за психического расстройства на срок не более пяти лет с правом последующего переосвидетельствования.

Зачем проверять психику педагогов

Приказом № 342н в список профессий, представители которых обязательно должны проходить периодическое психиатрическое освидетельствование, добавили педагогов. В профсоюзе «Учитель» замечают, что ранее такое освидетельствование должны были проходить не все без исключение педагогические работники, а только некоторые — преподаватели учебно-воспитательных учреждений и те, чья работа связана с перенапряжением голосового аппарата. Теперь же отдельные категории учителей не выделяют: указана просто «педагогическая деятельность в организациях, осуществляющих образовательную деятельность».

Юрист «Легес Бюро» Мариан Мышлецов подтверждает: ранее правилами было установлено, что освидетельствование работника проводится на добровольной основе. Психиатрическое обследование проводилось только при трудоустройстве в качестве педагога.

— Кроме того, нужно понимать, что преподаватель с психиатрическим расстройством может осуществлять педагогическую деятельность, только некоторые из этих болезней могут нанести вред несовершеннолетним обучающимся, — рассказал он «Известиям».

В профсоюзе «Учитель» считают, что новая обязанность по психиатрическому освидетельствованию является «лишней и ненужной», так как педагоги проходят регулярный медицинский осмотр, в том числе включающий в себя посещение врача-психиатра. Председатель профсоюза Юрий Варламов рассказал, что в Минздрав направили обращение, но ответа на него пока не было. При этом он замечает, что конкретно это новое обследование, хотя и усложняет еще немного жизнь учителям, не сможет стать каким-то решающим фактором при выборе человеком места работы.

урок школа учитель
Фото: ТАСС/Алексей Кушниренко

— Педагогическая деятельность уже в достаточной степени забюрократизирована, чтобы еще одна лишняя проверка стала серьезным препятствием для того, чтобы в школу шли новые кадры, — отметил он. — Другое дело, что они туда не идут по другим причинам: в основном из-за низкого уровня заработной платы, хамского отношения со стороны как администрации, так и очень часто родителей, и абсолютного отсутствия уважения к профессии со стороны общества.

При этом Варламов говорит, что ранее такое психиатрическое освидетельствование становилось инструментом давления на некоторых учителей. По его словам, двое педагогов из профсоюза в Курганской области и ХМАО судились в связи с тем, что их принуждали к такому освидетельствованию до того, как оно стало обязательным.

— Оба они находились в затяжном конфликте с администрацией школы, и та использовала этот инструмент, чтобы немножко больше заставить людей мучиться и, вероятно, принудить их к самостоятельному увольнению из школы, — рассказывает он. — В случае с Курганской областью, насколько нам известно, была прямая договоренность между директором школы и руководителем психоневрологического диспансера. Там суд восстановил учителя на работе, ему выплатили все необходимые компенсации. Но это пример того, как этот инструмент используется для давления.

Варламов считает, что это освидетельствование является, по сути, лишним.

— Психиатрическое заболевание может стать опасным для детей, с этим нельзя спорить, — говорит он. — Но нужно понимать, что педагог проходит врача-психиатра во время стандартного ежегодного медицинского осмотра, и если это нормальный осмотр, он может оценить состояние человека. Если же это формальность, то тогда нужно не вводить новые требования по освидетельствованию, а ежегодный осмотр сделать действительно качественным медицинским исследованием здоровья учителя.

Завкафедрой «Педагогической психологии имени профессора В.А. Гуружапова» МГППУ Татьяна Егоренко считает, что психиатрическое освидетельствование педагогов — это разумная мера с учетом случаев, которые происходили в школах и становились достоянием общественности.

Диспансеризацию перед началом учебного года учителя проходят, но освидетельствование — это немножко другая процедура, — говорит она. — Это более полноценное обследование, поэтому возможно заметить какие-то скрытые риски.

Член комитета по просвещению Госдумы Лариса Тутова также не видит ничего страшного в этом освидетельствовании.

кабинет врач
Фото: ТАСС/Станислав Красильников

— Безопасность детей превыше всего, и, наверное, правильно не только педагогов, а вообще всех, кто работает с людьми, проверять, — полагает она. — Но им не нужно опасаться: если всё нормально, если никаких проблем нет, то никаких последствий не будет. Если медики считают, что нужно это делать, то почему нет.

Руководитель Ассоциации учителей литературы и русского языка Людмила Дудова замечает, что при устройстве на работу педагогом уже и так нужно проходить психиатрическое освидетельствование. Подобные проверки можно было бы объяснить в том числе «заботой об учителе», говорит она, так как человек, имеющий предрасположенность к неврастении, повышенной эмоциональности, может быть просто не готов к такой нагрузке.

Минздрав в ответ на запрос «Известий» ограничился сообщением о том, что «проект перечня противопоказаний проходит общественное обсуждение в соответствии с регламентом». В Минпросвещения на момент публикации материала не ответили на запрос.

Как сохранить здоровье педагогам

Однако все опрошенные эксперты подчеркнули: речь в вопросе психиатрического наблюдения надо вести не столько о том, чтобы не навредить ученикам, — ради этого и так многое делается, — а о том, чтобы помочь самим педагогам.

— Мы говорим о здоровье и безопасности наших детей, но и вопросы защиты и безопасности учителей тоже важны, — подчеркнула Лариса Тутова. — Мы в Госдуме уже неоднократно говорили, что нужно законодательно защитить наших педагогов в этом смысле.

Варламов также соглашается, что педагогам самим не помешала бы психологическая помощь. По его словам, очень многие из них из-за очень большой нагрузки выгорают на работе.

— В результате чаще появляются срывы на учеников, — отмечает он. — Деньги, которые выделяются на формальные осмотры, можно было бы сэкономить, и всем учителям приобрести полис дополнительного медицинского страхования. Учитель сам сходит к хорошему врачу, когда ему понадобится.

Татьяна Егоренко замечает, что во всех образовательных организациях есть штатная единица педагога-психолога.

— В Москве это целые психологические службы, — говорит она. — И в их деятельность входит в том числе оценка психоэмоционального состояния педагога. В идеале продуманная психологическая служба в организации работает со всеми субъектами образовательного процесса: и педагогами, и родителями, и обучающимися.

урок тетради
Фото: РИА Новости/Александр Кряжев

Людмила Дудова считает, что необходимо принять пакет законов, чтобы закрепить психологическую поддержку педагогов и заниматься профилактикой профессионального выгорания.

— Педагоги, я думаю, занимают одно из первых мест в перечне профессий, подверженных неврастении и гипертонии, — говорит она. — Это связано с непомерными нагрузками, которые испытывает педагог. При работе на одну ставку — а это 18 часов — и при наполняемости класса не меньше 25 человек учитель только за день может иметь дело со ста учениками. Это очень много! Поэтому, думаю, важно говорить не о проверке адекватности учителя, а о том, что его может привести к психическим проблемам.

Она рассказывает, что в некоторых школах уже созданы комнаты для психологической разгрузки педагогов. Такие классы Дудова встречала в Казани, в других городах.

— Надо сказать, такие кабинеты не пустуют, — говорит она. — Но встает вопрос оснащения таких кабинетов, наличия в бюджете средств для того, чтобы содержать профессионального психолога, который бы занимался этими проблемами. Такие центры психологической поддержки нужны, но было бы неплохо как-то это законодательно прописать, чтобы были соответствующие статьи расходов.

Кроме того, продолжает Людмила Дудова, сейчас сокращены курсы подготовки педагогических кадров, связанные именно с предупреждением психоэмоционального напряжения.

— Порой учителя оказываются на грани психического нездоровья просто потому, что не знают, как работать с детьми, не знают особенности детей, — рассказывает эксперт. — Работа учителя — это работа в условиях постоянного стресса. Справка о том, может человек работать педагогом или нет, нужна, но что дальше? Нужно сопровождение, потому что иногда неудачная параллель, с которой приходится работать учителю в школе, доведет до неврастении и здорового человека.

Она считает, что надо также подумать о том, чтобы при приеме на учебу по педагогическим специальностям проводить психологическую проверку, как это делается перед приемом в большинство военно-учебных заведений.

Читайте также
Реклама