Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Многие думают, что Северный полюс — это огромная необитаемая ледяная пустыня. И ошибаются. По координатам 90⁰00'N находится Северный Ледовитый океан глубиной более 4 тыс. м, а льда там может и не быть. Корреспондент «Известий» отправился в образовательный круиз на атомном ледоколе «50 лет Победы» вместе с талантливыми детьми — победителями различных конкурсов. Участники путешествия, кажется, узнали все об атомоходах, послушали морские байки, увидели охоту медведя на нерпу и даже встретили французский круизный лайнер, который тоже спешил на вершину Земли.

Почему все в красном?

— Ты сразу чувствуешь себя таким маленьким по сравнению с этим огромным ледоколом... И только когда смотришь на волны, когда видишь из иллюминатора эту линию горизонта, понимаешь: вот оно, самое невероятное путешествие в твоей жизни, — делится впечатлениями Аня Конырева.

Она — одна из участниц экспедиции на Северный полюс. В день старта, 8 июля, в Мурманске — проливной дождь. Участники круиза — дети — победители интеллектуальных конкурсов, примкнувшие к ним эксперты, ученые и журналисты, — подтягиваются в лобби отеля после суточного предрейсового карантина.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Волков

— А почему вы все в красном, тут какое-то мероприятие будет? — спрашивает меня постоялец гостиницы. Всем участникам поездки действительно раздали яркие парки, хорошо заметные на борту и на снегу.

— На Северный полюс едем, — говорю я.

Мужчина удивленно поднимает брови.

— На ледоколе? А как в такой тур попасть?

— Как минимум, заплатить около трех миллионов, — слегка огорчаю его я. Простым туристам поездка, и правда, обходится минимум в 2,4 млн рублей.

На сегодняшний день путешествия на атомном ледоколе предлагает всего один туроператор — «Посейдон». 13-дневная поездка помимо собственно посещения Северного полюса включает вертолетные прогулки, высадку на Землю Франца-Иосифа, трехразовое питание, возможность пользоваться бассейном с подогреваемой водой из Северного Ледовитого океана, спортзалом и ходить на массаж.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Волков

На нашем рейсе туристов нет, он организован в рамках проекта «Росатома» Homo Science, цель которого — популяризация среди молодежи науки и технологий. В путешествие к Северному полюсу отправились более 60 детей — победители всероссийского детского интеллектуального проекта «Ледокол знаний. Homo Science Project», VII всероссийской премии «За верность науке», лидеры «Школы «Росатома», члены клуба «Легенды Арктики» и другие одаренные школьники и студенты. Средний возраст детей в экспедиции — 14 лет, самому младшему участнику исполнилось 12.

Справка «Известий»

Экспедиция «Ледокол знаний 2022» — это часть экосистемы научно-просветительской программы Homo Science, созданной Госкорпорацией «Росатом» для молодежи в 2020 году.

Рейс состоялся на одном из самых больших атомных ледоколов в мире «50 лет Победы». На борту судна талантливые подростки, отобранные по итогам интеллектуального конкурса «Ледокол знаний. Homo Science Project», прошли по маршруту Мурманск – Северный полюс – Земля Франца-Иосифа – Мурманск.

Рейс включал творческую обучающую программу с мастер-классами, интеллектуальными играми и мозговыми штурмами.

Скрытая часть

Всего в 2022 году ледокол «50 лет Победы» совершит три пассажирских рейса — два для детей и один туристический, рассказали «Известиям» члены экипажа. В этом году в коммерческий рейс отправятся только российские туристы, хотя обычно россиян на борту не более 10% из-за крайне высокой стоимости поездки. До пандемии среди туристов преобладали китайцы, а также европейцы и американцы.

— У нас был рекорд: российская семья из девяти человек с семью детьми заплатила за круиз на Северный Полюс 22 млн рублей. Даже малышей с собой взяли, они у нас на подоконниках на капитанском мостике сидели, потому что до иллюминаторов роста не хватало, — рассказали члены экипажа.

Почти космический корабль

Моряки никогда не говорят, что корабль плывет, потому что он «идет» — и на атомном ледоколе это ощущаешь как нигде. С грохотом и тряской он пробивает себе путь во льдах и несется вперед, как танк. Наш ледокол «50 лет Победы» — это мощная и почти неуязвимая машина с двумя атомными реакторами в сердце, которым достаточно работать на половине мощности, чтобы двигаться со скоростью 18 узлов, или 35 км/ч, в свободной ото льдов воде. В среднем путь от Мурманска до Северного полюса летом занимает около четырех дней.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Волков

Ледоколу «50 лет Победы» под силу пройти лед толщиной до 2,8 м, рассказал «Известиям» капитан судна Руслан Сасов. В таких серьезных льдах реакторы запускают на 90%, а сам корабль преодолевает их в несколько приемов, двигаясь вперед-назад.

Запас прочности судна огромен: реакторы не пострадают, даже если ледокол столкнется на скорости с аналогичным атомоходом, отметил во время экскурсии по судну стажер старшего вахтенного механика Рафиз Муллаянов. В случае ЧП на одном заряде топлива атомный ледокол может без перерыва ходить пять лет, причем всё это время экипаж будет обеспечен питьевой водой и электричеством, добавляет инженер Дмитрий. Запасов еды хватит на 7,5 месяца.

Спускаемся дальше в технические помещения. Серебристое переплетение тысячи труб напоминает что-то космическое, и неспроста: атомные ледоколы считаются самым совершенным творением инженеров после космических кораблей.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Волков

На некоторых дверях нарисован значок радиации и висит амбарный замок. Вопрос назревает сам собой.

— Вот вы из Мурманска приехали? Там радиационный фон выше, чем у нас на корабле. И в Москве то же самое, и в других городах. Атомные реакторы отделены от экипажа и пассажиров несколькими уровнями защиты, облучиться тут невозможно, — говорит Рафиз Муллаянов.

Атомным ледокольным флотом обладает только Россия. Всего ледоколов шесть: «Арктика», «Сибирь», «50 лет Победы», «Ямал», «Вайгач» и «Таймыр». Также есть атомный контейнеровоз «Севморпуть». Уже в этом году «Росатом» ожидает сдачу в эксплуатацию нового атомохода «Урал», а в 2024-м и 2026-м запланирован спуск на воду ледоколов «Якутия» и «Чукотка». Всего до 2030 года планируют построить шесть новых атомоходов. Атомный ледокольный флот в России жив, как никогда, смеются моряки.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Волков

До вершины Земли и обратно

В восемь утра 12 июля на капитанском мостике напряженная тишина. На радаре горит 89⁰59'N — до Северного Полюса считаные минуты, но сильные течения относят ледокол в сторону и не дают достичь 90⁰00' северной широты — координат ключевой точки рейса. Отвлекаюсь от радара, как вдруг кто-то кричит: «Ура!» Ледокол гудит — вот же он, Северный полюс! А вокруг — лишь вода и непрочные льдины.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Волков

Мы смотрим на эту красоту с борта ледокола, с высоты в 17 м. Казалось бы, каких-то семь этажей, но перед тобой — не соседние многоэтажки, а перспектива, будто увлекающая тебя за край земли.

— Это нечто, напоминающее эффект обзора у космонавтов. Когда космонавт на орбитальной станции смотрит на нашу Землю и думает: «Боже, какая она маленькая!» — восхищается одна из участниц экспедиции, Полина Бринза.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Волков

Спустя пару часов всё же находим крепкую льдину. Первым на нее выходит «медвежий патруль» — четыре человека с ружьями, заряженными резиновыми пулями, становятся по периметру корабля. Самые большие хищники планеты на полюсе — не редкость, важно отпугнуть их, как только они появятся. Вслед за патрулем спускаемся праздновать. Дети кружатся в хороводе, взрослые окунаются в Северный Ледовитый океан.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Волков

По словам членов экипажа, с момента, как туристов на Северный полюс начали возить ледокол, таким образом сюда добралось около 16 тыс. человек из разных стран. 12 июля их стало на пару сотен больше.

Чего не ожидаешь в Арктике — так это встретить других туристов, да еще и на судне, похожем на круизный лайнер.

— Дорогие участники экспедиции, прямо по курсу — французский туристический корабль Le Commandant Charcot, он подойдет к нам, чтобы поздороваться. Это очень редкая встреча в арктических водах, — объявляет нам по внутреннему радио путешественник, почетный полярник России Виктор Боярский.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Волков

И действительно — встречаемся правыми бортами.

— Bonjour! — кричат наши дети.

— Privet! — отвечают французы и машут. Кажется, почти все они высыпали на палубу, чтобы посмотреть на огромный оранжево-черный атомоход с пассажирами в красном. Путь французов к полюсу еще не закончен.

— Хорошо, что они нас встретили, попроще им будет идти на Северный полюс, — говорит Виктор Боярский. — По прорубленному нами каналу пойдут. Они маневреннее, но мы — намного мощнее.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Волков

По пути на юг встречаем на удивление много животных — и моржей, и лежбище кольчатых нерп, и белых медведей. Один из них на наших глазах ловит нерпу. Кстати, одинокие белые медведи в Арктике — в основном самцы. Самки почти всегда с одним-двумя медвежатами, рассказывает Виктор Ильич. Если медвежонка три, то один — усыновленный.

На Земле Франца-Иосифа подходим к скале — птичьему базару. Шуметь и гудеть нельзя, чтобы не спугнуть птиц. Временами встречаем айсберги. Но даже они вряд ли могут испугать команду и пассажиров ледокола — и выше и, особенно, ниже ватерлинии он надежно защитен.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Волков

Наша экспедиция заканчивается в порту Мурманска 17 июля. На этот раз здесь ярко светит солнце. Кто-то из детей радуется суше, кто-то плачет и не хочет расставаться с друзьями. Экипаж помещает чемоданы пассажиров в клетку и с помощью кранов спускает вниз, а мы сходим с борта ледокола в последний раз.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Волков

— Эта поездка станет главной в вашей жизни на ближайший год точно, ребята. Помните, что теперь вы особенные, но не зазнавайтесь. Пусть это будет не последний ваш полюс, — напутствует Виктор Боярский.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Волков

Сам он побывал там уже больше полусотни раз — на собачьих упряжках, лыжах и всё том же ледоколе.

Читайте также
Реклама