Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Китайская экономика заинтересована в укреплении связей с российскими компаниями. Таким мнением с журналистом ТАСС поделился заместитель директора Института экономики и делового администрирования при Педагогическом университете Центрального Китая Чжоу Вэйди. По его словам, у китайских организаций «большие ожидания» по поводу российского рынка в долгосрочной перспективе. Добиться роста товарооборота между нашими двумя странами возможно за счет развития новых сфер сотрудничества, расширения цепочек поставок, оптимизации атмосферы для бизнеса. В частности, для российских сельхозпроизводителей в Китае открыт зеленый коридор; в приоритете также — наукоемкие отрасли (нефтепереработка, цифровизация). Эксперт отметил, что у России и КНР «можно много чему поучиться». Насколько обоснован этот прогноз, за счет чего это возможно и чем поможет КНР — в материале «Известий».

Ведущий партнер

Товарооборот Китая и России составил $51,09 млрд в январе–апреле текущего года и вырос на 25,9% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, напоминает директор по стратегии ИК «Финам» Ярослав Кабаков.

— Потенциал роста товарооборота с Китаем во многом определяется снижением этого показателя с ЕС. Если в прошлом году Евросоюз был самым крупным торговым партнером России и совокупный товарооборот составлял $282 млрд, то в ближайший год Китай способен обогнать ЕС во внешней торговле с Россией, — объясняет аналитик.

порт
Фото: ТАСС/Дмитрий Дадонкин

Эксперт отмечает, что объем торговли с ЕС также подрос за первые три месяца года, и если объем поставок энергоносителей в Европу вырос, то объем поставок из Европы в Россию снизился.

— Таким образом, ввиду переориентации части торговых связей на восточное направление годовой товарооборот России и Китая уже к концу текущего года может превысить $200 млрд. Несомненно, критически важным для России будет рост импорта из Китая высокотехнологичной продукции, комплектующих и запчастей. При этом Китай напрямую заинтересован в стабильных поставках энергоносителей из России: выход из пандемии коронавируса и программа энергоперехода, запущенная перед пандемией, создают уязвимость для китайской экономики, — заключает Кабаков.

Словом и делом

Китайские власти и эксперты всегда единодушны в своих оценках взаимодействия с Россией — и в безусловно положительном ключе, как в этот раз с Чжоу Вэйди, комментирует заместитель директора Банковского института развития Юлия Макаренко.

— Однако слова китайских партнеров нередко с делом расходятся. Политика КНР всегда была ориентирована исключительно на интересы государства. То есть на получение выгод от любого сотрудничества. Так, на фоне антироссийских санкций и проблем России с Западом Китай получил ряд выгод: рост товарооборота с другими странами, востребованность на международном рынке и в политике. Чаще всего такая стратегия заключается в выжидании удобного момента для очередного маневра, — поясняет она.

По оценке эксперта, примеров непоследовательности действий китайских властей можно вспомнить достаточно.

спг
Фото: ТАСС/Александр Семенов

— Так, китайские власти неоднократно давили на «Газпром»: из-за статуса покупателя-монополиста КНР покупает газ по сниженной цене. В 2014 году были намечены наполеоновские планы относительно российско-китайского сотрудничества: Поднебесную посетил российский президент, достигнуты соглашения по газу и т.д. Однако с введением санкций взаимодействие стало осторожным. Так, в марте 2022 года китайские компании четко заявили о нежелании поставлять в Россию запчасти для самолетов, в апреле отказались заключать новые контракты по поставкам нефти, несмотря на обещанные скидки, а в начале июня оказались невозможны расчеты «Сбера» в юанях, и какое-то время оплаты по внешнеэкономическим контрактам оказались сорваны, — резюмирует Юлия Макаренко.

Ради собственной независимости

Россия нуждается в импортозамещении продукции высокого передела с большой долей добавленной стоимости: газовые турбины, самолеты, скоростные поезда, высокоточные станки, считает руководитель департамента инвестиционного анализа и обучения ИК «Универ Капитал» Андрей Верников.

Эту задачу можно решить за 3–5 лет. Китай может помочь России, но не всё так просто. Многие агрегаты, которые используются в китайских машинах, делаются на Тайване, в Японии. Например, некоторые блоки в высокоточных станках, процессоры в компьютерах. И тут в полный рост встает проблема санкций, — уточняет специалист.

По мнению аналитика, то же можно сказать и о технологиях.

морепродукты
Фото: ТАСС/Лев Федосеев

Китай, может, был бы и рад поделиться технологиями. Но не может, так как они защищены патентами стран, которые устроили против России санкционную войну. Скандалы Китаю не нужны, страна поставляет продукцию практически во все страны мира. И потеря рынков сбыта нанесла бы большой урон, — объясняет собеседник «Известий».

Китайские власти считают самыми перспективными направлениями сотрудничества сельское хозяйство, энергетику и цифровизацию, и с этим нельзя не согласиться, подмечает он.

— Китайские компании будут сотрудничать с отечественными, так как китайская экономика, занимающая второе место в мире по размеру, нуждается в ресурсах. Экономика Китая носит экспортоориентированный характер, поэтому ресурсов требуется значительно больше, чем требовалось бы их для внутреннего потребления. Кроме того, Китай является густонаселенной страной и, чтобы снять продовольственные риски, будет наращивать экспорт из России продовольствия, главным образом — морепродуктов. Кроме того, Китай предпринимает большие усилия, чтобы снизить экономическую зависимость от США и выстроить внутреннюю экономику. Если Китай поддержал бы санкции «коллективного Запада» против России, то тем самым усилил бы свою зависимость от США. Поэтому сотрудничество между Китаем и Россией будет укрепляться, — подытоживает Верников.

Читайте также
Реклама