Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Все темы ПМЭФа в этом году так или иначе связаны с глобальными политическими и экономическими изменениями в мире. Как Россия отвечает на вызовы, стоит ли ждать возобновлений переговоров с Киевом и чем закончится военная спецоперация по защите Донбасса, «Известиям» на полях форума рассказал пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков.

«Рано или поздно коллективный Запад тоже должен опомниться»

— На форум приехали гости не только из дружественных стран, но и из тех, что мы считаем недружественными. Означает ли это, что ПМЭФ по-прежнему интересен для Запада и мы получаем некий сигнал о готовности возобновить отношения и работать здесь совместно?

— Государства недружественные (точнее, даже их руководства), а бизнесмены, заинтересованные в нашем рынке, остаются дружественными и будут объектом нашего особого внимания и заботы. Об этом неоднократно говорил и президент, и представители правительства, и министры.

Наверное, гораздо больше предпринимателей из различных стран хотели бы приехать на форум, но очевидно, что они сталкиваются с беспрецедентным давлением, шантажом, запугиваниями и т.д. Сейчас уже можно не быть таким уж дипломатом и сказать, что этим по всему миру занимаются США. Они обходят, обзванивают крупные компании и сыплют угрозами направо и налево.

Но, как вы верно заметили, предприниматели приезжают, и они будут вести дела в нашей стране, они заинтересованы. Более того, многие попытаются извлечь выгоду из ухода зарубежных брендов. Хотя надо отметить, что те компании, которые закрываются, находятся в контакте с нашим правительством и открыто говорят, что ждут момента для возвращения на рынок.

— В чем, на ваш взгляд, ключевая практическая ценность форума, учитывая, что он проходит в беспрецедентных условиях?

— Форум сам по себе стал укоренившейся площадкой, которую целый год ждут предприниматели, — это прекрасный канал для диалога, установления отношений B2B. Власть в специальной, комфортной обстановке узнает от бизнеса об имеющихся проблемах. Площадка международного уровня, и у нее давно сложились свои традиции. В том числе в этом году тектонических перемен и сдвигов в международной политике. Всё сейчас меняется, лопается, и образуется какая-то новая конфигурация. Конечно, проводить такое мероприятие в такой непростой период — удача для всех участников, потому что всем необходим дополнительный анализ нынешних перспектив развития. Активность на форуме прекрасно об этом свидетельствует.

— Насколько, по вашему мнению, России теперь стоит придерживаться принципа «у нас нет друзей — только партнеры»?

— Наши лучшие друзья — мы сами, и мы должны быть едиными и дружными, должны быть монолитом, который является залогом уверенного движения вперед. А партнерство — совпадение интересов на том или ином периоде развития, взаимное уважение к озабоченностям друг друга и понимание вопросов и проблем развития друг друга. Это обязательно должно быть в наших характеристиках — это и есть наша характеристика.

К сожалению, дефицит этих благородных качеств, который мы сейчас наблюдаем у коллективного Запада, объявил нам беспрецедентную экономическую войну. Будет тяжело, будут проблемы, но ни у кого не вызывает сомнений, что мы справимся. И, как часто бывало в истории, выйдем еще сильнее. Рано или поздно коллективный Запад тоже должен опомниться, они люди достаточно циничные и прагматичные. Когда они поймут, что авантюрные санкции в отношении нашей страны, которые они затеяли, в не меньшей степени бьют по ним самим, роняют уровень благосостояния европейцев, тормозят развитие европейской промышленности, то станут объективнее смотреть на происходящее. И более конструктивно подходить к теме.

«Нам нужны любые подталкивания Киева»

— В новостях сообщают, что ЕС не намерен рассматривать новый пакет санкций против России, потому что ресурсов не осталось. Может, самое время с нашей стороны заставить этот прагматизм поработать, учитывая, что контрсанкции мы, по сути, не вводили?

— Москва и, конечно, в первую очередь наш президент проводят достаточно мудрую, сбалансированную позицию. Ее сердцевина, консистенция заключается в том, что мы должны отвечать таким образом, который лучше соответствует нашим национальным интересам. Да, санкции уже носят беспрецедентный характер, ни одна страна мира с этим не сталкивалась. Не исключаю: западники считают, что должны продолжать этот санкционный марш, и будут верстать какие-то наброски. Вчера на пресс-конференции в Киеве президент Украины Владимир Зеленский заявил, что передал европейским гостям соображения украинской стороны по новым санкциям. Киев предлагает европейцам стрельнуть не только в ногу, а сразу в голову.

Стоит ли нам забегать, делать что-то самим? Однозначно нет: надо делать так, как нам выгодно. Если можем что-то продавать — надо продавать. Если можем зарабатывать деньги — надо зарабатывать. И одновременно выстраивать новую нейронную сеть связей уже в альтернативных направлениях. А их в нашем многогранном мире много.

— Немецкая пресса утверждает, что Макрон, Драги и Шольц пытались подтолкнуть Киев к переговорам с Москвой. Означает ли это, что Запад идет на попятную? И нужны ли нам такие «дружеские» подталкивания Украины со стороны Европы?

— Нам нужны любые подталкивания Киева, кто бы ни был — человек или страна. Они могут сделать доброе дело, оттянуть Украину в сторону от того состояния режима, который там сейчас есть. Это поможет самой Украине.

Эта тройка — президенты Италии и Франции и канцлер Германии — участники единой машины, коллективного Запада, но всё же они понимают необходимость продолжения диалога. Особенно президент Макрон: мы высоко ценим его качества и последовательную позицию по поводу того, что, несмотря на фундаментальные разногласия, политико-дипломатический путь урегулирования наиболее предпочтительный. И он неуклонно проводит эту линию, что весьма импонирует в том числе и нашему президенту.

«У Украины просто нет шансов переломить ситуацию»

— Остались ли на Украине политические силы и лидеры, с которыми можно выстраивать надежный диалог?

— Де-факто есть, но де-юре их разгромили. Украина далека от того, чтобы быть свободной демократической страной. Вы знаете, что силы, которые говорили о том, что с Россией надо выстраивать взаимовыгодное сотрудничество, были разгромлены на уровне царской охранки. Мы помним историю партии «За жизнь» и других — это далеко от демократии и свобод.

Чтобы понять квинтэссенцию украинской политики, нужно обратиться ко вчерашнему заявлению Петра Порошенко. Оно может и не особо заметно прошло, но это и есть нынешний украинский режим. Он сказал, что Минские соглашения сыграли свою роль — Украине нужно было протянуть время. Восемь лет, чтобы подготовиться к войне, и Киеву нужно было заморочить всем мозги. Не могу цитировать дословно, но смысл примерно такой. Поэтому, дескать, это уже отработанный материал, он свою роль сыграл. То есть им не нужно было выполнять Минские договоренности. Более того, как мы сейчас уже знаем, им нужно было подготовиться к войне, которую они собирались начать, когда хотели напасть на Донбасс. Мне кажется, это очень важное заявление для понимания переговорных качеств украинского режима.

— С какой точки, на ваш взгляд, должен начаться диалог с Украиной? И можно ли в принципе разговаривать с Киевом, если он использует договоренности, чтобы выиграть время?

— Украинское руководство говорит, что они сядут за стол переговоров, когда будут побеждать. Учитывая, что побеждать они не будут никогда, сколько бы оружия ни поставлял Запад, вести переговоры, видимо, не собираются. У них просто нет шансов переломить ситуацию. Спецоперация идет по плану, ритмично, но плавно, чтобы максимально сохранять людей. Но необратимо. Для украинской стороны последствия необратимы.

С какой точки можно начать? Наши требования прекрасно известны в Киеве — не со слов, а из текста, который украинские переговорщики даже согласовали в апреле в Стамбуле. Все согласованные параграфы были положены на бумагу и переданы нашим переговорщикам под руководством Владимира Мединского. С тех пор Киев ушел со связи. Украинцы, по всей видимости, играют в игру Порошенко. Но на фоне продолжающейся спецоперации эти игры выглядят сомнительно.

Российско-украинские переговоры в Стамбуле

Российско-украинские переговоры в Стамбуле

Фото: ТАСС/Генконсульство РФ в Стамбуле

— Насколько мы близки к достижению поставленных целей?

— Я не военный, не могу ответить на этот вопрос. Его нужно адресовать Министерству обороны. Но нет оснований сомневаться в том, что операция достигнет своих целей. Это я могу сказать с абсолютной уверенностью.

— Что нужно сделать, чтобы общество осталось монолитным?

— Идеи развития. Россия — страна возможностей и успехов. Вот что поможет быть едиными. Когда все поймут, что непростое время — одновременно время возможностей, это понимание ляжет в основу будущего стремительного развития. Оно нам жизненно необходимо, без него не справимся.

При этом руководство страны, правительство обязаны создать все комфортные условия. Речь идет не о перспективах на 10–15 лет, а о ближайшем планировании на 2–3 года. Все объединятся вокруг идеи развития и повышения благосостояния.

— А как вам термин «когнитивный суверенитет»?

— И то, и другое слово иностранные, мне это не нравится. Суверенитет нравится. Я бы сказал: мы должны быть сильными, умными и самостоятельными.

Читайте также
Реклама