Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Общество
В ХМАО опровергли составление протокола о дискредитации ВС на экс-губернатора Комарову
Мир
МИД Белоруссии назвал пошлины на ввоз зерна ударом по мировой продбезопасности
Политика
Захарова завила о завершении работы над ответом на запрет вещания СМИ РФ в ЕС
Общество
Путин назвал сплоченность народа залогом всех побед
Политика
Мишустин заявил о почти стопроцентной реализации каждой шестой из 50 госпрограмм
Мир
Лавров не исключил шагов РФ по ядерному сдерживанию в случае разворота США РСМД
Экономика
Правительство одобрило инициативу Минфина по совершенствованию налоговой системы
Происшествия
Дебошир попытался открыть дверь самолета во время полета из Еревана в Москву
Мир
Эрдоган обвинил военное лобби в саботаже стамбульских соглашений
Авто
Росгвардии и ФСБ могут разрешить ездить бесплатно по платным дорогам
Мир
Белоусов назвал партнерство РФ и Казахстана фактором стабильности в регионе
Авто
Минтранс готовит предложения по видеофиксации нарушений СИМ
Мир
РФ после ударов ЦАХАЛ по лагерю в Рафахе призвала Израиль к выполнению резолюций ООН
Экономика
В Госдуме рассказали о влиянии повышения МРОТ на зарплату
Авто
АвтоВАЗ начал предсерийное производство Lada Aura
Происшествия
Самолет рейса Самара — Москва приземлился в Шереметьево из-за проблемы с шасси
Мир
Глава Amazon вернулся на первую строчку рейтинга богатейших людей Bloomberg
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На полях ПМЭФ глава Роскачества Максим Протасов рассказал «Известиям» о том, как будут проверяться товары, поступившие по параллельному импорту, чем рискует бизнес и потребитель и как сохранится качество продукции в новых условиях.

— Мы знаем, что уже начинаются первые поставки по параллельному импорту. Вы ранее рассказывали, что планируете проверку этих товаров. Когда начнутся закупки?

— Вы знаете, что Минпромторгом утверждено 90 категорий для параллельного импорта. Среди этих категорий есть не так много товаров, которые волнуют нас с вами и всех наших граждан, но тем не менее они там есть. Если говорить о них, то мы формируем бренд-лист, список марок для закупок детской продукции, это будет детская одежда. Проводятся опросы среди потребителей о том, какие товары больше всего их волнуют с точки зрения видов и мест приобретения, регионов приобретения.

В этом году у нас есть два основных фокуса. Первый: исследование товаров недорогих, там, где потребитель ощущает потенциальные риски ухудшения качества. И второе: для нас это год региональных товаров, региональных закупок. Мы будем исследовать продукцию не только в федеральных торговых сетях, но и в региональных, на открытых рынках, в онлайн-торговле. Первые закупки начнутся буквально в ближайшие недели.

— Многие эксперты говорят об угрозе увеличения объемов контрафакта. Ваш прогноз?

— Риск, безусловно, есть. Случится это или нет, мы сможем увидеть, отобрав продукцию с полок, проведя их исследования, сравнив в том числе с аналогами, проведя лабораторные испытания. Тогда мы расскажем об этом.

проверка товара
Фото: ТАSS/ZB/dpa-Zentralbild/Patrick Pleul

— Какими товарами займетесь после детских?

— Электроникой.

— Крупные торговые сети говорят о серьезном риске — например, если они купят в другой стране телефоны, марка может их наказать, заблокировав на территории России. Вы полагаете это возможно?

— Мы с вами находимся сейчас действительно в новой ситуации, в которой до этого не были, и необходимо разработать новые правила игры, в том числе новые правила потребителя.

Необходимо понять, что у нас есть два сегмента рынка. Первый сегмент — это рынок техники, которая импортируется эксклюзивными, официальными дистрибьюторами из тех стран, где эта дистрибуция еще осталась. Они обеспечивают и техническое обслуживание товара, и ремонт в рамках гарантийного срока — в общем, те цивилизованные правила рынка, к которым мы успели все привыкнуть. И есть сегмент, где потребитель сейчас всё делает на собственный страх и риск. Если он приобретает айфон, привезенный по параллельному импорту, то действительно несет потенциальные риски блокировки этого телефона.

— Не только потребитель, но и торговая сеть, которая торгуется на бирже.

— Совершенно верно. Если мы говорим о торговой сети, это риски бизнеса, если мы говорим о рисках потребителя, то если телефон не будет работать, кому он его принесет по закону о защите прав потребителя?

— Продавцу…

— Да, в торговую сеть.

— То есть вы бы пока воздержались от покупки?

— На сегодняшний момент я бы воздержался, до понимания ситуации на рынке, потому что я уверен, что каким-то образом мы уладим и вопросы, связанные с ремонтом, и с техобслуживанием, и с гарантией.

магазин техники
Фото: РИА Новости/Григорий Сысоев

— Уже появилась категория челноков 2.0, которые ездят в ушедшие торговые сети и привозят сюда их продукцию. Можно ли здесь контролировать качество этой продукции или здесь опять вся ответственность ложится исключительно на плечи потребителя?

— Это приобретение «физлицо–физлицо». Рынок, который, как мы думали, уже закончился. Но сейчас этот сегмент растет, мы его видим. Работать в этом сегменте с точки зрения инструментария Роскачества, контрольных закупок, лабораторных испытаний бесполезно. Всё, что мы можем делать, это, как обычно, быть ближе к потребителю, давать ему какие-то рекомендации.

— Насколько сейчас вообще необходимо соблюдать баланс требований к качеству и безопасности — в условиях снижения платежеспособности населения, сжатия бизнеса. Может быть, ослабить совсем, чтобы поддержать отечественного производителя?

— Не надо обманывать потребителей. Если ты хочешь производить продукцию с заменителем молочного жира, ты ставишь этот псевдосыр на отдельную полку и по отдельной цене, пишешь, что это продукция с заменителем молочного жира, и прекрасно живешь. Но не производить сыр не из молока, писать «сыр», просить за это деньги как за сыр и ставить это на сырную полку. Я говорю только об этом, о трансляции потребителю того, что ты делаешь.

— Ну хорошо, компания признала, что сделала сертификат, на следующий день всё повторяется…

— А на следующий день мы снова придем, мы люди занудные, мы бьем по репутации, мы работаем с торговыми сетями, которые такую продукцию вводят, в том числе и с онлайн-операторами. Очень серьезную работу мы ведем в том числе с теми, кто, прикрывшись определением «маркетплейс», не хочет отвечать ни за что. Не все маркетплейсы занимают такую позицию, но позиция, что я форточка, которая передает товар от производителя до потребителя, поэтому я не должен контролировать наличие сертификатов, она просто недопустима.

маркетплейс
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

— Ну сыр вас расстроил, а в каких отраслях производители по-прежнему играют честно? Где решили сохранить должный уровень качества, несмотря на издержки?

— Если мы говорим о большинстве производителей того же самого сыра, у них ничего в жизни не поменялось, они производят качественные продукты. Мы были на нескольких предприятиях, которые были пойманы с поличным.

— Вы сказали, что уже проверили сливочное масло, сыр. Кто на очереди?

— Список более чем из 50 категорий сейчас утвержден только на этот год. Это будет и пломбир, и квас. Если говорить не о продуктах питания, то это будет зубная паста. Исследование достаточно серьезное мы проводим в том числе потому, что на этом рынке мы видим возможности роста объемов российских компаний. Это точно будет электроника, товары легкой промышленности, и не только параллельный импорт, в первую очередь детские товары. Эту работу мы будем продолжать.

— Очевидно, что рынок сейчас открыт, на нем будут появляться новые компании, которые попытаются занять там места. Новичкам следует ждать ваших проверок?

— Во-первых, новичкам стоит обращаться за нашим содействием одновременно с выходом на рынок. До этого мы, как мера господдержки, диагностируем их процессы, помогаем им начать и выйти на рынок. Во-вторых, да, конечно, ждать. Если они попадают в фокус наших исследований, мы точно придем, проверим, исследуем, расскажем об этом и потребителям в первую очередь, которые ждут информации от Роскачества, и ритейлерам, которые продают их товары.

магазин
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

— Когда восстановится прежний баланс цена–качество?

— Мы надеемся, что этот баланс не будет меняться. Часть потребителей перешли на более низкий ценовой сегмент, в каждом из ценовых сегментов баланс цена–качество иной — рецептура, количество добавок, дороговизна или дешевизна сырья, мы это признаем. Другое дело, что внутри них соотношение цена–качество не должно меняться. Потребители могут мигрировать между сегментами в зависимости от их платежеспособности, но если я вижу товар и плачу за более дорогой товар, а получаю товар более низкого качества или я вижу на товаре громкие и красивые заявления, которые не соответствуют действительности, вот с этим Роскачество боролось и будет бороться всегда.

Прямой эфир