Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Армия
Артиллеристы ВС РФ уничтожили бронетехнику и опорпункт ВСУ на авдеевском направлении
Мир
Кейт Миддлтон впервые заметили на публике после операции
Общество
В СМИ рассказали, почему иностранец разрисовал памятник во Владивостоке
Здоровье
Офтальмолог заявил о скорой «эпидемии близорукости» среди молодежи из-за гаджетов
Общество
Зарплатные ожидания женщин оказались на 23 тыс. ниже мужских
Мир
Бывшие топ-менеджеры Twitter потребовали от Маска в суде $128 млн выходного пособия
Общество
Синоптики спрогнозировали небольшие осадки в Москве 5 марта
Мир
Польские фермеры заблокировали соломой входы в офисы партий в Белостоке
Мир
ЕК признала отсутствие согласия на запрет закупок российского СПГ
Мир
Украинские СМИ сообщили о нескольких взрывах в Одессе
Армия
Десантники ВС РФ уничтожили группу пехоты ВСУ при помощи ПТРК «Фагот»
Интернет и технологии
На маркетплейсах и в онлайн-магазинах России начали продавать новую Final Fantasy VII
Мир
Археологи обнаружили верхнюю часть статуи фараона Рамзеса II в ходе раскопок в Египте
Армия
Эксперты отметили антироссийский сценарий учений НАТО Nordic Response
Мир
Карлсон предсказал США крах по сценарию Римской империи из-за мигрантов

Смягчить падение

Экономист Антон Свириденко — о способах помочь российской экономике в условиях нестандартного кризиса
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В последнее время медийное пространство наполнено различными прогнозами динамики российского ВВП в условиях беспрецедентной турбулентности. Принимая во внимание индексы PMI (индекс менеджеров по закупкам, то есть мнение специалистов, занимающихся поставкой товаров и материалов для компании, на которую они работают), прогнозы по нефтегазовому сектору и чистому экспорту, прогноз роста госрасходов, перспективы снижения оборотов торговли и инвестиций, границы падения экономики можно оценить от 4,5 до 13,5% в 2022 году.

Это вполне укладывается в стандартные статистические модели как российского 30-летнего опыта, так и международного характера. Такие оценки совпадают с прогнозом ЦБ и других российских и международных институтов.

Однако все расчеты идут, исходя из предпосылок стандартности сложившейся ситуации, а она нестандартная. В первый раз за долгие годы некоторые деньги перестали быть деньгами, заключенные договоры не всегда исполняются, разрушены экономические законы, которые разные школы пестовали несколько десятилетий. Смешанный политико-экономический характер этого кризиса подразумевает необходимость не чисто экономического его решения. Нестандартность кризиса призывает к отказу от каких-либо оценок, а вместо этого к непрерывным активным действиям.

Итак, что могло бы в реальности опровергнуть статистические модели и привести к минимальному падению экономики в этом году. Часть из этого уже сделана правительством, однако другую часть еще только предстоит принять.

Безусловно, эффективен мораторий на проверки, перспективны кредиты на импорт оборудования по ставке 30% от ключевой ЦБ +3%, есть еще много других точечных мер.

Но главное, что можно заметить, это то, что с уходом иностранных производителей и поставщиков открылось огромное количество ниш, заполнение которых российскими производствами или компаниями в сфере услуг помогло бы избежать драматического падения ВВП и встать на ноги огромному числу компаний с созданием сотен тысяч рабочих мест.

Делать это надо быстро, так как иностранцы, в том числе и из Китая, не торопятся делать бизнес в России только сейчас. Как только ситуация станет более определенной, за свободные ниши снова начнется интенсивная конкуренция. Сейчас же момент паузы, и многие производственники действительно загружают мощности до предела, но текущих мощностей недостаточно.

Быстрое занятие производственных ниш невозможно обеспечить, пустив ситуацию на самотек, это тот самый провал рынка, в который должно включиться государство.

В первую очередь рынку надо дать понять, где эти ниши образовались. Минпромторг, по слухам, сделал полную базу выпадающего импорта, теперь надо идти дальше: понимать, где, когда и кто займется выпуском новой продукции и предоставлением услуг. Нужно распространять информацию о возможностях среди предпринимателей, включая тех, которые об этом и не думали, то есть применять индикативное планирование.

Второе — стимулировать бизнес к действиям, что можно сделать, только предоставив дешевый капитал, умеренные налоги и выгодные условия работы и, следовательно, адекватную маржу. Кредиты на импорт — хороший ход, но нужны более комплексные продукты на основе проектного финансирования и даже прямое венчурное вхождение государства в проекты.

Третье — необходимо гарантировать инвестиции. Государство должно взять на себя риски путем освобождения предпринимателей (может быть, частично) от финансовой ответственности. Возможно, часть проектов не реализуется, но даже половина успешных даст серьезный положительный эффект для экономики.

И четвертое — надо системно заняться работой на внешних рынках, откуда мы получаем и технологии, и оборудование, и бизнес-модели.

Создание агентства, которое работало бы в условиях санкций, продвигая российские интересы за рубежом, объединяя усилия разных ведомств (даже забирая частично их функции на себя), помогая бизнесу и государству отвечать на внешние вызовы, было бы сконцентрированным ответом на возникшую необходимость управления рисками. Такое агентство могло бы искать не только критические компоненты импорта, но и перспективные кадры для создания российских технологий.

Быстрое внедрение этих мер могло бы сломать закономерности статистических расчетов и минимизировать потери ВВП от 3% до нуля даже в этом году. Однако, повторюсь, это произойдёт, если стандартным статистическим моделям мы ответим такими вот смелыми нестандартными ходами.

Автор — директор Института экономики роста им. П.А. Столыпина

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Прямой эфир