Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

Точность ответа

Военный обозреватель «Известий» Антон Лавров — о возможностях Украины для ударов по глубине территории России и способах их предотвращения
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Участившиеся в последние дни удары ВСУ по российским приграничным поселкам вряд ли случайно совпали с публикациями в американских СМИ о расширении передачи развединформации. По сведениям The Wall Street Journal, Вашингтон теперь обеспечивает Киев информацией о важных целях не только на территории Донбасса, но и в российском Крыму.

Понятно, что Киев считает легитимной целью и всю остальную территорию России. Задача таких обстрелов — не добиться военной победы. Перенесение боевых действий на территорию противника всегда было важным способом для понижение морального духа его населения и воодушевления собственного. И даже скромные успехи тут могут дать богатую пищу для пропаганды.

Пока большинство атак сводится к отдельным снарядам, минам и неуправляемым ракетам, падающим в считаных километрах от границы. Но уже второй по счету глубокий рейд боевых вертолетов не может не вызвать озабоченности. По сообщению Минобороны РФ, принимавший участие в нападении 14 апреля на поселок Климово Ми-8 был сбит на обратном пути комплексом С-400. Но всем бы хотелось, чтобы это произошло до того, как боевая машина применит свой боекомплект по российской территории. А 1 апреля паре Ми-24 удалось нанести удар по нефтебазе в Белгородской области.

Какими вообще инструментами располагают ВСУ для дальних ударов? На самом деле у них не так уж и много способов, которыми они могут «достать» до глубины российской территории, где располагаются самые важные объекты.

Наиболее дальнобойное оружие в арсенале украинских войск — старые советские «Точки-У». Дальность 120–140 км позволяет им дотягиваться до многих важных военных целей и объектов критической гражданской инфраструктуры в приграничных районах. Хорошо, что в распоряжении ВСУ остались только модификация с кассетной боевой частью. Ими нельзя разрушить мост или повредить защитную оболочку ядерного реактора. Но с их помощью уже атаковали склады боеприпасов, стоянки техники, нефтехранилища и порты.

Хорошая защита от ударов «Точками» — современные системы противовоздушной и противоракетной обороны, такие как С-400 и С-300В4. В отличие от «Буков» они способны прикрыть сразу большую территорию в радиусе нескольких десятков километров от своих позиций. Россия вполне может усилить приграничные районы, перебросив туда дополнительные их полки. В этом плане Крыму «повезло». Имеющейся на полуострове противовоздушной обороне может позавидовать абсолютное большинство других российских регионов.

Продолжится и борьба с пусковыми установками украинских «Точек». Сведения об их уничтожении регулярно упоминаются в сводках Минобороны. По данным российского военного ведомства, пока не поражена и половина из имевшихся у ВСУ 40 украинских платформ для запуска «Точек». Тем не менее их количество, конечно, и нехватка уже ощущаются.

Именно из-за дефицита дальнобойных высокоточных ракет Украина прибегла к тактике прорыва малых групп отдельных вертолетов на предельно низкой высоте. Маскируясь в складках местности, они почти неуязвимы для дальнобойных ПВО. Задолго до начала спецоперации украинские военные и аналитики рассматривали возможность подобных скоростных «рейдов» и с применением самолетов Су-24М. Но пока ВСУ не решаются применить эту тактику, опасаясь потерь последних бомбардировщиков.

Защититься от угроз атак вертолетов и самолетов можно, увеличив количество воздушных патрулей истребителей ВКС РФ, постоянно дежурящих не на аэродромах, а в воздухе в приграничной зоне. Тогда подобные рейды для украинских пилотов сразу же станут полетами «в одну сторону» и желающие участвовать в них кончатся. Это уже произошло в Мариуполе, куда после больших потерь больше не рискуют прорываться вертолеты ВСУ.

Не станут большой проблемой для истребителей и тихоходные большие ударные дроны, такие как Bayraktar. Малые одноразовые дроны-камикадзе, такие как американский Switchblade, перехватить сложнее. Они могут нести угрозу для приграничных объектов, но даже в самой дальней модификации, предоставленной ВСУ, их радиус действия ограничен считаными десятками километров.

Разумеется, нельзя забывать и об ответных шагах на обстрелы. Российские военные уже предупредили о возможности ударов по центрам принятия решений в Киеве. Но пока Россия не начала их наносить. В ночь на пятницу в украинской столице был поражен только важный оборонный завод.

Российское высокоточное оружие уничтожало стратегические объекты даже в самых западных регионах Украины. Сомнений, что оно может накрыть любую цель в Киеве, нет. Известны точные адреса и координаты правительственных зданий. Тем не менее все они пока целы.

Дело в том, что «центры принятия решений» сейчас не находятся там, где были до начала спецоперации. Они уже рассредоточены и перемещены, особенно после предупреждений, сделанных накануне. Удары по опустевшим зданиям минобороны или Генерального штаба в Киеве дадут эффектную картинку для недружественных России медиа, но не практический эффект на ход боевых действий.

Нельзя забывать и о том, что бездумные «удары возмездия» по инфраструктуре или просто объектам, имеющим большое символическое значение, могут только подлить бензина на костер конфликта и помешать его дипломатическому разрешению.

Реальный болезненный удар вряд ли будет выглядеть заревом над правительственным кварталом в Киеве. Хирургическое устранение идеологов атак на российскую территорию, заседающих в каком-нибудь неприметном здании в пригороде Киева, или разведорганы ВСУ может вовсе пройти почти незаметным, но оказаться более действенным, чем поражение здания администрации президента Украины. Главное — правильно определить их расположение.

Автор — военный обозреватель «Известий»

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Читайте также
Реклама
Прямой эфир