Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Посольство РФ выразило соболезнования в связи со взрывом в Ереване
Мир
Уголовное дело возбудили по факту взрыва в Ереване
Общество
Бастрыкин поручил возбудить дело по факту осквернения мемориала под Воронежем
Мир
Палестина заявила о готовности возобновить диалог с Израилем
Армия
Военнослужащим ЗВО вручили награды за участие в спецоперации в Донбассе
Мир
Global Times назвала Европу жертвой конфликта вокруг Украины
Мир
Дипломат Лю Сяомин назвал новый визит делегации конгресса США на Тайвань опасным ходом
Общество
Синоптики предупредили москвичей о жаркой погоде 15 августа
Мир
Путин направил Ким Чен Ыну поздравление по случаю Дня освобождения Кореи
Мир
Премьер Белоруссии сообщил о сигналах с Запада о готовности сотрудничать
Мир
Экс-депутат рады сообщил о подготовке разведкой Украины спецоперации по подрыву ЗАЭС
Мир
В ДНР зафиксировано 43 случая подрыва мирных граждан на минах «Лепесток»
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Гонсало Лира, американский режиссер, журналист, блогер и ведущий YouTube-канала Coach Red Pill, встретил начало российской спецоперации в Киеве, откуда продолжал освещать события в Cети. Перебравшись в Харьков, он дал интервью «Известиям», в котором рассказал об обстановке в городе, попытках жителей выехать из него, визите «бандеровцев» и лживой западной пропаганде. Беседа была записана на аудио — Лира предупредил, что на видео он говорить боится.

«Харьков сейчас — это своего рода город-призрак»

— Давайте уточним. В начале российской спецоперации вы были в Киеве, так? Что вам запомнилось?

— Да. Я был в центре Киева, рядом с Крещатиком. Там были вооруженные люди, и очевидно, что это были не российские солдаты. Скорее всего, это были те, кого Зеленский снабдил оружием, когда конфликт начался. Я с самого начала предупреждал, какими потенциальными опасностями грозит ситуация, когда люди без военного опыта берут оружие, совершенно не умея с ним обращаться. И мне уже известны имена пострадавших от таких действий.

— Когда и как вы добрались до Харькова?

— Я приехал в Харьков на поезде 1 марта. Остановился в центре. Мне показалось, что процентов 80–90 жителей покинули Харьков. Несмотря на внешнее спокойствие, было ощущение большой опасности.

— Вы ощутили угрозу?

— Я вынужден был переехать и не могу назвать место, где нахожусь. Потому что 2 марта какие-то люди, которых я не смог идентифицировать (соседи сказали, что это «бандеровцы»), пришли в мою квартиру. Я не знаю, кто это был, но мне известно, что из мест лишения свободы были выпущены заключенные, они теперь ходят в форме и носят с собой оружие — как предполагается, чтобы защищать город. Но от многих горожан я слышу, что режимом Зеленского они были отпущены, чтобы никто из мирных жителей не смог покинуть Харьков. Ходят слухи, что эти вооруженные люди заходят в дома.

— Значит ли это, что их главная цель — использовать горожан в качестве живого щита?

— Я не могу подтвердить или опровергнуть это предположение, но повторяю: я слышал об этом от жителей здесь, в городе. Еще недели три назад было возможно покинуть Харьков на машине. Теперь украинские солдаты стоят на всех постах. Те, кто пытался уехать, рассказывают, что они выгоняли людей из машин и проверяли их, а из машин забирали всё самое ценное.

харьков
Фото: REUTERS/Alkis Konstantinidis

— Горожане по-прежнему пытаются покинуть город?

Сейчас почти никто не уезжает. Единственное верное решение, как мне кажется, — тихо сидеть здесь. Так думает большинство оставшихся, и я в том числе. Харьков сейчас — это своего рода город-призрак, в нем всё работает, функционируют базовые сервисы. Но практически не видно людей. Разительный контраст с многолюдным Харьковом, каким он когда-то был.

«Запад реагирует на эмоциях и поддерживает очевидную ложь»

— Насколько то, что вы видели, совпадает с тем, о чем говорится в западных СМИ?

На Западе много врут, в медиа показывают картину, отличную от действительности. Владимир Путин в одной из речей говорил про «империю лжи». Именно эти слова описывают ситуацию — очень много лжи. Лжи и фантазий. Я говорю объективно. Лгут о преступлениях, которые совершают российские солдаты. Это звучит странно. Откуда у них столько деталей? Кроме того, в некоторых историях рассказывается о местах, где даже не было российских солдат.

Взять, например, ракетный удар по Краматорску — для меня эта ситуация очень показательна. Российская сторона отрицала его, украинская настаивала. А потом появилось видео с частью ракеты, на которой отчетливо виден серийный номер. Украинский серийный номер. Теперь в западной прессе никто не говорит о ракетном ударе по железнодорожной станции в Краматорске — и понятно почему.

Получается, что режим Зеленского убивает гражданских, чтобы создать провокацию, а Запад реагирует на эмоциях и поддерживает очевидную ложь. Эти люди лгут, причем лгут без последствий. И это меня очень раздражает.

Ракета «Точка-У» после падения на железнодорожную станцию в Краматорске

Ракета «Точка-У» после падения на железнодорожную станцию в Краматорске, 8 апреля 2022 года

Фото: REUTERS/Stringer

— Запад обвиняет российские СМИ в пропаганде?

— Многие называют то, что показывают по российским новостям, российской пропагандой. Но я ни разу не слышал, чтобы российские министр иностранных дел или министр обороны лгали. И это подтверждается иными источниками. Всегда есть доказательства их слов. Чего я не могу сказать о режиме Зеленского. Говорить правду — это верная стратегия. Всегда важно, когда люди во власти не лгут. А те, кто лгут, поверили в свою ложь, в свою пропаганду. И это может привести к катастрофе не только для украинцев, но и для всего мира.

Справка «Известий»

Режиссер, журналист и блогер Гонсало Лира Лопес родился в Калифорнии, детство провел в Чили и Эквадоре. С конца 1990-х живет в США. В 2005 году выпустил снятый в Чили фильм Secuestro («Похищение»). Путешествует по миру в поисках тем и сюжетов, в том числе для своего YouTube-канала.

Читайте также
Реклама