Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир

«Даже теоретическое исключение России из Совбеза ООН невозможно»

Зампостпреда РФ при ООН Дмитрий Полянский — об исключении России из СПЧ и перспективах международного разбирательства по Буче
0
Фото: TASS/Zuma
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Россия не верит в перспективу независимого международного расследования по ситуации в украинском городе Буча. Об этом в письменном интервью «Известиям» заявил первый заместитель постоянного представителя РФ при ООН Дмитрий Полянский. Он также рассказал, как Россия оценивает решение о ее исключении из Совета по правам человека (СПЧ) ООН и каким страна видит свое будущее в организации.

«Это не очень хороший сценарий для любого органа ООН»

— Какие последствия для России будет иметь исключение из Совета ООН по правам человека? Может ли РФ оспорить это решение?

— Я лично не вижу трагедии в том, что Россия не будет на данном этапе принимать непосредственное участие в работе СПЧ. Решения этого органа не носят обязательного характера в отличие, скажем, от [решений] Совета Безопасности ООН. Мы и без этого сможем продолжать вносить весомый вклад в укрепление конструктивного диалога по соблюдению прав человека. Вот кто от этого пострадает, так это, скорее, развивающиеся страны, которые потеряют наш достаточно мощный голос, который уравновешивал ангажированные подходы западных государств, и это очень чувствовалось. Сегодня мы видим, как усилиями небольшой группы стран подрывается правозащитная архитектура, выстраивавшаяся десятилетиями кропотливой работы.

Таким образом, теперь любая неугодная страна может столкнуться с такой же ситуацией. В итоге СПЧ или какие-либо другие органы могут превратиться в клуб избранных государств, которые говорят друг другу приятные вещи и преследуют одни и те же цели. Это, мягко говоря, не очень хороший сценарий для любого органа ООН. Наша организация создавалась не для того, чтобы обходить острые углы и навязывать мнение группы стран остальным, а для того, чтобы искать консенсус и решения самых разных проблем. Без готовности учесть чужое мнение это невозможно.

— Звучали заявления о том, что исключение РФ из СПЧ — беспрецедентно. Но подобный случай уже был — 1 марта 2011 года Генассамблея приняла такое решение относительно Ливии. Тогда зампостпреда РФ при ООН Сергей Карев высказался в пользу соответствующей резолюции, отметив, что она не создает прецедента, который при отсутствии соответствующих процедур позволит удалять страну из Совета по правам человека.

— На мой взгляд, эти ситуации нельзя сравнивать по нескольким причинам. Во-первых, этому решению предшествовала соответствующая рекомендация самого СПЧ. В нашем случае такого не было — вопрос сразу был поставлен в Генассамблее. Во-вторых, резолюция там была принята консенсусом, хотя в выступлениях многие высказывали сомнения в целесообразности такого шага. В нашем случае за резолюцию проголосовало 93 страны, а 100 в той или иной форме с этим решением не согласились. Наконец, в-третьих, важно учитывать, что на момент принятия резолюции Ливии как единого государства с полномочными органами власти де-факто уже не существовало. То есть принимать участие в работе СПЧ она уже не могла, и решение ГА лишь формализовало эту ситуацию. А в нашей ситуации это «карательная мера», продавленная западным лагерем вопреки нашей позиции и позиции многих других стран.

— Означает ли исключение из совета, что РФ перестанет исполнять резолюции ООН по правам человека?

— Исключение России из СПЧ — вернее ее выход оттуда (как только членство было приостановлено, мы направили письмо о том, что мы выходим до истечения нашего мандата в 2022 году), не означает, что мы перестаем участвовать в международной правочеловеческой деятельности. Мы остаемся участниками всех соответствующих международных решений. Что касается нюансов, связанных с резолюциями СПЧ, то их лучше выяснить у моих коллег в Женеве, они непосредственно курируют этот орган.

«Мы в принципе не верим в какие-либо «независимые» расследования»

— Есть ли компромиссное решение по резолюциям относительно ситуации на Украине? Какие предложения сейчас готова обсуждать Россия?

— Относительно недавно мы внесли свой проект гуманитарной резолюции Совбеза, который содержал все необходимые положения, присущие гуманитарным резолюциям. Однако он не устроил западные государства, которые хотели видеть в нем прежде всего осуждение России, чего обычно не делается в гуманитарных резолюциях, которые принимает Совет Безопасности. Поэтому какой-либо компромисс тут невозможен.

Всё, что нужно для гуманитарщиков «на земле», мы предложили, однако нас поддержал только Китай и резолюция не прошла. Поэтому мы считаем, что в Совбезе этот вопрос сейчас уже обсуждать нет смысла. Политика оказалась для наших западных коллег важнее задачи поддержать работу гуманитарщиков на местах.

Несильно поможет им и резолюция Генассамблеи, поскольку такие решения не носят обязательного характера. Да и в целом стараниями Украины и ее западных спонсоров в ГА ООН в последние годы принято довольно много странных документов. Они крайне однобоки и политизированы, не имеют никакого отношения к реальности и никак не сказываются на реальной ситуации. Единственное, к чему это приводит, — это подрыв авторитета Генассамблеи как органа ООН.

— Готова ли РФ участвовать в формировании международной расследовательской группы в формате ООН для расследования произошедшего в Буче? Кто должен войти в ее состав?

— Я не слышал про формирование международной расследовательской группы в формате ООН для расследования произошедшего в Буче. В практической плоскости этот вопрос пока не рассматривается, и я сомневаюсь, что здесь может быть найдено какое-то решение, а без четкого мандата ООН этим заниматься не может. Высказывались мнения ряда стран о том, что этот инцидент в принципе надо расследовать, но кто и как это должен делать, непонятно. Мы в принципе не верим в какие-либо «независимые» расследования, которыми будут заниматься западные государства и Украина. У нас, в частности, перед глазами процесс с «расследованием» катастрофы рейса МН-17 в 2014 году, который всё больше напоминает постановочный фарс. Нужно отметить, что международные структуры, которые занимаются подобными вещами, в последнее время подвергаются очень сильному влиянию западников и их выводы также сложно назвать беспристрастными. Достаточно вспомнить Организацию по запрещению химического оружия в Гааге, которая действует очень несбалансированно, в отрыве от фактов и в антисирийском ключе, на что мы указывали неоднократно.

— Насколько вероятно, что дальнейшим шагом может стать исключение РФ из Совбеза ООН? Есть ли практические инструменты для этого шага?

— Что касается даже теоретического исключения России из Совбеза ООН, то это невозможно. Такое решение должно быть одобрено в том числе Совбезом, а в Совбезе у нас право вето, то же самое касается и вообще исключения России из ООН. Это будет означать слом всей системы, которая базируется на международном праве, на Уставе ООН. Поэтому такой сценарий реализовать кому бы то ни было не выйдет, если только ООН не прекратит своего существования как организация. Это, кстати, нехотя признают и сами американцы.

Читайте также
Реклама
Прямой эфир