Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Общество
Скончался советский актер Юрий Дубровин
Экономика
Налоговые доходы регионов РФ сократились впервые с 2021 года
Мир
США отвергли возможность закупки нефти из РФ для пополнения резерва
Мир
Венгерский политолог рассказал о мотивах давления ЕС на Будапешт
Мир
Белый дом назвал ожидаемой реакцию Москвы на ограничение стоимости нефти
Мир
В Черногории подписали декларацию о поддержке членства Украины в НАТО
Мир
В Турции из-за лимита цен на нефть из РФ образовалась пробка из танкеров
Спорт
Сборная Бразилии победила Южную Корею и вышла в четвертьфинал ЧМ-2022
Происшествия
В Адыгее произошел пожар на маслозаводе на площади 270 кв. м
Политика
Путин внес изменения в состав Госсовета
Мир
МВД Молдавии заявило об отсутствии взрывчатки на обломках упавшей ракеты
Мир
Литва обяжет россиян проходить опросник об Украине для получения визы
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

До конца весенней сессии в Госдуму внесут законопроект, по которому все малочисленные народы получат право утвердить свой алфавит. Пока, заявили депутаты, такая возможность есть не у всех — например, некоторые народы Кавказа не могут официально получить письменность. В ситуации разбирались «Известия».

Кто еще не имеет права на алфавит

Первый замглавы комитета Госдумы по делам национальностей Ильдар Гильмутдинов заявил, что в стране проживают носители 277 языков и диалектов, но среди этих языков много умирающих и бесписьменных. Отсутствие письменности, заметил он, это дело поправимое — алфавит и вместе с ним учебные пособия могут разработать ученые. Ранее депутаты уже приняли закон, по которому правительство наделено правом утверждать алфавиты таких языков. Этим занимается Межведомственная комиссия по вопросам утверждения алфавитов, графики и орфографии.

— Но в основном это коснулось народов Севера и Дальнего Востока. А народы Кавказа, например, где тоже много языков, в этот закон не попали, — заявил Гильмутдинов. — Мы обещали, что вернемся к вопросу — в рамках весенней сессии рассчитываем внести соответствующий законопроект, чтобы все народы России получили возможность утвердить свои алфавиты.

Он подчеркнул, что это не означает, что все сразу начнут создавать письменность. Важно именно само право народов на утверждение алфавита.

Фото: ТАСС/Ася Добровольская

Сейчас в стране изучается 81 язык на уровне школьного предмета, уроки ведут на 24 языках. При этом в ряде регионов есть проблемы наличия учебников на родных языках, а также проблемы подготовки кадров, методики преподавания предметов — особенно в кочевых школах.

Гильмутдинов отметил, что в прошлом году был упразднен Фонд сохранения и изучения родных языков, но сейчас создается новое учреждение при Федеральном агентстве по делам национальностей (ФАДН). Как пояснила «Известиям» заведующая кафедрой культурологии и искусствоведения СФУ Наталья Копцева, именно ФАДН получит полномочия принимать решение о том, нужна тому или иному народу письменность и алфавит, будет создавать экспертные группы.

Чем займутся в Десятилетие языков коренных народов

Напомним, Генассамблея ООН провозгласила период с 2022 по 2032 год Международным десятилетием языков коренных народов мира. Это необходимо для того, чтобы привлечь внимание к бедственному положению многих языков коренных народов, чтобы мобилизовать заинтересованные стороны и ресурсы для их сохранения и возрождения. До этого, в 2019 году, проходил Международный год языков коренных народов. Начало Десятилетия языков коренных народов совпало с годом председательства России в Арктическом совете.

На прошлой неделе правительство России утвердило план мероприятий Международного десятилетия языков коренных народов. Предусмотрено 60 мероприятий, поделенных на шесть тематических разделов. Они посвящены совершенствованию государственного управления, образованию и подготовке педагогических кадров, науке, цифровизации и книгоизданию. Мероприятия плана подразумевают, например, разработку клавиатурных раскладок, шрифтов и мобильных приложений на национальных языках, создание виртуального музея традиционной культуры малочисленных народов Сибири и Дальнего Востока и т.д.

Фото: РИА Новости/Максим Блинов

Каждые два года планируется проведение международной конференции по проблемам сохранения языков коренных народов. Раз в три года — Всероссийский съезд преподавателей родного языка и литературы коренных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. Первая такая встреча состоится уже в 2022 году. Минобрнауки и Институт языкознания РАН проведут исследования социолингвистической ситуации языков коренных народов.

Региональным властям поручено разработать собственные планы проведения мероприятий до 2032 года.

Добавим, что президент России Владимир Путин еще в 2020 году поручил разработать концепцию языковой политики. Гильмутдинов отметил, что уже разработан черновой вариант документа, но пока работа над ним продолжается. Появиться концепция должна до конца 2022 года.

Нужна ли письменность народам юга России

Наталья Копцева отмечает, что для Юга России действительно характерно большое количество языков, которые не имеют письменности.

— Например, в Дагестане проживает большое количество локальных этнокультурных групп со своим языком, — сказала она. — По сути дела, часто небольшое селение в этом регионе четко определяет себя как отдельная этнокультурная группа.

Доктор филологических наук, член-корреспондент РАН, глава кафедры уральских языков, фольклора и литературы РГПУ имени Герцена Сергей Мызников замечает, что на Кавказе сами носители языков не всегда заинтересованы в создании алфавитов.

Фото: ТАСС/Владимир Смирнов

— С научной точки зрения [создание письменности для редких языков] было бы, конечно, интересно, но когда задаешь вопрос: «А какой язык должны изучать ваши дети?» — в большинстве случаев отвечают: «Русский. Зачем нам этот язык, что с этим языком мы будем делать?» Они, может, и не против того, чтобы их дети знали свой родной язык, но когда дело идёт о практическом воплощении, то люди палец о палец не ударят для того, чтобы сделать что-то для возрождения или хотя бы сохранения своих языков, — сказал он «Известиям».

Старший научный сотрудник отдела кавказских языков Института языкознания РАН Тимур Майсак подтверждает, что множество малых языков в Дагестане остаются бесписьменными. Однако, замечает он, проблема здесь не столько в отсутствии необходимых нормативных документов, сколько в том, что нужен определенный интерес, энтузиазм со стороны представителей малых народов, чтобы писать на этих языках.

При этом он подчеркивает, что создание алфавита и использование письменности — далеко не одно и то же.

— Если мы говорим, например, о малых бесписьменных языках Дагестана, то составление алфавитов для этих языков вряд ли будет представлять собой большую проблему, — сказал он «Известиям». — К языкам, не имеющим на сегодняшний день письменности, относятся языки андийской и цезской групп, ряд языков даргинской группы, арчинский язык лезгинской группы. У этих языков есть «близкие родственники» среди крупных письменных языков — например, аварский близок к андийским. И в качестве основы для письменности на андийских языках разумно использовать аварскую, для даргинских языков за основу уместно взять письменность даргинского литературного языка и т.д.

Но одного алфавита будет недостаточно: нужно, чтобы были подготовлены и изданы орфографические правила, словари, учебные материалы, а самое важное — чтобы письменность использовалась самими носителями языков.

Фото: ТАСС/Николай Хижняк

— Важно, чтобы на этом языке создавалась поэзия и проза, записывался и издавался фольклор, переводилась бы литературная классика с других языков, — говорит Тимур Майсак. — И конечно, чтобы на своем языке человек мог написать письмо односельчанину или повесить вывеску или объявление.

При этом для малых народов вовсе не обязательно утверждение алфавита со стороны ученых или правительства. Фактически некоторые бесписьменные языки уже стали письменными без официального утверждения силами энтузиастов, рассказал ученый.

— Например, в последние годы в Дагестане были изданы сборники фольклора на цезском, бежтинском, хваршинском, каратинском, арчинском языках. Разработан новый андийский алфавит, на котором также появился ряд изданий, — сказал Майсак. — Это не значит, что теперь все носители этих языков могут писать на своем родном языке — этому тоже надо учиться, так что вопрос об изучении письменности стоит ставить прежде всего перед школой. Но такие примеры показывают, что на родном языке, на котором, может быть, говорят всего лишь в одном или нескольких горных селениях, можно писать и читать и что здесь нет непреодолимой преграды.

Каким народам еще нужно решить проблему с письменностью

Наталья Копцева отмечает, что проблемы возникают не только у тех народов, которые не имеют алфавита. Далеко не всегда внутри самих малых народов есть консенсус в использовании существующей письменности.

Фото: ТАСС/Ася Добровольская

— Проблема возникает, например, у вепсов (малочисленный народ финно-угорской языковой группы, традиционно проживающий на территории Карелии, Вологодской и Ленинградской областей. — «Известия») , где несколько лет дискутируют — и иногда довольно активно — представители двух разных направлений с двумя разными вариантами алфавита, — рассказала она.

Сергей Мызников подтверждает: у вепсов ситуация очень непростая, потому что те, кто хорошо говорит на вепском языке, не могут пользоваться алфавитом, основанном на латинице.

— У меня были ситуации, когда мне писали письма на вепском языке на кириллице, потому что те, кто хорошо знает язык, просто не владеют латинским алфавитом, — говорит он. — На Севере вообще для разных языков кардинально разная ситуация. Проблемы есть, например, у хантов, которые алфавит имеют, но у них пять письменных традиций — и каждый диалект хочет иметь свою письменность.

Среди саамов тоже ведутся дискуссии относительно алфавита. Наталья Копцева поясняет, что у северных народов, которые близки к Финляндии, нередко возникают споры относительно того, на кириллице или на латинице должен быть основан алфавит.

Сергей Мызников продолжает: даже с языком коми, который, в общем-то, довольно благополучно существует, есть проблема — коми-ижемцы, которые позиционируют себя в качестве своеобразного субэтноса внутри народа коми, тоже хотят собственную письменность и преподавание именно их ижемского диалекта. Дробить коми-язык пока отказываются, но вес ижемцев достаточно велик — представителей этой этнической группы около 16 тыс.

Фото: ТАСС/Алексей Андронов

— У многих специалистов, которые приходят заниматься языками малых народов, сразу появляется мысль — нужно создать алфавит, — говорит Мызников. — Но, как видим, главная проблема не в этом — алфавиты есть, и лучше, если мы будем меньше уделять внимание их созданию, а будем разбираться с теми, что уже есть, сохранять существующие.

Мызников пока не видит каких-либо стратегических планов и поэтапных шагов в деле сохранения языков. И в целом к делу сохранения языков он относится довольно скептически.

Я не думаю, что тут в настоящее время можно что-то кардинально изменить, тем более численность носителей катастрофически сокращается, — сказал он. — Даже такие многочисленные народы, как мордва, сокращаются — на начало 2010-х годов их было 1,2 млн человек, а уже через 10 лет — всего 800 тыс.

Последний язык, для которого создали письменность — язык энцев. Об этом «Известия» подробно писали. Алфавит придумали для народа, численность которого всего около 200 человек. Однако письменность может спасти язык, считает Наталья Копцева.

— Когда появляется письменность, язык получает свою педагогическую форму, методику, — говорит она. — Можно создавать учебно-методические пособия, буквари, словари, учебники, наглядные пособия, мобильные приложения с элементами этого языка и так далее. Это новые возможности для сохранения этой культуры, этого культурного наследия. Но, к сожалению, потребность есть далеко не везде.

Тимур Майсак подчеркивает, что импульс к сохранению родного языка дает появление письменности, в которой заинтересованы сами представители малых народов. Но и им потребуется какое-то время на осознание того, что у языка теперь есть письменность, которую нужно освоить.

Читайте также
Реклама