Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Экономика
Словацкий оператор исключил восстановление поставок нефти по «Дружбе» в Чехию
Общество
Задержанного после драки в Мурино бойца MMA Тарасова отпустили из зала суда
Мир
Пелоси заявила о поддержке США статуса-кво в вопросе Тайваня
Мир
Оборонные предприятия Дании намерены сотрудничать с «Укроборонпромом»
Мир
Индонезия готова провести встречу Путина и Зеленского на саммите G20
Спорт
Хоккеист Воробьев признался в даче взятки за военный билет
Общество
Владимир Мау вернулся к исполнению обязанностей ректора РАНХиГС
Мир
Берн и Киев обсудили представление Швейцарией интересов Украины в РФ
Мир
В МИД России призвали к сдержанности стороны палестино-израильского конфликта
Общество
Пожар в «Леруа Мерлен» на юге Москвы ликвидирован
Мир
Evraz продаст свой Североамериканский дивизион
Общество
В центре Москвы спасли краснокнижного черного коршуна
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Российские проекты документов по гарантиям безопасности — это стартовая переговорная позиция Москвы: как заявил «Известиям» глава комитета Совета Федерации (СФ) по международным делам Григорий Карасин, на этих принципах Россия готова вести консультации с Североатлантическим альянсом. С момента, как РФ опубликовала свои предложения, прошло три дня. И хотя некоторые западные страны заявляют, что российские требования неприемлемы, ни Штаты, ни НАТО, ни Евросоюз официальных ответов пока не дали. По оценке опрошенных «Известиями» экспертов, Москва выступает с жестких позиций, потому что иначе невозможно: таким образом Россия дает понять, что в устоявшихся параметрах она ни о чем говорить не будет.

Стартовая позиция

«Если они не реагируют на наши предложения или реагируют негативно — это значит, [что] тем самым они проводят осознанную линию на неулучшение отношений, на сохранение кризисных явлений, на нагнетание напряженности», — с таким заявлением 20 декабря перед журналистами выступил замглавы МИД РФ Сергей Рябков, дав понять: иной реакции, кроме положительной, на свои идеи по гарантиям безопасности Москва от Вашингтона не ждет.

Тем не менее, как пояснили «Известиям» в Совете Федерации, это не значит, что Россия не готова свои предложения обсуждать и пересматривать.

Публикация проекта договоренностей в сфере стратегической безопасности — это приглашение к танцу. Фактически это набор предложений, которые ведут к тому, чтобы сделать жизнь планеты более спокойной и предсказуемой, — отметил глава комитета СФ по международным делам, бывший замглавы МИД РФ Григорий Карасин. — Это набор принципов, по которым, как считает руководство России, надо садиться и обсуждать конкретные обязательства сторон. Бурная реакция западных СМИ свидетельствует о том, что со здравым смыслом там не всё хорошо. Поэтому мы спокойно ждем официальной реакции Вашингтона и Евросоюза на эти предложения, которые абсолютно предметны и конструктивны. Это не значит, что они тут же принимаются без изменения запятых и знаков препинания. Напротив, их можно и нужно обсуждать, а не заявлять с экранов телевизоров об их неприемлемости.

мид
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

Свои предложения по гарантиям безопасности МИД РФ опубликовал 17 декабря. Они оформлены в проекты двух документов — соглашение с НАТО и схожий с ним договор с США. Суть российских требований сводится к следующему: стороны не будут укреплять свою безопасность за счет других; РФ и НАТО не рассматривают друг друга как противников; стороны возвращают свои войска на диспозиции, актуальные на 27 мая 1997 года; они отказываются от наземных ракет средней и меньшей дальности (РСМД) в Европе; НАТО обязуется больше не расширять свой состав. В договоре с США вдобавок к этим требованиям Россия выдвинула еще одно — вернуть ядерное оружие на территорию Штатов и больше не размещать его в других странах.

Спустя несколько дней после публикации документов российское руководство заявило, что отказ от этих предложений приведет к еще более сильной эскалации. По словам замглавы МИД РФ Александра Грушко, своими инициативами Москва дает понять: она готова перенести военное обострение в политическую плоскость. Россия обозначила НАТО, что, если этого не произойдет, она «перейдет в режим создания контругроз», «но тогда будет поздно нас спрашивать, почему мы приняли такие решения, почему мы разместили такие системы», сказал дипломат 18 декабря в эфире YouTube-канала «Соловьев LIVE».

В унисон с Россией выступает ее союзник — Республика Беларусь (РБ). Глава МИДа страны Владимир Макей заявил, что «одним из возможных ответов на будущие возможные действия» НАТО в Польше станет «размещение на территории Белоруссии ядерного вооружения». В Кремле никакой конкретики на этот счет не дали — присутствие натовских вооружений у российских границ потребует «соответствующих шагов, <…> чтобы сбалансировать ситуацию», «здесь возможны самые разные варианты», сказал 20 декабря пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.

Выход в контрнаступление

Ни США, ни альянс, ни Евросоюз официально российские проекты пока никак не оценили. Они выступают со сдержанными заявлениями о том, что готовы к диалогу с Москвой. Как заявила 19 декабря во время визита в Литву новый министр обороны Германии Кристина Ламбрехт, обсуждать российские предложения — «правильно и важно». «Но нельзя [допустить], чтобы Россия предписывала партнерам по НАТО, как им себя позиционировать», — сказала она, указав, что эти проекты члены НАТО обсудят в течение нынешней недели.

нато
Фото: Global Look Press via ZUMA Press/Artur Widak

В некоторых странах Европы звучат заявления о том, что российские требования неприемлемы. По словам замглавы МИД Латвии Анджея Вилумсонса, «это нарушило бы все принципы, <…> которые международное сообщество приняло в XX веке». «Логика требования гарантий безопасности Россией непонятна, потому что в последние десятилетия безопасности России никто не угрожает», — сказал он в интервью от 18 декабря украинскому изданию LIGA.net.

Евросоюз хоть пока и не высказал своего категоричного неприятия, всё же упирает на то, что необходимости в новых договорах о европейской безопасности нет.

— Хельсинкский заключительный акт [1975 года] и Парижская хартия [для новой Европы 1990 года] уже ввели ключевые принципы, вокруг которых строится европейская безопасность, — заявил «Известиям» представитель Еврокомиссии Петер Стано. — ОБСЕ, в частности, предлагает механизмы и правила, которые до сих пор остаются краеугольными камнями любого взаимодействия с Россией. Каждая страна суверенна во внешней политике и выборе способов защищать себя, при этом государства должны уважать территориальную целостность друг друга. Это то, что Россия должна понимать и соблюдать.

При этом представитель ЕК подчеркнул: Евросоюз должен быть за столом переговоров, где речь пойдет о европейской безопасности. В Штатах также говорят, что готовы к консультациям только при условии, что будут участвовать их партнеры. В России настаивают на том, чтобы вести контакты исключительно на двусторонней основе с США. Как сказал агентству ТАСС Сергей Рябков, «если вовлекать в них другие страны, мы просто утопим это всё в прениях и словоблудии».

нато
Фото: REUTERS/Pascal Rossignol

В экспертном сообществе объяснили, почему Россия выступает с такой позицией.

— Ее суть в том, чтобы провести своего рода шоковую терапию, забив досками тот коридор, по которому Россия и НАТО идут уже 30 лет, — пояснил «Известиям» научный директор клуба «Валдай», главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов. — Таким образом Россия дает понять, что в устоявшихся параметрах она ни о чем говорить не будет. Западная реакция мне представляется несколько удивленной: с одной стороны, от России ждут всего, а с другой — такой резкой риторики от нее не ожидают. Эта резкость говорит о том, что время, когда РФ выступала с позиции слабости и оборонялась, подошло к концу.

На протяжении многих лет российская сторона неоднократно призывала Запад к равноправному и взаимоуважительному контакту. Суть нынешнего подхода, о котором говорит Федор Лукьянов, подтверждает и Сергей Рябков: по его словам, за США есть «большой должок». Он сводится к тому, чтобы «воспринимать Россию как партнера, с которым можно и нужно вести взаимоуважительный диалог и договариваться на основе баланса интересов, а не через навязывание своих односторонних схем и выдвижение ультиматумов», подчеркнул дипломат.

Читайте также
Реклама