Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
ХАМАС поприветствовало решение суда о прекращении Израилем операции в Рафахе
Мир
Совет Евросоюза согласовал обновленный Шенгенский кодекс
Мир
Bloomberg сообщило о планах ВСУ провести контрнаступление в Харьковской области
Мир
СМИ узнали о плане G7 сохранить заморозку активов РФ по итогам встречи в Италии
Мир
Захарова назвала очередным придуманным США обманом «саммит мира» в Швейцарии
Политика
В ГД предупредили о последствиях после принятия ГА ООН резолюции по Сребренице
Армия
Минобороны РФ сообщило о подвигах военнослужащих РФ на СВО
Происшествия
На ЗАЭС не увидели рисков от сброса воды с ДнепроГЭС
Спорт
Ирландский боксер Шон Тернер победил российского бойца Вячеслава Дацика
Мир
Столтенберг призвал снять ограничения на удары западным оружием по объектам в РФ
Мир
В Польше начали обсуждения по возобновлению работы погранперехода с Белоруссией
Мир
Минюст начнет публиковать адреса сайтов иноагентов
Мир
Зеленский сообщил о получении «столь необходимых» дальнобойных ракет
Мир
В ЦПВС сообщили о двух обстрелах террористами правительственных войск в Сирии
Культура
Солисты Санкт-Петербургского Дома музыки выступили во Вьетнаме
Мир
Украинские СМИ сообщили о взрыве в Харькове
Спорт
РФС объявил о старте нового сезона Российской премьер-лиги 20 июля
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

История новосибирского мальчика, которому в школе якобы сломали спину осенью, обросла неоднозначными деталями. Хорошая новость в том, что второклассник получил не столь жуткую травму, как перелом позвоночника, — у него диагностирован ушиб груди. Вместе с тем не подтвердились слова мамы ребенка об издевательствах, дело закрыто, однако ужасы о происходящем в школе уже облетели российские СМИ. Страдает ли деловая репутация школ в подобных случаях, кто встает на их защиту и возможен ли суд по делу о защите чести и достоинства образовательного учреждения, разбирались «Известия».

Снежный ком

«Мой сын учится в школе № 1. Его избили старшеклассники (шестиклассники, как выяснится позднее. — Ред.) на перемене: таскали, пинали, заламывали руки, взяли за волосы, он от них вырывался. Убежал, но они его догнали, схватили за ноги и за руки», — говорится в посте, опубликованном в новосибирском паблике «АСТ-54» 2 октября. Из него информация попала в СМИ, а оттуда — в криминальные сводки.

По словам мамы мальчика, школьники издевались над ее сыном во время перемены 20 минут. Из-за побоев он получил травму позвоночника. В обнародованной справке из травмпункта от 28 сентября значится диагноз «закрытый неосложненный стабильный компрессионный перелом позвонка». Рекомендовано, в частности, не сидеть три месяца, носить специальный корсет полгода и переходить на домашнее обучение.

«В это время проходили учителя и видя, что над моим ребенком измываются, никак не отреагировали», — утверждает мама мальчика. Второклассник об инциденте умолчал, позже пожаловался на тошноту, а также боль в шее и голове, рассказывает она: «Меня в школу вызвала завуч, и там я узнала от нее и от одноклассников ребенка, что моего сына гоняли по школе. Я отсмотрела видео с камер и увидела этот беспредел».

В тот же день, 2 октября, Следственное управление СК РФ по Новосибирской области сообщило о начале проверке. Днем позже глава СК Александр Бастрыкин взял ее на контроль. К проверкам присоединились МВД, а также министерство образования региона и городской департамент образования. 8 октября следователи возбудили уголовное дело по ч. 1 ст. 238 УК РФ «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей». Ведомство установило, что у мальчика произошел конфликт с учениками старших классов 23 сентября, в результате восьмилетнему «ребенку были причинены телесные повреждения».

Новые детали

Следствие «в связи с отсутствием события преступления» закрыло уголовное дело, сообщило издание «Сибкрай» 16 декабря. По его данным, уже 8 октября мама второклассника заявила руководству школы, что перелома нет — диагностирован ушиб груди.

По записям с камер видно, что мальчик баловался, сам нападал на одноклассников и не слушался дежурных шестиклассников, из-за чего его за ноги и за руки занесли в класс, посадили там и тут же вышли из кабинета, пишет «Сибкрай». После уроков он пару раз подтянулся на трубе и вприпрыжку спустился по лестнице, что тоже зафиксировано на видео, — вряд ли это возможно при переломе позвоночника.

Из-за обвинений пострадала вся школа: и учителя (особенно тот преподаватель, которого обвинили в бездействии), и дети, говорит директор образовательного учреждения Валерия Сутягина. Родители других учащихся собираются добиваться извинений за клевету, чтобы защитить деловую репутацию школы, и руководство не намерено их останавливать.

Автор цитаты

Мама и ребенок хотят того же — извинений. Над сыном и до инцидента издевались, в том числе учительница, которая называла его дебилом, жалуется родительница.

В СУ СК по Новосибирской области «Известиям» подтвердили, что следствие по делу прекращено — перелома у мальчика не было.

Обновлено 27 декабря 2021 года: В Министерстве образования Новосибирской также заявили «Известиям», что факт получения травмы позвоночника в школе не подтвердился. «При этом выявлены нарушения правил внутреннего распорядка обучающимися, а также дежурными, ответственными за безопасность и порядок в школе», — сообщили в ведомстве.

Поэтому в качестве дисциплинарного взыскания директор сделал замечание дежурному учителю, дежурному администратору, замещающему классного руководителя учителю второго класса и социальному педагогу.

В теории возможно

В отзывах к образовательному учреждению уже через пару дней после того, как новость разошлась по СМИ, появились сообщения подобного рода: «Это здесь ребенку спину сломали перед учителями?», «Директора школы на вылет — на всю страну стало известно, что творится в школе!»

По словам члена Ассоциации юристов России, управляющего партнера «Легес-Бюро» Марии Спиридоновой, школа как самостоятельное юридическое лицо имеет право за защиту своей чести и доброго имени.

Ученики на перемене в школе
Фото: РИА Новости/Алексей Куденко

— Гражданин или юридическое лицо вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности, — отмечает она в беседе с «Известиями».

Порочащие сведения — те, что содержат, в частности, «утверждения о нарушении действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении деятельности».

Автор цитаты

При этом оспариваемая информация не должна быть «выражением мнения автора», подчеркивает Мария Спиридонова.

— Извинение как способ судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации не предусмотрено, поэтому суд не вправе обязывать ответчиков по данной категории дел приносить истцам извинения в той или иной форме, — добавляет юрист.

В вопиющих случаях репутация школы может немного пошатнуться, однако глобально даже громкие случаи увольнения учителей на ней мало сказываются, говорит исполнительный директор Национального родительского комитета Юлия Матюнина.

Урок в центре образования
Фото: РИА Новости/Артем Житенев

— Во время конфликтов мы не наблюдаем какого-то бешеного оттока учеников из школы, — отмечает она в беседе с «Известиями». — Родители выбирают школу в первую очередь по территориальному принципу, по специализации и ориентированности на определенные вузы.

Недопустима позиция, в которой родитель и ученик всегда правы, а учитель и руководство школы — виноватые, подчеркивает Юлия Матюнина: «Когда мы начинаем глубоко разбираться в школьной медиации, в этих конфликтах очень часто в неприглядном свете видим именно учеников и их родителей. Так что, безусловно, честь и достоинство учителей нужно защищать там, где нанесен урон».

Тихие победы

Исполнительный директор Национального родительского комитета обращает внимание, что обычно из родителей учеников стихийно формируется оппозиция, которая высказывается в поддержку педагога.

— Мы всегда советуем учителям: как только против вас начинают создавать какое-то дело (не важно, по какой теме), немедленно обращайтесь к своим коллегам и родителям детей, — рассказывает «Известиям» член совета профсоюза работников образования «Учитель» Всеволод Луховицкий.

Ученики средней общеобразовательной школы
Фото: РИА Новости/Владимир Вяткин

По его словам, родители, как правило, учителя понимают и пытаются защищать. То же самое бывает с директорами: когда по тем или иным причинам учредитель снимает с поста руководителя, очень часто поднимается волна родительской, детской и учительской протестности.

Так, например, произошло после увольнения директора московской школы № 113 Давора Туба в прошлом году. На уроке физики педагог выдернула наушники из смартфона школьника, который слушал музыку и отказывался убрать гаджет. В итоге подросток ударил учительницу. Директор утверждал, что его вынудили уволиться, на защиту Давора Туба встали и ученики с родителями, и выпускники.

Обычно ситуация развивается следующим образом: «Один родитель или директор обвиняет в чем-то учителя. Это радостно подхватывают СМИ, районное или региональное начальство, как правило, объявляет его последним злодеем. Но одновременно его ученики и их родители, которые в массе своей к нему относятся хорошо, встают на его защиту».

Автор цитаты

Поэтому говорить о потерянной репутации не приходится — большая часть детей, родителей и коллег знают, если учителя обвинили не совсем справедливо, отмечает Всеволод Луховицкий.

Между учителями и родителей школьников достаточно конфликтов. «Но много жалоб основано не на фактах, а на эмоциях, — признает исполнительный директор Национального родительского комитета Юлия Матюнина. — Не всегда родители могут адекватно оценить ущерб, который нанесен ребенку. И это по-человечески понятно, ведь за близких, особенно детей, мы боремся до конца. Но зачастую они начинают бороться там, где и конфликта большого не было, где не было никакого вреда здоровью, чести и достоинству».

Конфликт раздувают, а учителя и директора школ находятся в положении, когда им негласно, но очень жестко запрещают комментировать и вообще обсуждать сложившуюся ситуацию вне учреждения.

Ученики основной общеобразовательной школы
Фото: ТАСС/Владимир Смирнов

— Когда мы вместе со СМИ обращаемся за официальными комментариями, мы, как правило, ни от директоров школы, ни от учителей их не получаем из-за негласного запрета, — замечает Юлия Матюнина.

Сопредседатель профсоюза «Учитель» Всеволод Луховицкий говорит, что педагоги, которые добились справедливости, доказали невиновность и вернулись к работе, избегают огласки победы. Поэтому восстановление репутации на уровне всей страны после внимания СМИ — случай редкий. Исходя из интересов школы, они предпочитают не кричать на весь мир о том, как их обидели.

Автор цитаты

— К сожалению, школы абсолютно зависимы, директора зависимы от своего руководства, — говорит собеседник «Известий». Поэтому преподаватели после беспочвенных серьезных обвинений зачастую больше не хотят об этом говорить и просто продолжают работать.

Проблема остается

Однако и подтвержденных случаев насилия в школах предостаточно. Такие ситуации по всей стране возникают ежедневно, а то и ежечасно, говорит руководитель Всероссийского общества защиты прав потребителей образовательных услуг Виктор Панин.

— Уровень агрессии, наверное, достиг уже максимальной отметки среди школьников и родителей. К сожалению, образовательные учреждения и правоохранительные органы не ведут никакой профилактической работы в этом направлении, — уверен собеседник «Известий».

На перемене между уроками в средней общеобразовательной школе
Фото: РИА Новости/Валерий Титиевский

Раньше отделы по делам несовершеннолетних регулярно взаимодействовали со школами и контролировали тех, кто стоял на учете, в том числе трудных подростков с социально опасными наклонностям. Сейчас эта работа практически развалена, говорит Виктор Панин: «За редким исключением в отдельных местах пытаются заниматься очковтирательством и для отчетов рассказывать о проделанной работе. Кроме того, толком не выстроена работа штатных школьных психологов».

По его словам, разбор прецедентов по типу того, что произошел в Новосибирске, — сложная работа, а заниматься ею сейчас мало кто умеет. Сейчас конфликты почти невозможно не выносить из учреждения, из-за чего в них неизбежно вовлекается большое количество сторон, не только непосредственные участники. Раздувание этих ситуаций — тоже следствие нехватки профессионалов на этом направлении, резюмирует Виктор Панин.

Прямой эфир