Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Наше всё: как Крым стал республикой
2021-10-14 12:42:04">
2021-10-14 12:42:04
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

100 лет назад, 18 октября 1921 года, на карте РСФСР появилось новое территориальное образование — Автономная Крымская Советская Социалистическая Республика. «Известия» вспоминают, как это было.

Герб с арабской вязью

Этот проект тщательно готовили с лета 1921 года. Писали Конституцию, создавали органы власти: республиканский Совет народных комиссаров, Центральный исполнительный комитет. Ключевые назначения подчеркивали многонациональность Тавриды. Первым председателем КрымЦИК стал латыш Юрий Гавен, а главой правительства Крыма — татарин Сахиб-Гарей Саид-Галиев. Но истинным «хозяином республики» оставался старый большевик, участник штурма Зимнего Иван Акулов — секретарь Крымского областного комитета РКП(б), фактически ставший (правда, ненадолго) и республиканским секретарем.

екатерина памятник
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

Когда-то, в екатерининские времена, Крым добровольно, без единого выстрела, вошел в состав Российской империи. Крымская АССР заняла значительную часть бывшей Таврической губернии, которая существовала с 1802 года. В декрете Cовета народных комиссаров говорилось: «Образовать Автономную Крымскую Социалистическую Республику как часть РСФСР в границах Крымского полуострова из существующих округов: Джанкойского, Евпаторийского, Керченского, Севастопольского, Симферопольского, Феодосийского и Ялтинского». Столицей республики стал Симферополь — крупнейший промышленный и транспортный центр республики. С тех пор статус Крыма, как мы увидим, трансформировался не раз, но его географические очертания, административные границы остались практически неизменными.

Началась — без преувеличений — новая страница в истории Крыма. Был утвержден государственный герб Автономной Крымской Республики — почти точная копия герба РСФСР, но с девизом «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» не только на русском, но и на крымско-татарском языке, изначально — в арабской графике. Позже крымские татары перешли на латиницу, а в 1939 года — на кириллицу, и всякий раз в герб вносили поправку.

Послевоенный вариант

Крым вошел в состав РСФСР не просто после нескольких смутных лет. Гражданская война затронула полуостров, как мало какую область бывшей империи. Их книг и кинофильмов противостояние красных и белых нам представляется чем-то тотальным. На самом деле это была странная война, по существу — несколько крупных локальных конфликтов. При этом во многих регионах можно было жить, работать в каком-нибудь городе или — тем более — в селе и почти не замечать Гражданской войны. Крым был исключением.

Разумеется, на всех воздействовали революционные перемены 1917 года, военного коммунизма, НЭПа, но в боевых действиях принимали участие сравнительно немногие. А Крым стал настоящим театром военных действий, ареной кровопролитных сражений, партизанских операций и неумолимого террора. Это было жестокое время для полуострова, который к тому времени уже считался «райским уголком» дворцов, санаториев, комфортабельных лечебниц и дач. Совсем недавно Николай II почти всерьез обсуждал возможности переноса имперской столицы в Ливадию. А тут — настоящая война с трагическими последствиями.

После побед над Врангелем советская власть начала активно создавать новую, особую систему управления государством, в которой важную роль играли автономные образования. Советский Союз к тому времени еще не сложился, но до его рождения оставалось немногим более года. Будущие основы СССР уже вовсю обсуждали в партийной и государственной верхушке. Немало спорили о будущей «социалистической империи», которую считали стержнем, на который со временем будут нанизаны десятки государств. Крым в этом проекте занял серьезное, важное место как форпост Москвы на Черном море, как неотъемлемая часть РСФСР.

Автономия или область?

В газете наркомата по делам национальностей поздней осенью 1921 года вышла статья «К провозглашению Крымской республики», в которой было отмечено, что «самая компактная часть крымской деревни — татары, составляющие вместе с немногочисленным пролетариатом городов базу советской власти в Крыму». Утверждение спорное. Но нарком Сталин балансировал между планами создать унитарную систему и поддержкой «коренных народов», которые должны были получить некую квазигосударственность, а крымские татары вполне подпадали под определение «угнетенные массы окраин».

Суть республики оказалась противоречивой: с одной стороны, партия говорила об особом акценте на развитие крымско-татарского меньшинства — как коренных жителей полуострова. Открывались крымско-татарские школы и театры, выходили в свет учебники, повествовавшие об истории этого народа, о его культуре. С другой — республика была все-таки Крымской, а не Крымско-татарской. И с первых дней ее существования начались неминуемые споры на эту тему. Так, большевики сразу запретили национальную партию крымских татар Мили Фирка, которая ушла в подполье, сохраняя связи с Турцией. Правда, многие милифирковцы, не афишируя своих убеждений, стали работать в советских органах.

Первостепенной оставалась партийная вертикаль власти, партийная дисциплина. Именно она обеспечивала единство страны, давала окорот сепаратизму. В ноябре 1921 года на партийной конференции Акулов, человек обстоятельный, после консультаций с Москвой попытался разъяснить извилистую линию партию: «Мы хорошо учли настроения татарской части населения, что объявление автономной республики толковалось ими как объявление татарской республики, и если бы нашу политику построили таким образом, то эта политика была бы ошибочной».

Вскоре Акулов передал свои полномочия новому партийному секретарю — Абраму Израиловичу, который проводил схожую политику, но тоже задержался на этом посту всего лишь на год. Любопытно, что вплоть до послевоенных лет никто не руководил крымскими коммунистами дольше двух лет подряд. И, как правило, это были люди, напрямую связанные с Москвой. Они проводили политику маятника — от «поддержки коренного населения» до борьбы с «крымско-татарским национализмом». Ведь Крым был еще и форпостом СССР на морской границе с Турцией, которая всегда рассматривала полуостров как потенциальную зону влияния. Несмотря на дружественные отношения с Анкарой, приходилось держать ухо востро.

Cловом, Крым с самого начала был необыкновенной автономной республикой. Обычно этот статус получали «самоуправляющиеся национально-территориальные единицы». А Таврида так и не стала «национальной» крымско-татарской — и во многом больше напоминала область (правда, стратегически важную), чем автономию. «Национальными крымско-татарскими» официально считались только шесть районов полуострова из 20. Еще два относились к еврейским, два — к немецким и один — к украинским. В остальных районах превалировало русское население — и это крупнейшие города и курорты Крыма, включая Симферополь — столицу республики. В известной степени «автономность» Крыма в предвоенные годы оставалась декоративной. Перепись населения 1939 года показала, что около половины жителей Крымской республики — русские, а крымских татар — менее 20%.

Здравница и кузница

Прошло несколько лет после учреждения республики, зарубцевались раны — и Крым стал излюбленным местом отдыха центральной власти. В известной степени, как и в царские времена — летней столицей страны. Многие важнейшие государственные вопросы решались в Мухалатке или в переписке между крымскими здравницами и Москвой.

В Крыму несколько лет работал родной брат вождя революции Дмитрий Ульянов — первый нарком здравоохранения республики, начинавший медицинскую службу санитарным врачом в Феодосийском уезде. В 1921-м его перевели в Москву, но он продолжал курировать черноморские здравницы. Некоторое время всё функционировало на удивление демократично. Например, в Ливадии, в Большом и Малом дворцах устроили первый в мире санаторий для беднейшего крестьянства — главным образом, там лечили туберкулез. Это был, кроме прочего, важный пропагандистский шаг. «Где, когда в мировой истории, в какой стране бывал такой факт, чтобы в дворцы царей приезжали крестьяне для того, чтобы поправить свое расшатанное здоровье? Нигде, никогда, ни в одной стране мира», — восклицал нарком здравоохранения СССР Николай Семашко. В феврале 1945 года, после освобождения Крыма от гитлеровцев, в Ливадийском дворце состоялась знаменитая Ялтинская конференция руководителей «большой тройки» — стран Антигитлеровской коалиции. С тех пор в Ливадийском императорском комплексе есть и «чертоги» для официальных встреч, и музей, и — по-прежнему — лечебный санаторий.

Крым считался одной из самых урбанизированных республик РСФСР: около половины жителей полуострова были горожанами. Это подталкивало власти к развитию системы образования и медицины. Довоенного уровня промышленности Крым, если верить статистике, достиг в 1929 году.

Во время Великой Отечественной гитлеровцы прошлись по Крыму огненным катком. После победы пришлось не только преодолевать разруху, но и превращать автономную республику в область. Крымских татар объявили «народом-коллаборационистом» и, за редким исключением, насильственно выселили из родных мест — преимущественно в Узбекистан. Это трагическая страница в истории Крыма. Только в 1989 году депортация крымских татар (как и вообще репрессии в отношении народов) была признана незаконной и преступной. А тогда, в 1945-м, Крым потерял статус АССР и стал областью в составе Советской России. В 1948 году Севастополь получил статус города республиканского подчинения, то есть управление главной базой Черноморского флота напрямую замыкалось на Москве.

Хрущевский подарок

В 1954 году первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев принял решение, которое удивило всю страну: Крымскую область из РСФСР «передали» Украине. В народе поговаривали о «подарке» Киеву в честь 300-летия воссоединения Украины с Россией, которое широко отмечалось в СССР. Опытный хозяйственник, первый секретарь Крымского обкома Павел Титов выступил против этого решения — и лишился своего поста. «Диссидента» перевели на скромную должность заместителя министра совхозов по кадрам.

Что бы ни писала тогдашняя советская пресса, никакого «движения трудящихся масс» в пользу передачи Крыма Украине не было и не могло быть. Это чувствуется даже в официальных документах. Всем было ясно, что это спонтанное (как стали говорить чуть позднее, «волюнтаристское») решение Никиты Хрущева, который принял его во время поездки по Крыму и объяснял экономической необходимостью. Хотя логичнее было бы активнее налаживать связи между Крымом и Черноморским побережьем Кавказа, Крымом и Кубанью. От Керчи до Тамани, как известно, путь недолог — и они от века связаны общими задачами. Оздоровительная медицина, строительство гостиниц и санаториев — всё это происходило по обе стороны Азовского и Черного морей. А волей первого секретаря ЦК КПСС два берега оказались в разных республиках. Но Крым не может существовать отдельно от России!

Конечно, и Хрущев, по большому счету, не отделял полуостров от Москвы. Там располагались дачи всех высших партийных иерархов, там проходили переговоры с иностранными дипломатами и главами государств. Брежнев превратит «ялтинские встречи» в постоянную площадку, на которой вырабатывалась стратегия социалистического лагеря. Кроме извечных «друзей», он принимал в Крыму и федерального канцлера ФРГ Вилли Брандта, и президента США Ричарда Никсона. Всё это — политика общесоюзного и даже международного значения. Но элементы украинизации доставили жителям полуострова немало неудобств. Вывески и газеты на украинском языке, политические распоряжения из Киева — крымчане воспринимали всё это как абсурд даже спустя десятилетия после «Никитина дара».

В Крыму, в Форосе, по существу, и завершилась история Советского Союза. Странное «пленение» президента Михаила Горбачева в своей приморской резиденции и неудачная попытка ГКЧП «навести порядок в стране» — всё это стало эпилогом к 70-летней летописи советского Крыма.

В родной гавани

После 1991 года Крым долго и бурно боролся за отмену хрущевской импровизации, за самостоятельность, а по существу — за воссоединение с Россией. Эта идея никогда не покидала крымчан. В реальность самостийной Украины Крым не вписывался. Причины вполне объективные: повсеместное распространение русского языка, культурное своеобразие, самосознание черноморской твердыни русских моряков, экономические связи с Россией... Возвращение в родную гавань состоялось весной 2014 года. Сегодня в состав России входит Республика Крым — геополитическое понятие, которое впервые прозвучало 100 лет назад. Обстоятельства, идеология, государственный уклад — всё с тех пор стало иным, но эта формула сохранилась. Многое переменилось — включая климат. Но Крым по-прежнему — черноморская жемчужина России.

Автор — заместитель главного редактора журнала «Историк»

Читайте также