Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Мы готовы уступить»
2021-09-14 20:10:53">
2021-09-14 20:10:53
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Нормализация отношений между Израилем и арабскими государствами оказалась выгодной всем сторонам соглашений: товарооборот с ОАЭ за год почти достиг $1 млрд, а с Бахрейном вырос с нулевого до $300 млн. Об этом в интервью «Известиям» заявил посол еврейского государства в РФ Александр Бен Цви. Он также отметил: нормализация положительно сказалась и на отношениях с Палестиной. Израиль наблюдает позитивные сдвиги и может пойти на уступки на возможных переговорах. Но пока со стороны палестинцев не было сигналов о готовности пойти на компромисс, подчеркнул дипломат. Он также сообщил, что Израиль может признать российские сертификаты о вакцинации до конца года. В ближайшие дни состоится очередной раунд переговоров Роспотребнадзора и израильского минздрава по этому вопросу, обсуждаются технические моменты.

«Мы еще пока не видим, чтобы палестинская сторона была готова уступить»

— 15 сентября исполняется год с подписания Авраамических соглашений между Израилем и арабскими странами — сначала ОАЭ и Бахрейном, а затем Марокко и Суданом. Каким практическим содержанием наполнились эти договоренности? Насколько выгодной оказалась нормализация?

Давайте возьмем Эмираты. Товарооборот ОАЭ и Израиля сегодня достигает почти $1 млрд. С Бахрейном, с которым до сентября прошлого года товарооборот вообще был ноль, мы уже сегодня говорим о $300 млн. Именно в этом мы видим реальные результаты. То же самое с туристическим потоком: сначала его, конечно, не было, но потом десятки тысяч израильских туристов посетили эти страны. Некоторые студенты из этих государств начали учиться в израильских вузах.

— Как общества этих стран отреагировали на нормализацию отношений с Израилем? Когда ваши туристы приезжают в эти государства, не сталкиваются ли они с антисемитизмом?

— До сих пор я не слышал ни разу, чтобы был хотя бы один подобный случай. Наоборот, там отмечали еврейские праздники. В ОАЭ есть синагога, которая уже активно работает.

Президент Дональд Трамп вместе с министром иностранных дел Бахрейна доктором Абдуллатифом бин Рашидом Аль-Заяни, премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху и министром иностранных дел Объединенных Арабских Эмиратов Абдуллой бен Заидом Аль Нахайяном после подписания соглашения Абрахама, Вашингтон, 15 сентября 2020 года

Президент Дональд Трамп вместе с министром иностранных дел Бахрейна доктором Абдуллатифом бин Рашидом Аль-Заяни, премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху и министром иностранных дел Объединенных Арабских Эмиратов Абдуллой бен Заидом Аль Нахайяном после подписания соглашения Абрахама, Вашингтон, 15 сентября 2020 года

Фото: Global Look Press/White House

— А как нормализация отношений Израиля с другими арабскими странами повлияла на контакты с Палестиной? Есть ли какие-то позитивные сдвиги?

Сдвиги есть. Например, встреча (президента Палестины) Махмуда Аббаса с нашим министром обороны (Бени) Ганцем. Есть координация во всем, что связано с безопасностью, контакты продолжаются. На уровне экономическом есть контакты. Есть, конечно, разные, я бы сказал, подъемы и спады. А встреча Ганца с Махмудом Аббасом — это как раз явно сигнал о каком-то более, я бы сказал, высшем уровне контактов.

— Палестинский посол в РФ Абдель Хафиз Нофаль заявил «Известиям», что Палестина открыта к прямому диалогу с израильтянами. Хотелось бы узнать позицию Израиля: насколько ваша страна готова сейчас к прямым переговорам с палестинцами?

— Хорошо, мы говорим с Палестинской автономией, а как на это отреагирует Газа? Они же еще между собой не могут договориться. Неважно, что мы договоримся с одними, надо же сначала знать, с кем говорить, кроме того — о чем говорить. Надо смотреть, на какие уступки каждая сторона готова пойти. Мы еще пока не видим, чтобы палестинская сторона была готова уступить. В свою очередь, мы точно знаем, что мы готовы уступить, потому что мы это уже делали несколько раз.

— Глава МИД Израиля Яир Лапид не так давно побывал в Москве с первым визитом и провел за закрытыми дверями переговоры с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым. Обсуждал ли господин Лапид с российской стороной новый экономический план, который Израиль предложил сектору Газа?

— Обсуждалось всё, что связано с этим. Опять же, это не то что единственный план, какой-то отдельный. Есть более широкие планы координации, более широкие планы разговоров. В этих разговорах, несомненно, вопрос палестинский был поставлен, был обсужден. Не всегда у нас совпадает подход к этому вопросу с российской стороной, это я могу сразу сказать. Но несмотря на это, мы всегда открыты, каждый свою позицию высказывает, стараемся друг друга убедить в правоте наших взглядов и так далее. И что-то иногда получается, что-то нет. Но диалог ведется, это самое главное.

— И всё же хотелось бы уточнить: представлял ли Лапид этот план Лаврову, и как Россия отреагировала на это предложение?

— Я не буду в это вдаваться. Извините. То, что было за закрытыми дверями, должно остаться там.

«Необходимо полное отступление Ирана с сирийской территории»

— Можно уточнить про обсуждение Ирана в ходе встречи министров: на чем настаивала израильская сторона?

— Мы всё время повторяем это: наша главная озабоченность — это то, что Иран стремится достичь ядерного вооружения. И как сказал наш министр, этого мы себе не можем позволить. Потому что это прямая стратегическая угроза существованию Израиля. Представьте себе очень радикальный режим, у которого есть еще и ядерное оружие. Это угроза, кстати, не только Израилю. Это угроза всему миру. Надо подумать: у них вот этот арсенал стратегических ракет, у некоторых из них дальность 2,5 тыс. км. На кого они целятся? Мы ближе. Только надо подумать, кто еще в этом радиусе действия.

Мы говорили о пребывании Ирана на сирийской территории, об угрозе нашей безопасности. Потому что иранская сторона, во-первых, передает различным шиитским группировкам экстремистским, как «Хезболле», так и другим, оружие, финансовую помощь. А это же напрямую на нашей границе. Поэтому мы всегда говорим, что необходимо полное отступление Ирана с сирийской территории. Им там делать нечего.

 ракетные учения в центре Ирана
Фото: TASS/Zuma

— 13 сентября МИД Ирана сообщил, что в ближайшее время Тегеран вернется к переговорам по восстановлению ядерной сделки в Вене. Как Израиль смотрит на это?

— Мы относимся к этой сделке негативно. Мы это сказали сразу, когда она была подписана. Потому что в эту сделку многие факторы, которые очень важны и связаны со стратегическими вопросами, включены не были. Например, не было включено всё, что связано с ракетным арсеналом Ирана. Не оговаривалась никак финансовая помощь Ирана различным террористическим группировкам. Ничего не говорилось о том, что будет, когда действие сделки закончится. Что, тогда Ирану можно будет всё свободно делать? То есть в этом соглашении, в ядерной сделке, есть «дырки».

И поэтому мы с самого начала не поддерживали это соглашение. Тем более что мы сегодня видим: несмотря на подписание сделки, Иран ее всё время нарушал — поставил новые центрифуги, которые не должен был ставить, обогащение урана было выше, чем предусмотрено. Так что вернуться к чему? К нарушениям? Тем более что сейчас в Иране новое правительство, которое еще более экстремистски настроено, чем предыдущее. Мы против восстановления сделки, мы были против этого, и считаем до сих пор, что это плохое соглашение.

— Этот вопрос также обсуждался во время встречи глав МИД Израиля и РФ?

— Абсолютно.

«Будем надеяться, что пандемия немножко успокоится»

— Перейдем к двусторонней повестке: до сих пор Израиль не признал «Спутник V». Идут ли переговоры между нашими странами о взаимном признании сертификатов о вакцинации, и когда этот процесс может завершиться?

— Да, переговоры идут. Одни переговоры между Роспотребнадзором и нашим минздравом уже прошли. В ближайшую неделю, в эти дни, пройдет еще один такой раунд. Ну, они там сравнивают друг с другом, это технические данные. Мы в свое время даже предоставили свои идеи в письменном виде Минздраву России.

— Можно ли надеяться, что эти переговоры завершатся успешно уже до конца этого года?

— Я надеюсь, что да. Во-первых, ну, будем надеяться, что пандемия тоже немножко успокоится. К сожалению, не все — ни у нас, ни в России — привиты. Так что признать сертификаты — это одно, но чтобы полностью открыть [границы] — тут тоже надо будет еще подумать, как технически это сделать.

вакцина спутник
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Полегенько

— 18-го октября исполнится 30 лет с восстановления дипотношений Израиля и России. Известно, что премьер-министр еврейского государства Нафтали Беннет посетит Москву. Может быть, вы знаете уже дату, когда он прибудет, и программу визита?

— Нет, даты нет. Мы хотим, чтобы это было ближе, конечно, к самой дате 30-летия. Но это зависит сейчас от российской стороны, которая должна назначить даты. Этого я не знаю.

— Можете пояснить, что стоит на повестке дня, какие вопросы будут обсуждаться между Нафтали Беннетом и Владимиром Путиным?

— Все вопросы, которые мы с вами обсуждали: и Иран, и Сирия, и палестинцы, и наши двусторонние отношения, наши экономические связи. У нас сейчас должно будет пройти заседание межправкомиссии, ее даты также уточняются.

— Россия и Израиль уже очень много лет ведут переговоры по поводу соглашения об экстрадиции заключенных. Стоит ли ожидать, что во время визита премьер-министра его всё-таки подпишут?

— Это сейчас находится в руках наших профессиональных министерств, то есть минюста. Я знаю, что ведутся переговоры с российской стороной.

Читайте также