Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«У нас нулевая терпимость к недобросовестным продажам»

Первый заместитель председателя правления «Сбера» Александр Ведяхин — о новых подходах к работе и «зеленой» политике
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В конце июля «Сбер» опубликовал свою первую ESG-политику — документ, который закрепляет принципы деятельности компании в области ESG (от англ. Environmental, Social and Corporate Governance — экологическая, социальная и корпоративная ответственность) и устойчивого развития. В чем состоит суть политики, что банк уже делает и что планирует делать в этой сфере, рассказал первый заместитель председателя правления Сбербанка Александр Ведяхин, курирующий это направление.

— В конце прошлого года «Сбер» представил Стратегию-2023, частью которой стала ESG-стратегия. На днях вы опубликовали ESG-политику. Чем она отличается от ESG-стратегии? Какова роль нового документа?

— Политика ESG переводит приоритеты ESG-стратегии на язык конкретных бизнес-задач. Это что-то вроде нашего компаса в широком пространстве задач и вызовов в области устойчивого развития. Она четко фиксирует цель, направления работы и наши подходы к взаимодействию в этой сфере со всеми стейкхолдерами — акционерами, инвесторами, клиентами, сотрудниками, государством, международными организациями и экспертным сообществом.

Работая над Политикой, мы собирали мнения всех заинтересованных сторон, прислушивались к их мнениям и учитывали их. На мой взгляд, у нас получился уникальный для России документ — как по содержанию, так и с точки зрения методов его создания. В нем в доступном виде закреплены приоритеты нашей работы в области ESG. Политика опубликована на нашем портале, каждый может с ней познакомиться.

— В Политике говорится, что основная цель «Сбера» в области ESG — «стать лидером системных изменений… на национальном и международном уровнях». Значит ли это, что вы хотите влиять на «зеленую» трансформацию всей российской экономики?

— Мы планируем не влиять, а помогать строить в России «зеленую» экономику. «Зеленую» — в широком смысле. Для меня это синоним удобной и ориентированной на нужды человека среды обитания. Мы работаем над созданием таких условий, при которых финансы помогают развиваться бизнесу, государству и повышать благополучие общества и окружающей среды.

Как крупнейший финансовый институт «Сбер» уже во многом является трендсеттером. Мы задаем «моду» на экологические и социальные процессы и уже ведем работу по всем направлениям, которые отражены в ESG-политике. Всего их восемь. Это минимизация воздействия на окружающую среду; развитие практик управления климатическими рисками и возможностями; создание условий для эффективного труда и развития человеческого потенциала; обеспечение соблюдения и защиты прав человека, инклюзивной среды и равного доступа к продуктам и услугам; поддержка местных сообществ и содействие социальному развитию; совершенствование практик корпоративного управления, обеспечения безопасности и управления ESG-рисками, в том числе в цепочке поставок; развитие практик ответственного финансирования, а также содействие экономическому благополучию и процветанию для всех.

«Сбер» становится генератором инновационных изменений во всех сферах жизни. И у этих изменений, как правило, «зеленая» либо социальная направленность. Вся экосистема «Сбера» строится вокруг наших клиентов и их потребностей. А учитывая, что у нас уже больше 100 млн клиентов-физлиц с самыми разнообразными проблемами и желаниями, наши продукты и сервисы максимально кастомизированы и охватывают практически все сферы жизни. Мы стараемся удовлетворять потребности всех групп клиентов, даже если в этом нет прямой финансовой выгоды для бизнеса и когда другие этим не занимаются.

Приведу в пример несколько отраслей. Во-первых, медицина. Многие цифровые технологии «Сбера» уже вовсю используют россияне и применяют медицинские учреждения. Благодаря нашим телемедицинским решениям можно получать качественный, удобный сервис и поговорить с врачом из любого удобного места, — на многие свои вопросы наш клиент может получить ответы ведущих медиков удаленно. Безрецептурные лекарства доставляются прямо на дом нашей СБЕР ЕАПТЕКОЙ. Разработки «Сбера» делают процесс постановки диагнозов более эффективным, снимают с врачей рутинные процессы. Например, ряд наших сервисов на основе искусственного интеллекта помогает докторам быстрее и точнее определять на КТ-снимках изменения в легких, характерные для вирусной пневмонии, и определять у пациентов риск тяжелого течения заболевания, чтобы вовремя назначать им адекватное лечение. Особенно это актуально в период пандемии.

Во-вторых, образование. Например, школьная цифровая платформа «СберКласс». Она добавляет современные инструменты обучения, новые форматы взаимодействия учителя с учениками, дает возможность учителям использовать интерактивные и авторские образовательные модули. Опять же — автоматизирует рутинные операции, что позволяет учителю больше времени уделять интересной работе и самореализации. В-третьих, транспорт — к примеру, безналичная оплата проезда с помощью наших карт. «Сбер» уже подключил к эквайрингу более 70 тыс. транспортных средств более чем в 140 городах страны.

В общем, решения «Сбера» повышают эффективность целых отраслей, снижают цифровое неравенство, облегчают труд представителей самых разных профессий и в целом повышают благополучие наших сограждан, обеспечивают им равный доступ к нашим продуктам и услугам. Ведь среди наших клиентов есть люди с различными ограничениями по здоровью, есть иностранцы. Все их особенные потребности мы учитываем при разработке наших сервисов. Каждому клиенту должно быть с нами выгодно, комфортно и безопасно.

— «Сбер» планирует ежегодно публиковать отчетность по ESG. Какие аспекты планируется отражать в такой отчетности? Насколько сложно ее интегрировать в международную отчетность группы?

— Мы готовим нефинансовую отчетность уже больше 10 лет. Требования к такой отчетности со стороны регуляторов, инвестиционного сообщества и рейтинговых агентств постоянно растут. Я думаю, рано или поздно будет введена обязательная отчетность о воздействии на климат по единым стандартам, но уже в этом году мы добровольно и первыми среди российских финансовых организаций готовим свой отчет по стандарту CDP (Climate Disclosure Project). А на следующий год в наших планах — отчетность по стандарту TCFD (Task force on Climate Disclosure). Для нас крайне важно предоставление всей необходимой информации стейкхолдерам — и национальным, и международным. Раскрытие будем производить по всем восьми направлениям нашей ESG-политики, которые я уже перечислил.

— Сколько «Сбер» планирует потратить на реализацию стратегии ESG и за счет каких источников?

— Во-первых, мы не выделяем какие-то специфические расходы на ESG, они изначально «зашиты» во все наши бизнес-процессы. Во-вторых, и я об этом многократно говорил, от ESG в конечном счете выигрывают все. Если ESG-новшество выгодно и удобно нашим клиентам, значит, в итоге оно выгодно и нам как организации. А выгодно нам — выгодно и нашим акционерам, среди которых много частных лиц.

Так что в ESG стандартная бизнес-логика не работает. Невозможно оценить все прямые и косвенные эффекты от инвестиций в эту сферу. Хотя многие результаты вполне осязаемы. Только за прошлый год за счет внедрения безбумажных технологий «Сбер» почти вдвое сократил количество бумаги, которая передается на хранение в архив, а это 2,5 тыс. т. Еще на 1,2 тыс. т сократилось количество бумажных документов, выдаваемых клиентам. Итого — 3,7 тыс т. Только вдумайтесь в эту цифру! Чтобы изготовить такое количество, потребовалось бы около 50 тыс. деревьев.

Более 1,1 тыс. наших офисов участвует в раздельном сборе отходов. Запущена программа приема банковских карт с истекшим сроком для дальнейшей переработки. Так мы уже собрали более 10 т пластика. Сдать старую карту уже можно не только в офисах — эту функцию поддерживают более 10 тыс. банкоматов по всей стране. Все строящиеся объекты банка сертифицируются по «зеленым» стандартам. Запущена блокчейн-платформа для контроля поставок «зеленой» энергии, объем сделок на ней уже составил 320 тыс. МВт·ч.

Это лишь незначительная часть того, что мы уже сделали в области экологии. Многого удалось добиться и в социальной сфере. Мы почти полностью искоренили практики мисселинга, то есть недобросовестных продаж клиенту продуктов или услуг, которые ему не нужны. Сейчас такие случаи носят единичный характер, и о каждом из них мне докладывают лично. У нас нулевая терпимость к подобному поведению, поэтому менеджеров, допускающих такое в своей работе, мы безоговорочно увольняем. Вообще ответственное отношение к финансам клиентов — это один из приоритетов «Сбера». Уже более 10 млн наших клиентов получили персональные советы по финансовому планированию, около 13,8 млн молодых людей обучаются финансам у нашего «СберКота» в социальных сетях и приложении «Сбербанк Онлайн». В 40 российских городах волонтеры «Сбера» реализуют проект «Финансовая грамотность для детских домов».

— Как будут внедряться принципы ESG в экосистеме «Сбера»? Есть конкретные примеры?

— В большинстве случаев у компаний нашей экосистемы «цифровой», а не углеродный след. Но зоны развития, безусловно, есть, и мы ставим задачу внедрения ESG-подходов и разработки соответствующих планов во всех компаниях Группы. И они всё активнее подключаются ко многим инициативам, которые я перечислил, и предлагают собственные. Скажем, с помощью нашего картографического сервиса 2ГИС каждый желающий может найти ближайшие пункты приема макулатуры, батареек, стекла, металлолома, старой одежды. А продукты нашей цифровой платформы «СберКорус» в области электронного документооборота обеспечивают любой — я подчеркиваю, любой — бизнес-процесс без единого листа бумаги. Причем компания предлагает различные возможности безбумажного документооборота не только для бизнеса, но и для повседневных нужд самого широкого круга людей. По прогнозам, в этом году благодаря ее решениям будет спасено более 130 тыс. деревьев, и это без учета самого «Сбера»!

Или другой пример. Как вы знаете, в экосистеме «Сбера» много компаний, занимающихся доставкой продуктов, товаров первой необходимости и готовой еды. Это «СберМаркет», входящие в СП с Mail.ru Group компании: «Самокат», Delivery Club, «Кухня на районе». Еще в нашей экосистеме есть мультикатегорийный маркетплейс «СберМегаМаркет». Все они ежедневно доставляют десятки тысяч заказов. Так вот сейчас мы изучаем, как при курьерской доставке получать обратно на переработку пластиковые пакеты и другую упаковку. Только представьте, сколько тонн пластика нам удастся собирать ежемесячно, когда мы внедрим этот процесс.

В целом в «Сбере» запущено более 150 различных ESG-проектов и около 1 тыс. региональных ESG-инициатив. Их спектр предельно широк — от посадки деревьев до помощи бездомным животным, от обновления фасадов домов, входящих в список архитектурного наследия Иркутской области, до мониторинга состояния Волги и одновременного забора проб воды в 15 крупнейших расположенных по ее течению городах. Есть и экзотические на первый взгляд проекты. Например, Поволжский банк занялся защитой летучих мышей. Эти млекопитающие помогают бороться с насекомыми-вредителями и с комарами — переносчиками заболеваний. На территории Жигулевского заповедника зимует одна из самых больших их колоний — около 33 тыс. особей восьми видов. Наши волонтеры помогли сотрудникам заповедника установить домики для летучих мышей. А вообще количество волонтеров «Сбера» уже перевалило за 15 тыс. Целая армия неравнодушных людей! Я очень признателен им за их активность.

— В качестве одной из целей Политики ESG вы заявили развитие практик управления климатическими рисками. Но у «Сбера» же нет заводов и вредных производств, которые влияют на климат. Зачем вам вовлекаться в климатическую повестку?

— Да, заводов у нас нет, и мы действительно производим не так много прямых выбросов, однако они всё же есть. Это связано с транспортом, бумагой, офисной техникой, электричеством… В масштабах «Сбера» углеродный след получается немалый. И недавно мы первыми взяли на себя уникальное для России обязательство — к 2030 году стать углеродно нейтральными в операционной деятельности.

Как мы этого добьемся? Мы внедряем целый пакет мер по снижению собственного воздействия на климат — начиная от сокращения потребления энергии и воды и заканчивая переводом наших офисов на возобновляемые источники энергии и постепенной заменой автопарка на электромобили. Кстати, 27 отделений «Сбера» уже полностью переведены на «зеленую» энергию. Проводим интересный эксперимент в Астраханской области — там на крышах двух наших отделений расположены солнечные электростанции, которые закрывают более 20% потребностей этих офисов в электричестве.

К концу года мы проведем полную оценку своего углеродного следа и разработаем свою собственную Климатическую стратегию.

А развивая «зеленое» финансирование, стимулируя наших клиентов к экологически ответственному поведению, мы принесем для климатической повестки на порядки больше пользы, чем внедряя такие изменения только у себя.

— Какое стимулирование клиентов вы имеете в виду? Можете привести примеры?

— Если говорить о наших корпоративных клиентах, то мы разработали подход, который позволяет предлагать различные условия, продукты и услуги клиентам с разным ESG-риском. Грубо говоря — чем более экологически ответственно поведение клиента, тем более мягкими будут для него условия кредитования.

К примеру, недавно мы открыли кредитные линии АФК «Система» и ряду других компаний, когда процентная ставка привязана к выполнению заемщиками ряда условий. В данном случае — они должны утвердить экологическую политику и интегрировать принципы ответственного инвестирования в свой инвестиционный процесс и бизнес-модель. Подобных ESG-кредитов мы выдали уже на 55 млрд рублей. Скидка за «зеленость» или устойчивость, как и размер неустойки при нарушении ESG-условий, — вопрос каждого конкретного кейса.

Если же у потенциального заемщика высокий ESG-риск, мы обращаем на это его внимание и вместе с клиентом думаем, как выйти из этой ситуации, предлагаем способы решения этой проблемы. К 2023 году мы завершим ESG-скоринг своего кредитного портфеля.

Работаем мы и над ESG-продуктами для розничных клиентов. Например, прямо в приложении «Сбербанк Онлайн» можно приобрести паи нашего фонда «Ответственные инвестиции». Средства вкладываются в акции устойчивых и растущих компаний, следующих принципам ESG.

— Одно из направлений ESG — создание более инклюзивного общества. Как вы оцениваете уровень инклюзивности внутри Сбербанка и в целом в России? Какие конкретные задачи ставит перед собой «Сбер» в этой области?

— Процесс формирования общества, где инклюзивность становится приоритетной ценностью и нормой, непростой и довольно длительный. В России он начался относительно недавно, поэтому работы здесь — непаханое поле. Например, даже там, где установлены пандусы, зачастую они установлены так, что пользоваться ими невозможно. В интернете вы можете найти массу подобных примеров из разных уголков нашей страны.

Мы начали с формирования инклюзивной культуры внутри «Сбера». К примеру, недавно в СберУниверситете запустили для сотрудников банка образовательный курс «Сбер для всех». На нем учим сотрудников этикету инклюзии, эффективному взаимодействию в командах, где работают люди с инвалидностью, и так далее. Мы готовили его в содружестве с экспертами из разных областей, которые шагнули в этом направлении дальше банков, — со специалистами по реабилитации, музеями, фондами. Инклюзия — это сфера, в которой важно постоянно учиться и обмениваться лучшими практиками.

В декабре прошлого года мы запустили проект, помогающий людям с инвалидностью в трудоустройстве. Чем больше людей с особенными потребностями будет работать среди нас, тем быстрее мы придем к по-настоящему инклюзивному обществу.

Вообще доступной средой «Сбер» занимается уже несколько лет. 6,2 тыс. наших офисов доступны для клиентов на колясках, «Сбербанк Онлайн» — самое доступное банковское приложение, сервис видеоперевода на русский жестовый язык — крупнейший в мире, он работает в 6 тыс. офисов. Всё это и многое другое помогло «Сберу» стать лидером ренкинга по качеству обслуживания людей с инвалидностью, который недавно опубликовало НАФИ при поддержке Банка России.

Нам, безусловно, приятна эта оценка, но мы поставили перед собой новый вызов — хотим стать лучшими и в обслуживании клиентов с ментальными особенностями. Им вообще мало кто уделяет внимание. По разным оценкам, в стране более 5 млн таких людей. И большинство из них — уже наши клиенты. Совместно с экспертами мы готовим программу обучения для сотрудников наших офисов, чтобы они знали, как позаботиться о таких клиентах и дать им по-настоящему лучший сервис с учетом их коммуникационных особенностей. Думаем и над тем, как сделать само пространство офисов более спокойным и комфортным для них, адаптируем материалы по финансовой грамотности. Всё это очень важно для полноценной интеграции всех людей в жизнь общества. В этом я вижу нашу важнейшую цель.

— Еще одно направление вашей ESG-политики — «создание условий для эффективного труда и развития человеческого потенциала», создание благоприятных условий для труда сотрудников. Что конкретно «Сбер» делает в этом направлении?

— Программы карьерного развития в «Сбере» коренным образом модернизированы. Например, корпоративное мобильное приложение «Пульс» само подсказывает сотруднику, что нужно делать, чтобы перейти на новую ступень с учетом его компетенций. Мы запустили платформу-агрегатор по возможностям самореализации. Сотрудники имеют возможность постоянно учиться и улучшать не только свои профессиональные знания, но и так называемые гибкие навыки — публичного выступления, критического мышления, работы в команде и т.д. Только в прошлом году обучение по различным направлениям прошло более 230 тыс. наших сотрудников.

СберУниверситет, который я уже упоминал, — это наша гордость, один из лучших корпоративных университетов в мире. Программы обучения для него разработаны в том числе ведущими зарубежными партнерами. Обучаться наши сотрудники могут и дистанционно, в Виртуальной школе «Сбера». В нашем университете доступны также программы, открытые для внешних клиентов, они набирают всё большую популярность и ставят СберУниверситет в ряд ведущих бизнес-школ страны.

Каждый третий руководитель «Сбера» — это женщина. И я лично надеюсь, что эта доля будет расти.

Наконец, у нас одна из самых «продвинутых» программ ДМС для сотрудников... В общем, как ни банально это звучит, наш главный актив — это наши сотрудники, и мы делаем всё, чтобы они могли быть успешными и максимально реализовать свои таланты. И люди это ценят: 84% наших сотрудников гордятся своей работой в «Сбере». Значит, недаром «Сбер» занимает верхние строчки в рейтингах российских работодателей.

Читайте также
Прямой эфир