Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Степной ветер: как бороться с опустыниванием земель юга России
2021-07-27 14:43:49">
2021-07-27 14:43:49
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Калмыкии разработали технологию склеивания биомассы, которая позволит бороться с наступающими песками, а депутаты Астраханской области направили законопроект в Государственную думу с предложением разрешить регионам устанавливать предельную численность животных в личных подсобных хозяйствах (ЛПХ). Это лишь некоторые меры по борьбе с опустыниванием, которые предпринимаются регионами, однако эксперты считают, что для реального решения нужна программа на федеральном уровне. Подробности — в материале «Известий».

Ограничение числа животных

Новый способ борьбы с наступающими песками, который начинают применять в Калмыкии, — пески «склеивают» с помощью специально разработанной биомассы на основе органического вещества карбоксиметилцеллюлозы, не наносящего вреда природе, но помогающего прижиться растениям. Это не единственный способ борьбы с песками. Предлагается также использовать специальные инженерные сооружения, укладывая в шахматном порядке соломенные пласты между участками с вяжущим слоем на основе целлюлозы, удобрений и высаженных растений, увеличивать площади лесных насаждений и кустарников.

пустыня
Фото: ТАСС/Валерий Матыцин

Проблема актуальна не только для Калмыкии. В Астраханской области, где также очень высок индекс деградации сельскохозяйственных угодий, региональные депутаты обратились в Госдуму с законопроектом о предоставлении регионам права ограничивать численность сельскохозяйственных животных в личных подсобных хозяйствах (ЛПХ). Председатель облдумы Игорь Мартынов заявил, что в регионе есть немало личных подсобных хозяйств, по численности поголовья соперничающих с крестьянско-фермерскими хозяйствами.

Нехватка полномочий регионов

В министерстве сельского хозяйства и рыбной промышленности Астраханской области сообщили «Известиям», что деградация пастбищ и в целом земель сельскохозяйственного назначения «является существенной проблемой более чем для 27 субъектов Российской Федерации». Для Астраханской области проблема особенно актуальна.

— Природно-климатические условия региона — невысокая кормоемкость пастбищ, небольшая площадь выращивания кормовых культур, относительно высокие затраты на их возделывание, а также исторически сложившиеся традиции хозяйствования определяют преимущественно выгульный способ содержания сельскохозяйственных животных, — пояснили в регионе. — Выпас поголовья осуществляется большую часть календарного года, период стойлового (зимнего) содержания животных не превышает пяти месяцев.

Бесконтрольный выпас животных объясняют «низким уровнем правосознания населения — непониманием и нежеланием понять потенциальную опасность такого поведения» и нередко «намеренным злоупотреблением правом на ведение ЛПХ».

— На территории Астраханской области в настоящее время числится более 130 тыс. личных подсобных хозяйств, — сообщили в министерстве. — При этом во многих численность поголовья составляет более 50 голов крупного рогатого скота, до 1000 голов овец и порядка 40 голов лошадей. В результате более 50% всего поголовья сельскохозяйственных животных содержится именно в ЛПХ.

пастбище
Фото: ТАСС/Сергей Медведев

Указывается, что у многих лиц, ведущих ЛПХ, числится более 100 га земли — фактически речь идет об «осуществлении предпринимательской деятельности», заявили в министерстве. При этом ЛПХ освобождены от налогообложения доходов от реализации продукции. Жесткого регулирования личных подсобных хозяйств на федеральном уровне нет, максимальное количество животных не установлено.

Более того, замечают в министерстве Астраханской области, федеральным законодательством до сих пор не урегулированы правила идентификации и учета сельскохозяйственных животных. Это, по мнению региональных властей, является существенным препятствием для проведения как профилактической работы, так и привлечения недобросовестных владельцев к ответственности.

Нужны эти меры далеко не всем регионам. Даже в Волгоградской области, которая наряду с Астраханской областью и Калмыкией наиболее подвержена проблеме опустынивания, это не актуально.

— Регион располагает достаточным количеством земельных ресурсов для содержания имеющегося поголовья сельскохозяйственных животных в личных подсобных хозяйствах населения, — заявили «Известиям» в аппарате губернатора Волгоградской области.

Два центра

При этом именно Волгоградская область, судя по всему, показывает пример по борьбе с опустыниванием.

В Волгоградской области создан первый в России Центр по борьбе с опустыниванием территорий по инициативе Министерства сельского хозяйства совместно с Минприроды России и Российской академией наук, — рассказали «Известиям» в аппарате губернатора Волгоградской области. — Целесообразность создания центра обусловлена актуальностью проблем аридизации климата и опустынивания территорий, деградации и разрушения почв.

засуха
Фото: ТАСС/Дмитрий Рогулин

О создании такого центра федеральные министерства заявили 17 июня, когда отмечается Всемирный день борьбы с опустыниванием и засухой. Минсельхоз сообщил, что, по данным научных организаций РАН, 65% пашни, 28% сенокосов и 50% пастбищ России подвержены воздействию эрозии, дефляции, периодических засух, суховеев и пыльных бурь. Сообщалось, что в Калмыкии этому явлению подвержено 4,4 млн га земель, в Астраханской области — более 4 млн га, в Дагестане — 2,4 млн га, в Волгоградской области — 1,4 млн га.

Минприроды месяц назад также рассказывало о борьбе с опустыниванием, отмечая, что, например, в Калмыкии в последние годы этот процесс «приобрел спонтанное развитие» — засухи последних лет привели к иссушению почвенного покрова, пыльным бурям, которые накрывают и соседние регионы, большому количеству пожаров, значительному снижению продуктивности пастбищ.

В пресс-службе Минприроды сообщили «Известиям», что созданный в июне центр «призван расширить возможности землепользователей в области борьбы с опустыниванием и деградацией земель на основе разработки научно обоснованных методик и инструментов, применяемых в сельском хозяйстве».

При этом в ведомстве пояснили, что центр в Волгограде не единственный: еще один был создан в 2018 году на базе Института географии РАН, он называется «Научно-координационный центр по борьбе с опустыниванием и смягчению последствий засухи имени Н.Ф. Глазовского».

— Он является основным экспертным центром, занимающимся разработкой и осуществлением в России концепции Нейтрального баланса деградации земель (НБДЗ), принятой Конвенцией ООН по борьбе с опустыниванием, в качестве универсального подхода для предупреждения, борьбы и ликвидации неблагоприятных последствий деградации земель, — сообщили в Минприроды. — Таким образом, в России существует два научных центра по борьбе с опустыниванием, имеющих разные направления специализации. Центр по борьбе с опустыниванием в Волгограде имеет более прикладное значение для российских регионов и в целом сельскохозяйственной отрасли.

Пересохшее в результате засухи Неберджаевское водохранилище в Краснодарском крае

Пересохшее в результате засухи Неберджаевское водохранилище в Краснодарском крае

Фото: ТАСС/Юрий Березнюк

Доктор биологических наук, руководитель НКЦ по борьбе с опустыниванием и засухой им. Глазовского Герман Куст рассказал «Известиям», что этот центр при Институте географии РАН занимается в первую очередь вопросами науки. Вторая часть работы — координировать участие России в Конвенции ООН по борьбе с опустыниванием, в том числе поддерживать тесные контакты со странами Центральной и Восточной Европы и Центральной Азии.

— Кроме того, совсем недавно начали такое направление, как исследование технологий устойчивого землепользования, — отметил Куст, — то есть технологий, которые способствуют уменьшению деградации земель и снижению риска и интенсивности опустынивания.

Что касается участия России в Конвенции ООН по борьбе с опустыниванием, то в Минприроды сообщили «Известиям», что индикаторы и показатели состояния земель, официально принятые для статистической отчетности в России, «не в полной мере соответствуют глобальным индикаторам», рекомендованным ООН. Для формирования национальной отчетности по конвенции «требуется гармонизация глобальных и национальных индикаторов и показателей», указали в Минприроды.

— Для учета нейтрального баланса деградации земель на глобальном уровне предложен и утвержден на Конференции сторон КБО определенный набор показателей, и в настоящее время страны ведут работу по гармонизации этих показателей с соответствующими национальными статистическими показателями, — отметили в ведомстве.

Реакция на климатические изменения

Герман Куст замечает: ситуация с опустыниванием территорий ухудшается с каждым годом. Речь идет не просто о наступлении песков, как понимают это слово обыватели.

Пыльная буря в Краснодарском крае

Пыльная буря в Краснодарском крае

Фото: РИА Новости/Виталий Тимкив

— В контексте конвенции ООН опустынивание имеет конкретное определение: деградация земель в засушливых регионах, — пояснил он. — Имеется в виду не просто почва, но и целый комплекс ландшафтных условий — земельные ресурсы, местные водные ресурсы, местные биологические ресурсы, то, что принято называть в отечественной географии ландшафтом, в международном контексте — земли, лэнд.

По его словам, несмотря на то что есть периоды относительной стабильности и даже относительного улучшения, общий тренд в ситуации с опустыниванием — очевидное ухудшение. Реагируют же люди в первую очередь на резкие проявления отрицательных процессов — в этом году о проблеме заговорили, например, на фоне пыльных бурь в Калмыкии и Астрахани.

Доцент кафедры физической географии мира и геоэкологии географического факультета МГУ Оксана Климанова отмечает: связано все это не только с деятельностью человека.

На каких-то территориях опустынивание неизбежно, климатические тренды таковы, что на территории степной зоны России температуры увеличиваются, — сказала она «Известиям».

Климанова замечает, что сейчас работы по ликвидации и преодолению последствий деградации земель финансируются в недостаточном объеме и в недостаточном объеме реализуются даже на юге России.

засуха
Фото: РИА Новости/Андрей Архипов

На фоне неблагоприятных климатических условий мы оказываемся еще в более уязвимом положении в связи с тем, что государственные программы по поддержке и реабилитации сельскохозяйственных земель выполняются не полностью или не имеют соответствующего научного сопровождения, — говорит она. — А мы должны быть в силах реагировать на уже наблюдающиеся климатические изменения.

Герман Куст соглашается: иногда мероприятия по борьбе с опустыниванием проводятся федеральными или местными властями, иногда фермерами, но этого недостаточно.

Мы всегда говорили и будем говорить, что нужна единая, государственная или по крайней мере межрегиональная программа, чтобы бороться с этим направленно, а не от случая к случаю, — заметил он. — У нас таких регионов порядка 30 — от 27 до 36, по разным подсчетам, где есть либо проявления опустынивания, либо риск. Вспомнить 2010 год в Подмосковье, это тоже было одно из проявлений опустынивания, хотя регион непроблемный.

Дело нового нацпроекта

Куст приводит в пример высадку в 1950–1960-е годы лесополос по всему югу России. Они до сих пор выполняют свои ветрозащитные функции, но сейчас уже выходят из строя.

Оксана Климанова замечает, что имела опыт работы с этими лесополосами в Ставропольском крае, где их восстанавливали. Там столкнулись с общей проблемой: эти лесополосы, которые раньше числились как колхозные леса, теперь являются ненужным активом для сельхозпредприятий.

— В первую очередь нужно привести их в порядок с точки зрения кадастров и собственности: нужно понять, чье это, кому вменить ответственность за контролем над ними, — говорит Климанова. — Лесополосы очень трудно пережили 1990-е годы. Любой культурный ландшафт, в том числе этот, требует вложений, понимания и ухода.

В Волгоградской области реализуется региональный проект для борьбы с опустыниванием, который называется «Сохранение лесов» — он входит в структуру нацпроекта «Экология». За последние семь лет в регионе высажены 7607 га леса, в нынешнем запланировано высадить еще свыше 1500 га.

лес
Фото: РИА Новости/Виталий Тимкив

Однако одной программы, которая охватывала бы всю проблему опустынивания целиком, все еще не существует.

— Нужна система программных мероприятий, — отметил Куст. — Это должен быть уровень как минимум части национального проекта — плана мероприятий по адаптации к изменениям климата.

В Министерстве сельского хозяйства России подтвердили «Известиям», что основные мероприятия по борьбе с опустыниванием земель действительно относятся к сфере полномочий Минприроды, а Минсельхоз «реализует фито-, агролесо- и гидромелиоративные мероприятия исключительно в отношении земель сельскохозяйственного назначения».

— Я считаю, что тема ухода за землей и культурным ландшафтом нуждается в отдельном нацпроекте на территории России, — говорит Климанова. — Опустынивание, как и, например, борьба с борщевиком, могло бы стать предметом отдельной подпрограммы. Все это звенья одной цепи — ландшафт, оставшийся без ухода, где-то подвергается опустыниванию, где-то вторжению инвазивных видов.

Пока, как сообщили в Минсельхозе, мероприятия по борьбе с опустыниванием с 2022 года будут реализовываться в рамках новой государственной программы эффективного вовлечения в оборот земель сельскохозяйственного назначения и развития мелиоративного комплекса. Также существуют ведомственная программа «Развитие мелиоративного комплекса России» и федеральный проект «Экспорт продукции АПК», по которым на землях сельхозназначения ведутся работы по фито- и агролесомелиорации, а также гидромелиорации. В 2021 году по этим программам в Калмыкию, Дагестан, Астраханскую область и Чеченскую Республику на эти цели будет направлено 794,6 млн рублей федеральных средств.

Деградация продолжится

В борьбе с опустыниванием нельзя забывать о том, что к нему приводят процессы планетарного масштаба. Они будут и сегодня, и завтра, обращает внимание доктор геолого-минералогических наук, ведущий научный сотрудник кафедры петрологии и вулканологии геологического факультета МГУ Владимир Сывороткин.

пожар
Фото: РИА Новости/Ульяна Соловьева

— Дело в том, что продолжается разрушение озонового слоя, и между озоновыми дырами средних широт и поясом пустынь, где стоят антициклонические массы, создается градиент давления — и воздух среднеазиатский, африканский, ближневосточный идет к нам, — сказал он «Известиям». — Это может запускать процесс опустынивания и быть ведущей его причиной.

Сывороткин полагает, что процессы будут только нарастать, потому что озоновый слой разрушается все сильнее с каждым годом из-за усиления водородной загазации Земли, что приводит к дальнейшему разрушению озонового слоя и втягиванию горячих масс с юга в наши широты.

— Нельзя ждать, что эти процессы сейчас есть, а завтра их не будет, — говорит он. — Нужно понимать, что нас ждет, быть в курсе дела, не придумывать ничего лишнего, а, например, искать воду там, где ее может не стать.

Читайте также