Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Аральские ласки: как в Центральной Азии возрождают исчезнувший водоем
2019-12-19 19:37:52">
2019-12-19 19:37:52
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Ржавые советские корабли в мертвой бескрайней пустыне. Это не декорации для модного артхаусного кино, так выглядит знаменитое кладбище кораблей на границе Узбекистана и Казахстана. Скелеты судов напоминают, что когда-то здесь было Аральское море. Сейчас в регионе зона экологического бедствия: почву отравляют ядовитые соли, в воздухе бушуют песчаные бури. Власти среднеазиатских республик, впрочем, предпринимают усилия для спасения Приаралья. «Известия» разбирались в том, что делается для возвращения жизни.

Рыбаки в пустыне

В первой половине прошлого столетия Арал считался четвертым по площади озером мира. На побережье находились процветающие портовые города — Аральск и Муйнак, между которыми регулярно ходили рыболовные сейнеры. На земле местные жители выращивали клевер для скота и ячмень для себя. На пляжи приезжали туристы со всего Советского Союза.

Усыхать море начало в 1970-х. Падал уровень воды, гибла рыба. Поменялся климат — лето стало жарче, а зима холоднее. Сложности возникли даже с передвижением. Раньше главным транспортным средством была лодка. Теперь необходимостью стала машина, но дорог практически нет, поэтому бывшее морское дно бороздят внедорожники.

Берег Аральского моря в Узбекистане. 1973 год

Берег Аральского моря в Узбекистане. 1973 год

Фото: РИА Новости/Лев Устинов

Причина тяжелой ситуации — бурное развитие сельского хозяйства. В Узбекистане, Туркменистане и Казахстане в послевоенные годы развивалось хлопководство, которое требует больших объемов воды. Для орошения использовали ресурсы двух главных рек региона — Сырдарьи и Амударьи. Зимой вода накапливалась в водохранилищах, летом ее использовали для полива. Часть воды отводилась на поля по каналам. До Аральского моря доходили капли, которых на поддержание жизнедеятельности не хватало.

В советское время проблема Аральского моря замалчивалась. Общественность узнала о ней только в перестройку. В это время возникли известные проекты по переброске сибирских рек на юг. Реальной же помощи Арал так и не получил. В результате к 2003 году площадь поверхности водоема составляла около четверти от первоначальной, а объем воды — около 10%. Вода отступила от береговой линии на десятки километров.

Дефицитом воды сложности не ограничились. На бывшем морском дне остались отложения солей, смытых с полей сельскохозяйственных ядохимикатов и пестицидов. По данным экологов, три-четыре раза в год происходят пыльные бури. Химикаты переносятся по воздуху и уничтожают или замедляют развитие растительности. Местное население страдает от респираторных заболеваний, анемии, рака гортани и пищевода, а также от расстройств пищеварения.

Заронили семена

В настоящее время на месте моря существует два изолированных водоема. Большое Аральское море расположено на границе Узбекистана и Казахстана. Воды Амударьи сюда не попадают, оно продолжает мелеть. Образуются острова и цепочки озер. Почти полностью отделился и стал отдельным озером бывший залив Чернышева, полностью отделился залив Тущыбас.

Заросли саксаула

Заросли саксаула

Фото: ТАСС/Олег Кузьмин

Руководство Узбекистана возродить водоем и не рассчитывает. Речь идет о том, чтобы сделать регион пригодным для жизни. Для этого, в частности, на дне бывшего моря высаживают солеустойчивые виды растений. Главное из них — саксаул. Его корни проникают на несколько метров в глубину, достигают воды и увлажняют почву. Благодаря этому появляется трава, цветы, а потом насекомые, птицы. Экосистема восстанавливается. Корневая система саксаула также закрепляет пески и препятствует песчаным бурям, не дает ветру поднимать пыль в воздух.

В нынешнем посевном сезоне, который начался в середине декабря, планируется засеять колоссальную территорию в 700 тыс. га. «Несколько самолетов Ан-2 осуществляют аэропосев семян пустынных растений. Также на солончаках внедряется новейшая разработка узбекских ученых, позволяющая повысить приживаемость растений на сверхзасоленных почвах. Параллельно происходит посадка саженцев, которые были выращены в специальных питомниках», — говорит пресс-секретарь МЧС Узбекистана Мурад Садыков. Он добавляет, что работы активизируются после 24 декабря. В Приаралье мобилизуют тысячи единиц техники.

Рабочие фермерского хозяйства на хлопковом поле

Рабочие фермерского хозяйства на хлопковом поле

Фото: REUTERS/Maria Golovnina

Восстановлению водных ресурсов также способствуют изменения в экономике и сельском хозяйстве. Если в советские годы в республике собирали более 6 млн т хлопка, то теперь цифра составляет 3,5 млн т в год. Теперь больше выращивают менее влагоемкие зерновые сельхозкультуры и овощи. Производится модернизация мелиоративной системы. Некоторые каналы расчищают и бетонируют, устанавливают современные системы сбора воды. Всё это, впрочем, оказывает ограниченное воздействие на ситуацию. Стоимость полной модернизации оросительной системы — несколько миллиардов долларов. Такие деньги республика тратить не готова.

Морская болезнь

Казахстан сосредоточил свои усилия на Малом Аральском море, которое полностью расположено на территории страны. В 2005 году здесь закончили строительство 17-километровой Кокаральской плотины высотой 6 м и шириной около 300 м. Она отгородила водоем от остальной части моря. Благодаря дамбе сток Сырдарьи стал скапливаться лишь в этой части моря. Уровень воды повысился, соленость воды снизилась.

Кокаральская плотина

Кокаральская плотина

Фото: REUTERS/Shamil Zhumatov

Появилась рыба. В начале 2000-х здесь из-за повышенной солености выживала только камбала. Объем промысла составлял 400 т в год. Сегодня водится 23 вида рыбы (сазан, судак, вобла, лещ). В год добывают 8–8,5 тыс. т. В ближайшее время живности станет еще больше. «В 2018 году выпустили 14,8 млн штук сеголетки и 420 тыс. двухлетки», — рапортует директор приаральского рыбопитомника Нуркабыл Куланов.

Но в последние же годы снова стали проявляться негативные тенденции. В 2018 году уровень воды упал более чем на метр. Площадь зеркала озера сократилась, объем воды за четыре года снизился на миллиард кубометров. Обеспокоенность происходящим в мае 2019 года выразил президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев. По его словам, нижняя часть плотины Кокарал начала разрушаться. «Если не примем срочные меры, мы рискуем потерять Малый Арал. Накопленные до сегодняшнего дня 27 млрд кубометров воды не должны утечь впустую», — предупредил он.

Город Аральск

Город Аральск

Фото: REUTERS/Aziz Mamirov

При этом казахстанские власти уже несколько лет обещают начать новый этап восстановительных работ. В планах укрепление защитных дамб в Кызылординской области, спрямление русла и изменение дельты реки Сырдарьи, возрождение дельтовых озер. В результате море должно вернуться к городу Аральску, который когда-то был портом. На эти цели из госбюджета обещано $29 млн. Работы первоначально планировалось начать в 2014 году, но согласование продолжается до сих пор.

Просто добавь воды

Эксперты говорят, что скорого возрождения Арала ждать не стоит. Заведующий отделом физической географии и проблем природопользования Института географии РАН Андрей Птичников в беседе с «Известиями» не советует считать пустынные растения универсальным лекарством. «Они будут хорошо расти там, где осушка произошла в 1960-х годах. На территориях, которые высохли в 1970–1980-х, сохраняются глинистые отложения. Там соли не выветриваются, концентрация остается высокой. Там растениям будет тяжело», — говорит эксперт.

Солончак на месте высохшего дна Аральского моря

Солончак на месте высохшего дна Аральского моря

Фото: REUTERS/Shamil Zhumatov

По словам Птичникова, Арал долгие годы будет огромным солончаком. «На помощь могли бы прийти жесткие меры — например, введение платы за воду. Это позволило бы экономить водные ресурсы. Но государства региона на это не пойдут, так как против выступит население. В нынешней же ситуации модернизация ирригационных систем идет медленно, воду тратят расточительно. Поэтому и улучшений ждать не стоит», — заключает собеседник.

Заместитель директора Института океанологии РАН Петр Завьялов подчеркивает, что вернуть к жизни Аральское море в первоначальном виде возможно только через столетия. «Необходимо сосредоточиться на минимизации вреда для окружающей среды. Для этого надо подать воду. Для его консервации в нынешнем состоянии требуется 10–15 млрд кубометров в год. Сейчас поступает около 5 млрд кубометров», — сообщает эксперт. По словам Завьялова, возможных источников воды всего два. «Надо либо уменьшить потери в сельском хозяйстве, быту, либо просить Россию перебросить свою воду. Второй вариант наша общественность воспринимает в штыки, но я с этим не совсем согласен. Во-первых, речь идет об отводе незначительной части стока Иртыша. Во-вторых, Россия сама часто страдает от паводков, наводнений», — отмечает Завьялов.