Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Барышни и хулиганы: Sparks едут в Канны, Foo Fighters — на дискотеку
2021-07-25 15:25:10">
2021-07-25 15:25:10
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В самую жаркую летнюю пору тянет послушать что-нибудь томное, соблазнительное, как сказал бы герой «Белого солнца пустыни», даже душевное. К счастью, в июле вшли сразу несколько пластинок, удовлетворяющих такому запросу — от меланхоличного кантри до расслабленного соула. Любители же жарких танцев могут окунуться в атмосферу эпохи диско — причем с самыми неожиданными проводниками. «Известия» напоминают о лучших альбомах июля, которые вы, возможно, забыли послушать.

Bobby Gillespie and Jehnny Beth

Utopian Ashes

В жизни лидера любой мало-мальски значимой рок-группы неизбежно наступает момент, когда становится понятно: неизбежна запись сольного альбома. Это случается и с теми, кто участвует в коллективе, делегируя часть ответственности и лавров коллегам, и с теми, кто, собственно, и является. По большому счету, этим самым коллективом. К примеру, Ник Кейв — или бессменный вокалист и единственный постоянный участник легендарной шотландской команды Primal Scream Бобби Гиллеспи. И если сумрачный гений Кейва, в конечном счете, достаточно предсказуем хоть в комплекте с The Bad Seeds, хоть в иных комбинациях, то чего ожидать от Гиллеспи, сказать обычно трудно.

Выпустив в 1991 году альбом Screamadelica, определивший во многом звучание британских 1990-х, Гиллеспи тасовал составы и стили Primal Scream с маниакальной энергией — то объединялся с тихим мастером гитарного шума Кевином Шилдсом, то призывал под знамена отошедших от наркотического бреда героев «манчестерской волны», то исполнял лихое буги в лучших традициях Джаггера и Ричардса, то ударялся в смурную психоделию и мрачный индустриальный даб. Последний альбом группы, вышедший пять лет назад Chaosmosis, вообще напоминал какие-то студенческие опыты по производству синти-попа. И вот, после долгого молчания — сольник.

Впрочем, на сей раз порядком этот постаревший бунтарь с остекленевшим взглядом безумной трески и лицом забывшего сходить в спортзал Игги Попа не стал никого разочаровывать и обманывать — его любовь к героической меланхолии кантри 1960-х известна всем и давно. Неожиданным стал, правда, выбор коллаборатора: французская телеведущая и рок-певица, годящаяся Гиллеспи в дочери, Дженни Бет периодически перетягивает на себя одеяло в этом концепт-альбоме, составленном из песен про воображаемый развод. Однако в конечном счете молодость и красота уступают позиции опыту: все же «Пепел Утопии» воспринимается именно как сольная работа Гиллеспи — с маленькой помощью одной подруги.

Laura Mvula

Pink Noise

В отличие от многих коллег по цеху, британка Лора Мвула не может похвастать тем, что по-английски называется street cred, грубо говоря «уличным авторитетом». В гетто не росла (папа — юрист, мама — профессор), училась на «хорошо» и «отлично» в приличной школе для девочек, закончила Королевскую Бирмингемскую консерваторию по классу композиции (почетным доктором которой недавно стала). Да и вообще, много ли звезд RnB могут похвастать сочинением музыки к постановке шекспировской «Антония и Клеопатры»? А вот Мвула — может. Как, впрочем, и тремя абсолютно потрясающими поп-альбомами, изящно балансирующими на грани нео-соула, традиционной эстрады и — в случае с последним — вновь вошедшим в моду «восьмидесятилетним» синти-попом.

Сама певица определила «Розовый шум» как «альбом, который давно хотела записать» — судя по жизнерадостным синтезаторным арпеджо и мягким, солнечным тонам, едва ли не с самого детства. В 37 с половиной минут пластинки Мвула сумела вместить, пожалуй и полуосознанную (она родилась в 1986-м) ностальгию по последнему счастливому десятилетию ХХ века, и свой немалый композиторский опыт и солидные продюсерские познания, и — а что тут плохого? — вполне трезвый расчет. На то, что именно такие песни могут привлечь сегодня аудиторию от 6 до 60, по крайней мере в ее родной Британии — и, судя по отличной критике и недурным продажам, не ошиблась.

Sparks

Annette (Cannes Edition — Selections from the Motion Picture Soundtrack)

Sparks, «лучшая американская группа, о которой никто не знает», как сформулировал это один из их именитых поклонников (в списке коих, к примеру, Бьорк, Пол Маккартни, Курт Кобейн, Мартин Ли Гор и Джонни Марр), наконец-то получили хотя бы малую толику той славы, что давно заслужили. Два странноватых пожилых типа, получавших вместо Леоса Карракса приз за лучшую режиссуру в Каннах — это и есть неугомонные братья Рон и Рассел Мэйлы, ставшие соавторами сценария и написавшие музыку к картине Карракса «Аннетт». Их 25-й студийный альбом — собственно, саундтрек к этому необычному мюзиклу.

Необычному и в части кинематографической, и в музыкальной — Мэйлы не стали пытаться воспроизвести грандиозный звук голливудских мюзиклов последних десятилетий, а склонились к камерным формам, фортепианному аккомпанементу и скупой оркестровке. Больше всего конечный результат напоминает то ли зонг-оперы Брехта и Вайля, то ли семидесятнический французский прог-рок, в духе полузабытых ныне Wapassou. Разумеется, не обошлось и без привычного по классическим альбомам Sparks составленного из разложенного на дорожки вокала Рассела многоголосия — вместе с надломленным сопрано Марион Котийяр и варьетешным тенорком Адама Драйвера, сыгравших главные роли.

Jam & Lewis

Jam & Lewis: Volume One

Сами по себе эти два респектабельных темнокожих джентльмена, быть может, и не знакомы большинству, но плоды их трудов наверняка слышал каждый, кто хоть раз настраивал приемник на музыкальную волну. Еще бы, ведь именно Джеймс Харрис III, более известный как Джимми Джем, и его коллега Терри Льюис стояли за главными хитами Джанет Джексон, они продюсировали записи Мэрайи Кэри, Джорджа Майкла и Human League; они, в конечном, счете и создали в 1980-е то характерное звучание, которое мы и по сей день называем аббревиатурой RnB. На счету продюсерского дуэта — 16 песен на первом месте в США, пять «Грэмми» в разных номинациях, и, как следствие, полулегендарный статус в музыкальной индустрии.

Что заставило суперпродюсеров вдруг на седьмом десятке озаботиться записью собственного альбома, остается не очень понятным. Во всяком случае, не ковидная скука: о подготовке к работе они объявили еще в апреле 2019 года. И вот, наконец, продукт представлен — нельзя сказать, что нас ждут открытия, но ими, в конце концов, Джем и Льюис обеспечили шоу-бизнес еще в 1980-е, и, как выяснилось, на три десятилетия вперед. Вновь фирменный гул драм-машины Roland TR-808, вновь басовые линии, от которых ноги идут в пляс даже в предсмертном состоянии, вновь соблазнительные голоса больших артистов — за это здесь отвечают легендарные клиенты дуэта, от Boyz II Men до Мэрайи Кэри и Тони Брэкстон. Великолепная, в хорошем смысле слова «коммерческая» пластинка, наглядно демонстрирующая истинную роль продюсера в современном «музыкальном производстве».

Dee Gees

Hail Satin

Пять лихих (и весьма аутентичных) кавер-версий главных диско-хитов Bee Gees могут несколько сбить с толку не ожидающего подвоха слушателя: кто это вообще такие и что они делают? Впрочем, вторая сторона виниловой версии альбома сразу раскрывает всю правду: под псевдонимом Dee Gees скрылся Дэйв Грол со своими Foo Fighters, решивший похулиганить в честь очередного «дня музыкального магазина» (отмечается несколько раз в год для поддержки независимых магазинов грамзаписи). Сам Грол уверяет, что песни братьев Гибб оказались «самыми простыми, что ему доводилось петь» — а петь ему, вспомним, доводилось немало всякого, от Led Zeppelin до Гэри Ньюмена.

Однако ж, пожалуй, именно на фоне диско-боевиков, за которыми следуют пять концертных версий песен с последнего студийного альбома Foo Fighters, отчетливо заметен печальный факт, что Грол, увы, в своих композиторских талантах не идет ни в какое сравнение ни с Гиббами, ни даже со своим покойным и почитаемым коллегой по Nirvana. Впрочем, как говорится, любим мы его не только за это.

Читайте также