Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Катастрофа, какой не было в Германии с окончания Второй мировой»
2021-07-23 22:27:50">
2021-07-23 22:27:50
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Пятница, 23 июля, была последним солнечным днем перед целой неделей дождей в регионе Арвайлер на западе Германии. Потому все жители городов вдоль реки Ар с самого утра таскают мешки с песком и выстраивают прибрежную линию обороны. «Известия» побывали в деревне Шульд, где потоком грязи снесло 50 домов. Местные жители и волонтеры рассказали, что случившаяся катастрофа — худшее, что произошло с Германией после окончания Второй мировой. И сейчас главное — не допустить повторения этого ужаса.

«Открыли дверь в подвал и поняли, что внутри мертвец»

«Нужна еще машина, у нас уже четвертый», — два медика у машины скорой помощи на обочине трассы Арбрюке–Дюмпельфельд отчитываются в рацию. На них светоотражающие комбинезоны и красные каски. Я еду на велосипеде и, так как дорога в этом месте идет в гору, замедляюсь. Вокруг красно-белой машины с надписью Ambulanz стоит невыносимый трупный запах. Четвертый — это они о телах, которые нашли у обочины.

Полоса отбойника забита вынесенным из реки мусором, в воздухе над дорогой стоит пыль, а сама трасса покрыта слоем песка и высохшего ила — река, которая течет в 5 м вниз по оврагу, поднялась настолько, что унесла все машины на трассе. Вижу покореженные кузовы, лежащие прямо на отбойнике, большая часть машин всё еще торчит в реке. На перевернутых фургонах с разбитыми стеклами зеленым баллончиком нарисованы «крестики» — это значит, что проверено, внутри никого.

наводнение Германия
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Эльнар Байназаров

Мой дед говорит, что это катастрофа, какой не было в Германии с окончания Второй мировой. А он знает, что говорит — ему почти 90, после войны он отстраивал город Кобленц, превращенный в руины, и сейчас водит по нему экскурсии, — рассказал «Известиям» один из приезжих волонтеров Пол.

Кобленц расположен в 100 км от места наводнения, у слияния двух крупных рек — Рейна и Мозеля. Шторм «Берндт», поднявший до смертельного уровня воды реки Ар, совсем чуть-чуть не дошел до Кобленца. Иначе, отмечает Пол, весь город ушел бы на дно.

— Потому я и приехал помочь людям. Знаешь, нам ведь реально просто повезло, что эта штука не случилась у нас. И мы, ну как бы, хотим отплатить за свое везение, помочь тем, кто пострадал, — мой собеседник улыбается и показывает на телефон: там входящие от его коллег, спрашивающих, всё ли с ним хорошо и чем они могут помочь.

Полу на вид 19–20 лет, он работает садовником, но сейчас все дни проводит в долине реки Ар. Его волонтерская группа Menschenhilfe («Помощь людям») насчитывает 150 человек, все они сейчас помогают разбирать завалы, очищать подвалы от ила и готовить еду для оставшихся в живых местных.

Признаюсь ему, что вокруг пахнет трупами и что я больше всего боюсь наткнуться на утонувшего. Пол только шмыгает носом.

— Я нашел двоих. Мы разбирали завалы, открыли дверь в подвал и сразу поняли, что внутри мертвец — сильно пахло разлагающимся телом. Вокруг же такая жара стоит. Нашли тело за шкафом. Никто не думал, несмотря на предупреждения, что поток дойдет до их домов, что будет настолько сильная волна. Мужчину просто впечатало в стену. Он, судя по всему, не смог противостоять течению и захлебнулся, — волонтер быстро сменяет тему и уточняет, что такие разговоры среди спасателей — обычное дело.

постамент Иисусу с мешками с песком
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Эльнар Байназаров

Он же рассказал, что у одной пожилой женщины в Арвайлере похитили из дома сейф, где было €80 тыс. Он находился на втором этаже, его вытащили, пока женщина уезжала из города.

«Воду из кранов пить нельзя»

Надо сказать, что велосипед я взял из пункта проката в Бонне, в 46 км отсюда. Доехать в долину реки Ар напрямую на обычном автомобиле сейчас невозможно — автобан местами просто обрывается в реку, местами перекрыт обрушенными столбами ЛЭП и деревьями. По окольным однополосным грунтовкам, ведущим через горы, полиция пропускает лишь местных жителей, службы спасения и шаттлы с волонтерами. На велосипедиста они не обращают внимания, потому я спокойно проезжаю блокпосты из Бонна до Арвайлера. В соседние города выше по течению можно добраться только на вертолете или через горные велосипедные дорожки.

«Ротвайнвандервег» — «Дорога красного вина» — так официально называется туристический маршрут в горах Айфель над долиной Ара. Склоны гор высотой 400–500 м густо усажены виноградами местных сортов, у каждой деревни здесь своя марка красного вина с защищенной географией, то есть другая деревня назвать свое вино так же не имеет права.

Одна бутылка местного пино-нуар стоит больше €90. Потому довольно часто замечаю такую картину: перед ресторанами выставлены в ряд коробки с винами и рядом стоят около 20–30 волонтеров (или местных официантов), оттирающих с бутылок налипшую с потопом грязь. К бутылкам относятся крайне заботливо и военные, расчищающие завалы — иные подвалы в здешних домах, особенно в городке Вальпорцхайм, с коллекциями вин 100-летней выдержки стоят целые состояния.

Виноградники в потопе, ко всеобщему облегчению, не пострадали.

— Здесь был мой дом, хотя мало похоже, что здесь вообще что-то было, — моему собеседнику Филлиану Бастиану на вид 15–16 лет. Он со своей младшей сестрой стоит на куче неаккуратно сложенных камней.

мальчик и девочка на руинах
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Эльнар Байназаров

Город, где мы беседуем, называется Арбрюкке, или «Мост над Аром». Сама каменная переправа, давшая имя городу, уцелела. А здания на противоположной от меня стороне превратились в кучу щебня и досок.

— Мы выше по течению, вода здесь доходила до вторых этажей домов. Всё произошло буквально за минуту — было темно, час или два ночи, я услышал громкий шум, схватил сестренку и мы побежали к соседям, — Филлан показывает на зеленый дом позади нас. — На нашей стороне никто не погиб, а вот там, за мостом, где бабушкин дом, утонули двое. Их просто унесло в реку.

Дальше по течению город Майшос, но добраться до него по прямой никак — приходится забираться с велосипедом в гору, где петляют тропинки, проложенные виноградарями. На въезде в город стоят написанные от руки указатели — «воду из кранов пить нельзя». Так как река Ар здесь делает крутой поворот, тела утонувших выше по течению прибивает к местной набережной.

Но конечная цель моего маршрута — деревня Шульд, которую 18 июля посетила канцлер Ангела Меркель. Поток реки уничтожил — просто слизал с берега — 50 домов. Масштаб разрушений понимаешь, только сравнив две картинки — до и после ночи с 15 на 16 июля.

От Шульда по прямой до границы с Бельгией — 46 км. До Бонна, откуда я выехал, навигатор показывает аналогичное расстояние. Но так как ехать приходится не по прямой, а по петляющим горным грунтовкам, количество километров в пути удваивается.

— Как я уже сказал, мой дед опытный в делах реконструкции, практически весь Кобленц отстроил, — Пол рассказывает это, размахивая рукой с телефоном. — И дед говорит, что на восстановление этих территорий уйдет как минимум лет 20, а то и больше. Но сейчас самое главное — подготовиться к выходным. Прогноз погоды — я же садовник, слежу за такими вещами — говорит, что выпадет 110 мм осадков. На прошлой неделе было 220, и этого хватило.

Читайте также