Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
В США заявили о решимости Байдена военным путем помешать Ирану получить ядерное оружие
Мир
Постпредство РФ назвало уроком для всех готовность ЕС украсть финрезервы
Экономика
Эксперт увидел попытки Польши сорвать переговоры ЕС по потолку цен на нефть
Мир
В ДНР сочли озвученные ЕК данные о потерях ВСУ правдивыми
Мир
Reuters сообщило о ликвидации лидера ИГ
Экономика
ЦБ рекомендовал банкам приостановить выселение должников
Мир
В Раде заявили о невозможности восстановить энергосистему Украины этой зимой
Мир
Вашингтон объяснил нежелание поставлять Киеву оружие большей дальности
Экономика
Bloomberg узнало об обсуждении в ЕС потолка цен на нефть из РФ в $60
Мир
Министр инфраструктуры Украины Кубраков подал в отставку
Общество
Песков не подтвердил запрет на выезд за границу сотрудникам администрации президента
Спорт
Франция на ЧМ-2022 впервые в истории проиграла Тунису
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Российский рубль занял второе место среди самых недооцененных валют мира, уступив только ливанскому фунту, по «индексу бигмака», в очередной раз представленному The Economist. Британское издание посчитало, что, исходя из стоимости большого бургера в ресторанах McDonald's России и США, рубль стоит лишь 40% от своего «реального» уровня, то есть «объективный» курс должен составлять около 30 рублей за доллар (меньше, чем в 2013 году). Можно ли ориентироваться на «индекс бигмака» как на полезный индикатор реального курса и почему существует такая разница между номинальным и «бургерным» курсом — в материале «Известий».

Хватай котлету

«Индекс бигмака» был изобретен журналистами The Economist в 1986 году. Замышлялся он как шутка, в то же время привлекая внимание читателей к проблематике обменных курсов и покупательной способности ряда валют. Со временем индекс превратился в классику и теперь учитывается как аргумент не только журналистами и блогерами, но и вполне серьезными экономистами.

Почему именно бигмак? Уже в 1980-е сеть ресторанов McDonald's превратилась в глобальный бизнес, рестораны открылись в десятках стран. Стандартный бигмак везде одинаковый — появилась возможность сравнивать подобное с подобным. Со временем франшизы компании открылись повсеместно, не так-то просто сейчас найти страну, где не было бы хоть одного заведения с характерной буквой «М». В то же время бигмак представляет собой набор самых разных продуктов — хлеба, мяса, овощей, зелени и, ко всему прочему, труда работников ресторана. Поэтому его и сочли остроумным и вполне репрезентативным способом измерить покупательную способность тех или иных валют.

бургер
Фото: Depositphotos/astrophytum

Согласно последнему рейтингу, в большинстве стран мира бигмак стоит дешевле, чем в США, при пересчете на доллары по текущему курсу, из чего и следует вывод о недооцененности многих валют. Исключения есть: например, венесуэльский боливар переоценен почти в полтора раза. Впрочем, о доступности бигмаков в стране хронического дефицита ничего не написано. Переоценены также валюты Швеции, Норвегии и Швейцарии, причем франк — сразу на четверть.

В зоне недооценки расположилось куда больше валют, начиная с евро (недооценен на 11%). Там же и денежные единицы большинства сырьевых держав — Австралии, Саудовской Аравии, Катара и т.д.). На дне списка находятся Азербайджан, Турция, Южная Африка, Ливан и, наконец, Россия. В нашей стране бигмак стоит 169 рублей, тогда как в США — $5,65. Это соотношение означает, что по «индексу бигмака» доллар должен стоить 29,91 рубля. В реальности же в последние недели он колеблется в коридоре 73–75 рублей, следовательно рубль недооценен примерно на 60%.

Хронический недобор

Это впечатляющая разница, и тем более интересна, поскольку является хронической. Если посмотреть на историю изменения индекса с начала XXI века, то рубль был всегда в числе самых недооцененных валют. Ни разу за весь период его недооценка не оказывалась меньше 40%. Это в принципе характерно для валют развивающихся стран (тогда как евро по этому индексу был не недооценен и переоценен в зависимости от периода), но для России эта разница слишком уж впечатляющая.

Опрошенные «Известиями» аналитики, признавая, что наблюдение за данным индексом может быть любопытным, призвали относиться к нему не слишком серьезно.

— Один и тот же товар в разных странах не может стоить одинаково, тем более продукт, произведенный из нескольких компонентов, — отмечает эксперт по фондовому рынку «БКС Мир инвестиций» Дмитрий Бабин. — Кроме маркетинговой политики производителя на его стоимость влияют покупательная способность населения, определяемая средним уровнем доходов, логистические факторы, доля компонентов продукта, в той или иной степени зависящих от импорта, себестоимость их производства, уровень конкуренции в данном сегменте бизнеса, потребительские предпочтения и тому подобные составляющие, которые определяют объективную разницу в ценах конечной продукции на местном рынке. Поэтому сравнивать курсы национальных валют на основе стоимости одного и того же, пусть даже идентичного по всем параметрам продукта — нерепрезентативно и экономически ошибочно.

рубль
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

Чтобы «равновесно» сравнивать курсы по какому-либо предмету, нужна «чистота эксперимента», — добавил главный аналитик TeleTrade Марк Гойхман. То есть необходимо иметь схожие факторы затрат на него в различных экономиках. Такие, как, например, налоги, таможенные платежи, зарплаты, тарифы на перевозки и пользование сетями и пр. Важна и конъюнктура спроса, воздействующая на цены. Кроме того, оценка по другому товару может дать противоположный результат. Например, по «индексу айфона» рубль наверняка окажется переоценен и должен стоить меньше.

По словам аналитика департамента стратегического развития и экономического прогнозирования Газпромбанка Дарьи Меньших, расчеты справедливых валютных курсов по индексу бигмака основываются на теории паритета покупательной способности.

Эта теория предполагает, что в долгосрочной перспективе уровни цен в двух разных странах, измеренные в общей валюте, должны быть равны. Так, как если цены не равны, то рост спроса на более дешевые товары в конечном итоге приведет к выравниванию цен. Но такой индекс просто по определению не может учесть влияние фундаментальных факторов валютного курса, не связанных с международной торговлей (например, потоки капитала между странами), он также не учитывает различия в структуре производства и международной торговли различных стран, транспортные и логистические издержки, структуру спроса на товары в разных странах и множество других факторов.

Откуда такой разрыв?

Почему же разрыв между номинальным курсом рубля и курсом «по бигмаку» настолько велик? Старший научный сотрудник Центра изучения проблем центральных банков ИПЭИ РАНХиГС Александра Божечкова выделяет несколько причин.

— Во-первых, в индексе в недостаточной степени представлены неторгуемые товары. Корректировка «индекса бигмака» на рост цен неучтенных неторгуемых товаров позволила бы снизить степень недооценки российской валюты. Во-вторых, чрезмерная недооценка рубля связана с недоучетом эффекта Балассы-Самуэльсона. В-третьих, существенное влияние на недооценку рубля оказывает геополитический фактор, не учитываемый в рамках концепции ППС и закона единой цены, но приводящий к существенным отклонениям фактических значений курса от паритетных. В-четвертых, в ряде эмпирических исследований отмечается факт систематического смещения индекса. Отличие модифицированного «индекса бигмака» от исходного достигает для ряда стран 60 процентных пунктов. Для России степень недооценки рубля к доллару США по модифицированному «индексу бигмака» сокращается в среднем на 45–50 процентных пунктов.

рубли
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

По словам Марка Гойхмана, индекс, при всей своей неоднозначности, хорош уже тем, что заставляет задуматься о причинах очень больших расхождений.

По принципу «сказка — ложь, да в ней намек...» В целом, по соотношению покупательной способности рубль, вероятно, объективно стоит больше, чем показывает его рыночный курс к доллару. Это означает, что есть иные факторы, кроме соотношения цен товаров, воздействующие в сторону ослабления рубля. Эти драйверы тоже известны. Их немало. Например, геополитика. Остающаяся, хотя и снизившаяся в последние месяцы, напряженность, санкционное давление, риски, снижающие привлекательность российской валюты. Или «бюджетное правило» скупки Минфином валюты при повышении цен нефти. Оно искусственно предотвращает излишнее укрепление рубля. В целом, курсообразующая политика экономических властей не способствует его усилению. Ведь умеренно слабый рубль позволяет повышать рублевые доходы от экспорта для бюджета и для самих экспортеров, доминирующих в экономике. Это «индекс бигмака», при всей своей ограниченности, высвечивает достаточно наглядно.

Как считает Александра Божечкова, альтернативным способом оценки «справедливого» курса является оценка модели зависимости валютного курса от фундаментальных факторов.

Речь идет о дифференциале производительности страны по отношению к ее основным торговым партнерам, условиях торговли, величинах чистых иностранных активов, государственных расходах и так далее. Результаты наших оценок подобной модели для российского рубля показывают, что в последние годы недооценка номинального валютного курса рубля к доллару составляла в среднем около 15,1%.

Читайте также
Реклама