Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Себе в убыток: каждый год в ЕС обходится Литве и Латвии в один процент населения
2021-07-22 15:24:20">
2021-07-22 15:24:20
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

По новым данным Eurostat, сильнее всех в Евросоюзе с 2000 года сократилась численность населения Латвии и Литвы. За двадцать один год количество жителей Латвии снизилось на 20,5%. В абсолютных числах на 1 января 2000 года в Латвии жило 2,38 млн человек, а 1 января 2021 года, согласно официальным данным — лишь 1,89 млн человек (хотя многие подозревают, что и эта цифра сильно «натянута»). Второе место по скорости убыли народонаселения в ЕС занимает Литва (минус 20,4% за двадцать один год). Из всех стран Балтии наиболее выигрышно смотрится Эстония, потерявшая с 2000 года «всего лишь» 5,1%. Главная причина этих потерь — миграция. Что же заставляет латышей и литовцев покидать родные края — разбирались «Известия».

Куда уезжают местные

1 мая 2004 года страны Балтии вступили в ЕС. По словам очевидцев, в преддверии этой даты на границах уже стояли автобусы с людьми, рвавшимися в Западную Европу. Ведь зарплаты в Великобритании, Ирландии, Скандинавии в несколько раз выше, чем в Прибалтике и там требуется много рабочих рук. Падение внутриевропейских границ ознаменовало для прибалтов начало новой эпохи. Сел в автобус или самолет — и никаких виз, никаких таможенников! Итоги этой эпохи «массового исхода» налицо — если в 1991-м в Латвии насчитывалось около 2,7 млн человек, то сейчас — то ли 1,8, то ли 1,6 млн. Точный подсчет произвести затруднительно, ведь для того, чтобы считаться проживающим за рубежом, эмигрировавший прибалт должен уведомить о своём отбытии официальные инстанции на родине. Но многие игнорируют эту процедуру, поскольку трудовым мигрантам нет от нее особенного толка. Дома же они бывают, в лучшем случае, лишь непродолжительными наездами.

Биг-Бен, Лондон, Великобритания

Биг-Бен, Лондон, Великобритания

Фото: TASS/EPA/WILL OLIVER

Демографы в стране давно уже бьют тревогу. Сославшись на прогнозы Eurostat, руководитель Рижского бюро Международной организации миграции Илмар Межс предположил, что лет через шестьдесят жителей Латвии останется чуть больше миллиона. Но беда, по его словам, даже не в количестве, а в соотношении пенсионеров с работоспособным населением. «И что самое печальное, по этим прогнозам перекос . увеличится в несколько раз. Либо пенсия будет или в несколько раз ниже, либо в Латвию хлынут мигранты. Откуда они приедут — будущее покажет», — констатирует демограф.

Государство уже несколько раз провозглашало планы реэмиграции. В их рамках людей пытались заманивать на родину данными о вакансиях, бесплатными курсами латышского языка, различными программами по социализации. Так в июле 2016-го Институт Латвии запустил кампанию «Хочу тебя обратно». Для участия в ней всем латвийцам предлагали отправлять уехавшим родственникам и друзьям видео- и аудио-послания: вы для нас важны — и Латвия всегда будет вашим домом! Было выпущено специальное приложение с практическими советами для реэмигрантов. В стране проводились мероприятия, в ходе которых немногие вернувшиеся латвийцы делились со слушателями своими историями. Однако толк от всех этих усилий оказался невелик — вернулись очень немногие, а численность населения продолжает падать.

Причины эмиграции латвийцев понятны — отсутствие внятных перспектив на родине. В 90-х в республике «распилили на металл» большую часть оставшейся от СССР промышленности, последние крупные предприятия приказали долго жить уже в 2010-х. Стабильно плохие отношения с Россией губят железнодорожный транзит, прежде исправно кормивший Латвию. Из системы образования изгнали русский язык, хотя на нём общается не менее 35% населения республики. Пространство для возможностей все сужается, вот люди и уезжают. Власти объявили программу реиндустриализации, но жители относятся к этим посулам скептически.

На одной из улиц города, Рига, Латвия

На одной из улиц города, Рига, Латвия

Фото: ТАСС/Руслан Шамуков

На днях руководитель латвийского Центра исследований общественного мнения SKDS Арнис Кактиньш со страниц одного из самых читаемых в стране изданий Neatkarīga Rīta Avīze («Независимая утренняя газета») предрек, что если в Латвии не произойдёт никаких перемен к лучшему, то она может просуществовать лишь ещё лет двадцать. Социолог заявляет о чёрством, равнодушном отношении властей к населению — и в качестве примера приводит примера осуществляемую в настоящее время в Латвии налоговую реформу. В ходе этой «реформы» оказался фактически отменён льготный вариант налогообложения для малого бизнеса. Представители населения громко выражают свой гнев, но власти сдавать назад не собираются. Так, премьер-министр Кришьянис Кариньш сказал, что недовольство налоговыми изменениями, демонстрируемое в социальных сетях, «не всегда отражает мнение большинства» — и поэтому он, дескать, не будет обращать на это внимания.

По мнению же Кактиньша, налоговая реформа показала, что у политиков, принимающих решения, попросту недостает элементарного человеческого сочувствия к согражданам. «Они не видят того, что другим очевидно. Для них их концепции и принципы важнее людей, к которым относятся созданные им законы», — жалуется социолог. Арнис Кактиньш напоминает, что налоговая реформа коснётся примерно 240 тысяч человек, а по 100 тысячам из них ударит очень больно. С другой стороны, можно понять и правительство — в условиях катастрофического оттока населения из страны властям просто ничего другого не остается, как повышать налоговую нагрузку на оставшихся.

Приближение эры стариков

В Литве в 1991 году насчитывалось свыше 3,7 млн жителей, но за минувшие тридцать лет страна лишилась миллиона из них. Что хуже всего — страну покидают самые молодые и энергичные. В ноябре прошлого года специалист Государственного центра стратегического анализа Индре Пусевайте заявила, что в 2050 году больше половины жителей Литвы будут в преклонном возрасте, а у страны нет плана подготовки к этому. Пусевайте с тревогой констатирует: «Мы провели анализ и видим, что сейчас у государства нет программы, которая позволила бы справиться с грядущими вызовами и воспользоваться имеющимися возможностями. Есть разные предложения, меры, но все они раздроблены между программами разной степени важности, раздроблено и финансирование. В интересах государства — выбор и осуществление такой программы».

По словам специалиста, «надо заботиться об увеличении продолжительности здорового образа жизни, менять образ жизни и расширять культуру обучения на протяжении всей жизни». Кроме того, как пояснила аналитик, «стареющее общество чаще всего понимают, как вызов, но на деле оно формирует новый рынок услуг и товаров, создает новую модель трудовых отношений». Другими словами, в Литве уже смирились с оттоком населения и сейчас готовы обсуждать, как выживать с оставшимися людскими ресурсами, со стариками. А ситуация, по меньшей мере, безрадостная. По прогнозам Еврокомиссии, через каких-то тридцать лет в Литве возрастная медиана (делящая все население на две равные части: половина — моложе, другая половина старше некоторого возраста) составит 51 год и будет на семь лет выше, чем сейчас. Тогда старше литовцев окажутся только итальянцы, португальцы и хорваты.

рига мужчина кафе
Фото: ТАСС/​Сергей Савостьянов

Стоит заметить, что в 1990 году возрастная медиана в Литве составляла 33 года, а популяция считалось одной из самых молодых в Европе. С 1990 по 2019 год количество жителей страны уменьшилось почти на 1 млн. — до 2,8 млн. Средняя медиана возраста увеличилась на одиннадцать лет, до 44-ти. Это значит, что сейчас половина жителей Литвы старше 44 лет. Многие литовские интеллектуалы видят в происходящем прямую вину властей — и говорят об этом открыто. «Дорвавшись до власти, политические партии даже не задумываются, что у нас происходит... Люди бегут из Литвы не потому, что нет работы. Бегут от социального неравенства, от низкого уровня жизни, от наплевательского отношения к себе со стороны власть имущих», — сетует общественный деятель, доктор психологии и писатель Витаутас Чяпас. Некогда Чяпас являлся одним из основателей движения «Саюдис», начавшего борьбу за выход Литвы из СССР — и сейчас он чувствует себя разочарованным тем, что происходило в республике все те годы, что последовали после обретения долгожданной независимости.

Политолог Александр Носович в своей книге «Почему у Прибалтики не получилось», вышедшей в 2017 году, пишет, что речь идет о национальной катастрофе. «Государства Прибалтики лишаются человеческого капитала: при продолжении нынешних темпов процесса сокращения населения (а этот процесс и не думает останавливаться) у них в долгосрочной перспективе вместо населения останется одна лишь территория. В мировой истории такие демографические катастрофы в такой короткий срок вызывались войнами, эпидемиями и потерями территорий», — констатирует Носович.

Официальный Вильнюс заявляет, что намерен бороться с оттоком населения, объявляет программы «реэмиграции». Но многие жители страны считают, что озабоченность властей по поводу массового отъезда в другие страны — чисто показная. На самом деле, возвращать эмигрантов государство не очень-то и хочет: потому что сейчас очень большую часть дохода государство получает именно от людей, приезжающих в отпуск из-за рубежа.

Литовцы снова на низком старте

Недавно литовский Департамент статистики обнародовал данные, что в июне 2021 года в республике проживали 2 784 279 человек. Но ещё в мае в Литве насчитывалось 2 786 006 жителей — то есть, за месяц население сократилось на 1 727 человек. За год же количество постоянных жителей Литвы уменьшилось более чем на 10,7 тысячи человек. Как отмечает в связи с этим белорусский политический аналитик Юрий Шевцов, в литовскую демографию вернулась тенденция, преобладавшая до апреля 2019 года. «В начале пандемии и перед нею был небольшой рост, что для Литвы последних лет 20 было феноменально. Апрель 2019-го — ноябрь 2020-го. Тогда население выросло с 2,791 млн человек до 2,798 млн человек. За полтора года рост составил примерно 7 тысяч человек», — пишет Шевцов.

Вид на город Вильнюс, Литва 

Вид на город Вильнюс, Литва

Фото: ТАСС/Владимир Смирнов

Он предполагает, что кратковременное прекращение падения в демографическую яму было связано сначала с наплывом гастарбайтеров с Украины, и Brexit (повлекшим некоторый отток литовцев из Великобритании), а потом — с началом пандемии Covid-19, когда часть мигрантов вернулась домой переждать карантинные времена. «Затем возобновилось падение. На 1 июня в Литве — 2, 784 млн человек. За полгода потеря 14 тысяч человек. Падение идет со скоростью примерно по 2 тысячи в месяц. Так они скоро выйдут на 3−4 тысячи в месяц, что было во время массового отъезда народа из Литвы до пандемии», — отмечает Шевцов.

Читайте также