Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Канны на скаку: как открылся легендарный кинофестиваль
2021-07-06 20:49:50">
2021-07-06 20:49:50
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Каннский кинофестиваль славится своей консервативностью, доходящей до реакционности. Но без нее смотра бы не было, он едва ли не единственный среди всех отказался от онлайн-показов и любых других пандемийных компромиссов. В прошлом году его просто не стали проводить, в этом перенесли с мая на июнь, но всё же рискнули. В 2021 году Канны выдали всего 28 тыс. аккредитаций — против 40 тыс. в 2019 году. Из-за карантинных требований кинематографисты разных стран не имеют возможности посетить событие. Требования к безопасности в Каннах уже стали предметом острот, но фестиваль-флагман устанавливает моду не только на кино, но и на методы.

Не любые дороги дороги

Президент фестиваля Пьер Лескюр 6 июля объявил, что 74-й киносмотр начинает свою работу. Его красная дорожка открытия — одно из главных событий в году для всех любителей кино. В отличие от «Оскара», она представляет все страны и континенты, хотя понятно, что всем в первую очередь не терпится увидеть 18 членов делегации «Французского вестника», которые будут показывать фильм всего через несколько дней. Всё равно голливудских звезд знают и любят больше всех. Но Канны предпочитают выдавать их порциями, к премьерам фильмов, но на открытии количество кумиров таково, что синефилы за двое суток с самодельными стремянками заняли места, чтобы увидеть их через толпу хотя бы издали.

ковровая дорожка
Фото: TASS/EPA

Постаревшая Энди Макдауэлл с пышными седыми волосами. Джессика Честейн, полчаса раздающая автографы десяткам желающих и даже делающая с каждым из них селфи. Десять лет назад она впервые приехала в Канны с «Древом жизни» и с тех пор стала здесь постоянной гостьей. Педро Альмодовар, временами приподнимающий свою черную маску, чтобы ни у кого не осталось сомнений, кто это. Вскоре он ее вовсе снял. Пон Чжун-хо, который два года назад получил здесь «Золотую пальмовую ветвь» за «Паразитов», а сейчас приехал как специальный гость, чтобы со сцены объявить об открытии фестиваля. Серьезная Джоди Фостер с грустными глазами и своей женой Александрой Хэдисон, приехавшая получать награду за вклад в кинематограф. Милен Фармер с огненными волосами и в кроваво-красном платье. Председатель жюри Спайк Ли в ослепительно сиреневом костюме и темных очках в сиреневой же оправе: вероятно, он в них и кино будет смотреть.

Ехидные музыканты Sparks, которые придумали фильм открытия «Аннетт», обворожительная Марион Котийяр в платье с металлическим блеском — она сыграла в фильме главную роль. Высоченный Адам Драйвер, которого режиссер Леос Каракс в своих интервью называет просто «существом». И сам Каракс, маленький, в мешковатом костюме (днем он, невзирая на жару, позировал фотографам в кожаной куртке), с привычно растрепанными волосами — гений французского кино, все фильмы которого были впервые показаны в Каннах, но ни разу не получали от жюри ни одного приза, хотя часто были среди фаворитов.

Последний раз, в 2012 году, «Священным моторам» тоже ничего не дали. Но Каракс опять настроен побороться за победу, хотя более разного кино, чем у него и Спайка Ли, представить трудно. В этом и есть мастерство директора фестиваля, провокатора, шоумена и блестящего киноведа Тьерри Фремо, который радостно приветствовал каждого гостя на ступенях красной дорожки. Тот самый Фремо, который не так давно на пресс-конференции огорошил журналистов вопросом, каких великих режиссеров открыли миру стриминги. И всем тогда стало ясно, зачем нужны Канны.

Пока знаменитости шли по красной дорожке, рядом на 300 м растянулась очередь людей в смокингах и вечерних платьях. Это не селебрити, а счастливчики, которым удалось раздобыть пригласительные. И в очереди они были не потому, что могли в противном случае не попасть на церемонию: им хотелось успеть увидеть своих кумиров воочию до того, как они заняли свои места в гигантском зале «Люмьер».

Гость Каннского фестиваля
Фото: REUTERS/Gonzalo Fuentes

Команде «Аннетт» на церемонии открытия устроили десятиминутную овацию, что, как хорошо известно Караксу, ничего не значит. Непредсказуемая каннская публика на титрах может устроить целое представление с улюлюканием и едва ли не закидыванием экрана тухлыми яйцами. Показывать здесь фильм — всегда большой риск.

Тектонические сдвиги

Мы уже писали о том, как трудно оказалось российским журналистам попасть в Канны, а ведь этот фестиваль и проводится главным образом для журналистов: билеты туда не продаются, а производители кино больше интересуются параллельно проходящим с фестивалем кинорынком «Марше дю фильм».

От россиян французские власти требуют провести 10 дней на карантине после въезда, а для наших делегаций ввели ограничение на двоих человек: их пустят без «отсидки», остальных — если только на общем основании. Это значит, например, что если едут режиссер и продюсер, то не едут ни оператор, ни актеры, ни авторы сценария. В случае с фильмом Алексея Германа «Дело» художник-постановщик Елена Окопная — его жена и полноправный соавтор, но и продюсер Артем Васильев тоже должен ехать, а есть еще актеры: Нинидзе, Ходченкова, Бортич, Михалкова, Хайруллина, Паль. Непростой выбор.

Подготовка к открытию 74-го Каннского международного кинофестиваля во Франции

Подготовка к открытию 74-го Каннского международного кинофестиваля во ФранцииПодготовка к открытию 74-го Каннского международного кинофестиваля во Франции

Фото: TASS/Zuma

У других стран тоже всё не так просто. Например, граждан Великобритании во Францию пустят без карантина, но по возвращении им нужно пробыть в самоизоляции пять дней. Поэтому многие звезды Канны пропускают: график слишком плотный, нет возможности сидеть без работы так долго. Похожие сложности у американцев, поэтому голливудские студии в этот раз воздержались от презентаций суперблокбастеров в Каннах, как это обычно делается. В итоге каннские отели заявляют, что у них продано только 50% номеров, хотя обычно в дни фестиваля все они переполнены. Отелей в городе около 120, плюс большой сектор сдающихся в аренду апартаментов, по ним статистики нет. Но достаточно зайти на любой агрегатор, чтобы убедиться: они тоже в большинстве своем свободны.

Даже 28 тыс. профессионалов — это огромная нагрузка на фестиваль, который решил соответствовать всем требованиям эпидемиологической безопасности. Частично помогает то, что во Франции сняты ограничения на посещения кинотеатров. Поэтому фестиваль быстро поделил все показы на две части. Одна проходит в залах, куда вход прямо с улицы, включая главный каннский зал «Люмьер» на 2300 мест, там стопроцентная заполняемость и никаких дополнительных требований, кроме приглашений, не нужно. Вторая часть — это залы, куда можно попасть только через вестибюль фестивального дворца. А вот туда уже можно попасть, только исполняя закон о собраниях в замкнутых помещениях. То есть — предъявить QR-код.

Это не очень сложно, если вы гражданин Франции или других стран ЕС, привитых одной из имеющих там хождение вакцин. Но если даже у вас имеются обе инъекции Pfizer, а вы гражданин США, то всё будет несколько сложнее. Вам так же, как и российским гражданам, и многим другим гостям фестиваля, придется каждые 48 часов сдавать бесплатный ПЦР тест в лаборатории рядом с дворцом.

Подготовка на взятие ПЦР-теста на коронавирус в Каннах 

Подготовка на взятие ПЦР-теста на коронавирус в Каннах

Фото: Global Look Press/Gao Jing/XinHua

Чтобы минимизировать скопления людей, фестиваль решился на реформу, которая для многих кажется тектонической. Раньше, чтобы попасть на фильм, нужно было стоять в очередях. Иногда по три часа на один сеанс — и всё равно не попасть. На первое место выходил тип аккредитации, у кого она выше рангом — тот и попадет на фильм первым. Самый крутой вариант, белый бэйдж, в России есть только у двух критиков — Андрея Плахова и Валерия Кичина. Остальные не раз отстаивали очереди и оказывались перед табличкой «заполнено», приходилось уходить ни с чем, искать повторные сеансы.

В этом году Канны позволили гостям бронировать билеты онлайн. Система работает уже два дня, за это время она не раз зависала, сервер сообщал об ошибке, у гостей исчезали пригласительные, потом снова появлялись. Журналисты атаковали пресс-центр и жаловались. В итоге к моменту открытия смотра все понемногу освоились, и теперь, похоже, перед дворцом во время фестиваля будет пустынно, никаких длинных очередей на половину набережной Круазет. Правда, ветераны фестиваля злословят, что Канны вернутся к очередям, как только угроза пандемии минует.

Фестиваль все-таки начался, и две недели весь мир будет узнавать, какого кино пришлось ждать два года и какое все будут смотреть в течение ближайшего сезона.

Читайте также