Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Муки до голода: 15 заключенных в Саратове вновь отказались от пищи
2021-06-24 20:41:17">
2021-06-24 20:41:17
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В среду, 23 июня, 15 заключенных лечебно-исправительного учреждения (ЛИУ-3) города Балашова Саратовской области в очередной раз объявили голодовку. Об этом «Известиям» рассказал член СПЧ Александр Брод со ссылкой на уполномоченного по правам человека в Саратовской области Надежду Сухову. Тем временем в регион приехали сотрудники управления собственной безопасности ФСИН, сообщил источник издания в правоохранительных органах. Они проверяют положение дел в тюремной больнице (ОТБ-1 Саратова), откуда поступали многочисленные жалобы на пытки заключенных и возбужден ряд уголовных дел. Вскоре к ним должны присоединиться сотрудники столичных главков Генпрокуратуры и Следственного комитета (СК). В центральном аппарате ФСИН в курсе происходящих в области событий, заверил источник. В СПЧ не исключили, что по итогам проверки возможны громкие отставки на местах.

В жестокой форме

В Саратовской областной туберкулезной тюремной больнице (ОТБ-1), где ранее были зафиксированы пытки заключенных, началась проверка, сообщил «Известиям» источник в правоохранительных органах. Ее причиной стали многочисленные жалобы заключенных в прокуратуру, следственный комитет, ОНК и возбужденные по этому поводу уголовные дела.

Сейчас спецы из УСБ ФСИН опрашивают авторов заявлений о пытках, сексуальном насилии и вымогательстве денег, которым они подверглись в тюремной больнице. И готовят почву к приезду более представительной группы из Москвы, в которую могут войти сотрудники Генпрокуратуры и СК, сообщил источник.

Здание генеральной прокуратуры РФ в Москве

Здание генеральной прокуратуры РФ в Москве

Фото: РИА Новости/Алексей Куденко

Насилие в тюремной больнице имело системный и длительный характер — на протяжении как минимум последних двух лет. В ходе проверки уже установлены счета, на которые вымогатели получали деньги от заключенных и их родных (чеки переводов есть в редакции). Тех, кто не соглашался платить, били и насиловали в жестокой форме, следует из показаний заключенных.

— Сейчас полученные доказательства закрепляются и в ближайшее время будут переданы в центральный аппарат ФСИН. Возможны кадровые решения, — сообщил источник издания.

Информацию о проверке «Известиям» подтвердила уполномоченный по правам человека в Саратовской области Надежда Сухова. Однако раскрыть детали она отказалась, сославшись на тайну следственных действий.

Надежда Сухова рассказала, что в среду, 23 июня, 15 заключенных другой тюремной больницы — лечебно-исправительного учреждения (ЛИУ-3) города Балашова Саратовской области — в очередной раз объявили голодовку.

— Я отправила в учреждение своего представителя, который сейчас опрашивает потерпевших и выясняет причины их акции, — сказала уполномоченный.

Это не первая голодовка, которую объявили заключенные балашовской тюремной больницы. В конце мая, как писали «Известия», здесь произошел массовый бунт — 27 человек вскрыли себе вены, животы и зашили рты в знак протеста против условий содержания.

В СПЧ «Известиям» тогда пообещали, что возьмут ситуацию на контроль. После ряда проведенных проверок руководитель ЛИУ-3 Олег Мартовецкий был отстранен от должности, сообщил изданию член СПЧ Александр Брод. И вот — рецидив.

Палки, пытки, черви в рыбе

4 июня следователи Заводского района Саратова возбудили еще одно дело о пытках в ОТБ-1 (копия имеется в распоряжении редакции). Потерпевшим по нему проходит заключенный Павел Шеремет. Это уже третье уголовное дело о пытках и сексуальном насилии в Саратовской области (ст. 132 УК РФ). До этого «Известия» писали об аналогичных делах заключенных Александра Веселова и Андрея Шварца, они возбуждены в феврале и марте этого года.

Также в производстве СК имеется две доследственные проверки по сексуальному насилию в саратовской ОТБ-1, которые тоже могут вылиться в уголовные дела по 132-й статье, сообщил источник.

заключенный
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

Кроме того, в производстве местной полиции есть два дела о вымогательстве в колонии (ст. 163 УК РФ). В одном из них, о котором «Известия» уже рассказывали, фигурирует Владимир Болдырев, которого вымогатели грозились изнасиловать, если он не заплатит им денег. Со слов его жены, дело явно затягивают.

Павел Шеремет был среди тех, кто месяц назад в ЛИУ-3 жаловался руководству на условия содержания и плохую еду, рассказала «Известиям» адвокат потерпевшего Снежана Мунтян. Кстати, вены он себе не вскрывал, просто не молчал, добавила она.

— Там в рыбе находили червей, но осужденных заставляли это есть, — рассказала адвокат. — Павел неоднократно просил улучшить питание. Жаловался и на другие вещи. Говорил, что на швейном производстве, где заключенные шьют спецодежду, завышенные нормативы и большие переработки. С его слов, там могли иметь место и факты коррупции. Например, по документам на производстве числились 10 человек, а работали 20. За ним стали высказывать недовольство и другие осужденные. Тогда ему прямо сказали: мы тебя везем перевоспитывать на ОТБ-1, — рассказала защитник.

«Не было живого места»

Павла вывезли в ОТБ-1 якобы с подозрением на туберкулез, но есть вероятность, что диагноз был фикцией, говорит адвокат. По ее впечатлению, в больнице давно действует «пыточный конвейер».

— Со всех колоний области туда привозят неугодных осужденных, которые жалуются на порядки и мешают этим администрации. В ОТБ на них давят, требуют изменить поведение, а несогласных насилуют и вымогают деньги, — сказала Снежана Мунтян.

решетка
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

С ее слов, так случилось и с Павлом Шереметом. Сначала активисты из числа заключенных потребовали дать показания на осужденных, которые в конце мая вскрыли себе вены в ЛИУ-3. Это понадобилось, чтобы прикрыть администрацию учреждения, к которой у проверяющих возникли вопросы, пояснила адвокат.

— Когда он отказался, его связали, избили и засунули палку в анальное отверстие, после чего оставили привязанным лежать до утра. Он не мог сходить в туалет, не мог сменить положение, это была самая настоящая пытка. Когда я к нему пришла, вся нижняя часть его туловища была синяя, не было живого места. За 10 дней к нему ни разу не зашел доктор, хотя в каждом отделении положено делать ежедневный обход, как и в обычной больнице, — рассказала Снежана Мунтян.

3 июня я у него была, а 8-го следователи уже возбудили уголовное дело. Для нашей области такая скорость реакции правоохранителей невероятна, — сообщила адвокат.

По ее словам, сейчас Павла уже допросили, из больницы изъяты записи видеорегистраторов, идут следственные действия.

Снежана Мунтян также представляет интересы заключенных Александра Веселова и Андрея Шварца. Каждый из них в свое время подвергся пыткам в ОТБ-1, что позволяет говорить о массовости преступлений в этой тюремной больнице, считает она.

«Больше так не будем»

Председатель ОНК по Саратовской области Денис Соболев рассказал «Известиям», что жалобы «вскрывшихся» в мае заключенных ЛИУ-3 на антисанитарию, плохое питание и риск заражения туберкулезом не подтвердились.

— С едой там всё нормально, я лично проверял. Сам спускался в помывочную и видел, что есть четкое разделение на больных и здоровых. Тогда мы с ними поговорили, они сказали: мы всё поняли, больше так не будем. И вот опять, — развел руками правозащитник.

 В столовой исправительной колонии
Фото: ТАСС/Кирилл Кухмарь

В УФСИН по Саратовской области факт очередной голодовки в ЛИУ-3 «Известиям» подтвердили. Но ее причину по-прежнему видят в «несогласии с режимными требованиями и желании обеспечить себе привилегированные условия содержания».

— Отметим, что вопросы коммунально-бытового обеспечения, организации питания, оказания медицинской помощи во всех учреждениях УФСИН России по Саратовской области находятся на постоянном контроле руководящего состава ведомства. Жалоб от отбывающих наказание в отрядах ЛИУ-3 на качество питания, оказание медпомощи не поступало, — резюмировали в УФСИН.

Историю с бунтами в Саратове надо доводить до логического завершения, отметил Александр Брод. Повторные, с чередой в месяц, протесты могут говорить о том, что меры не приняты, а условия содержания не улучшены. А также о том, что руководство на местах не контролирует ситуацию. Поэтому по итогам проверки не исключены увольнения, предположил член СПЧ.

Читайте также