Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Захарова назвала недружественным шагом отказ Чехии признавать паспорта РФ
Общество
Путин предложил увековечить память председателя Верховного суда Лебедева
Мир
Европарламент утвердил фон дер Ляйен главой Еврокомиссии на второй срок
Интернет и технологии
В Совфеде не ожидают блокировки YouTube в России
Мир
СМИ заявили об уверенности демократов в выходе Байдена из президентской гонки
Спорт
Сборная Испании поднялась на пять мест в рейтинге ФИФА после победы на Евро
Спорт
КХЛ изменила ряд правил игры на сезон-2024/25
Мир
Мезенцев отметил важность гумсотрудничества в рамках Союзного государства
Общество
Летевший в США из Индии самолет совершил аварийную посадку в Красноярске
Мир
Орбан предрек эскалацию конфликта на Украине в ближайшее время
Армия
Минобороны показало кадры уничтожения безэкипажных катеров ВСУ в Черном море
Наука и техника
В мессенджере WhatsApp может появиться функция перевода сообщений на другой язык
Мир
СМИ узнали о намерении ЦАХАЛ направить тысячи повесток евреям-ортодоксам
Общество
Задержан замдиректора Фонда капремонта Московской области Дымнич
Мир
Лихачев сообщил о пусконаладочных работах на энергоблоке АЭС «Аккую» в Турции
Мир
Лидер французской партии назвал позором переизбрание фон дер Ляйен
Общество
Генерал Попов обжаловал срок домашнего ареста
Мир
Депутата от Румынии вывели с заседания ЕП в наморднике
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

ОНК Москвы готовит обращение в Генеральную прокуратуру, связанное с действиями сотрудников столичного СИЗО № 4 и тюремных медиков. Члены комиссии встретились с бизнесменом Ильей Аверьяновым в психиатрическом отделении СИЗО «Бутырка». Туда его доставили из НИИ имени Склифосовского, где он находился после попытки суицида. У заключенного обнаружены многочисленные гематомы и ссадины, зафиксированные в том числе и в медицинской карте. Администрация СИЗО № 4 не отрицает применения физической силы к арестованному. А УФСИН России по Москве уже проводит служебную проверку.

Версия заключенного

Бывший владелец кондитерской фабрики «Меньшевик» Илья Аверьянов был арестован в конце декабря 2017 года по обвинению в убийстве охранника предприятия. По его словам, с лета 2018 года следственных действий с ним не проводилось, а 21 мая к нему пришел следователь, чтобы ознакомить с результатами экспертизы.

21 мая я лежал на койке, на втором ярусе, с гипертоническим кризом, у меня уже несколько дней было высокое давление, от 180 до 200, — рассказал членам комиссии Илья Аверьянов. — И когда «выводящий» (сотрудник СИЗО. — «Известия») пришел за мной, я сказал, что идти не могу, и медик это подтвердил.

«Выводящий» ушел, однако спустя некоторое время, как говорит арестованный, за ним пришло уже несколько сотрудников СИЗО и сказали, что врач уже не подтверждает невозможности участия в следственных действиях.

Они сдернули меня с койки, со второго яруса, несколько раз ударили, заламывали руки, тащили меня на лестницу — там нет видеокамер — и били ногами, один душил, опер говорил, что меня все равно притащат к следователю, и притащили, — заявил членам ОНК бывший бизнесмен. — Я решил, что такого над собой больше не допущу и на следующий день перерезал вены на ногах, делал это в знак протеста.

Экс-директор фабрики «Меньшевик» Илья Аверьянов, устроивший стрельбу на предприятии, в результате чего погиб один человек, в Пресненском суде Москвы

Фото: РИА Новости/Кирилл Каллиников

Помощь ему оказали в НИИ имени Склифосовского, и, как часто бывает после попыток суицида заключенных, поместили в психиатрическое отделение СИЗО «Бутырка».

— Мы осмотрели Аверьянова и обнаружили у него шишки на голове, гематомы (синяки) и ссадины по всему телу, на ногах, на руках, на боках, на лопатке, на предплечьях и два глубоких пореза на лодыжках, со швами — следы попытки самоубийства, — рассказал «Известиям» ответственный секретарь ОНК Иван Мельников. Он подчеркнул, что осмотр фиксировался на видеорегистратор сотрудником СИЗО «Бутырка», но фотографии членам комиссии администрация предоставить отказалась.

Кроме того, Иван Мельников отметил, что травмы, полученные заключенным, зафиксированы медиками «Бутырки» в журнале учета телесных повреждений.

— 22 мая в 22:50 в нем была сделана запись № 113, у Ильи Аверьянова зафиксированы: «Гематомы волосистой части головы, ссадина правой височной области, многочисленные гематомы туловища, гематомы левого и правого предплечья, резаные раны обеих голеней, гематомы наружных и внутренних лодыжек», записи есть и в медицинских документах в НИИ имени Склифосовского, — уточнил он.

«Ни наручников, ни дубинок»

Как рассказал Иван Мельников, начальник СИЗО № 4 Владимир Машкин в беседе с членами комиссии подтвердил применение силы к заключенному.

— Владимир Машкин пояснил, что сотрудники СИЗО обязаны доставить гражданина в кабинет для проведения следственных действий, в том числе и с применением силы, за исключением случаев наличия медицинского заключения о невозможности заключенного принимать участие в следственных действиях. А такого заключения в отношении Ильи Аверьянова, по словам Владимира Машкина, не было. Поэтому, когда заключенный отказался выходить из камеры, к нему, по словам начальника СИЗО, правомерно применили силу, но не избивали и не использовали ни наручников, ни дубинок, — рассказал Иван Мельников.

Однако в медицинской карте Аверьянова зафиксировано, что утром 21 мая у него было давление 180/120.

— Мы спросили врио начальника медчасти СИЗО-4 Игоря Белкина, почему медики не дали заключение о невозможности участия Ильи Аверьянова в следственных действиях. Он пояснил, что после укола магнезии ему стало гораздо лучше, — рассказал Иван Мельников.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

Начальник медико-санитарной части № 77 (обеспечивает медико-санитарное обслуживание заключенных СИЗО УФСИН Москвы) Галина Тимчук сообщила «Известиям», что находится в служебной командировке и комментировать действия тюремных медиков не может.

— Я на следующей неделе вернусь в Москву и разберусь, что к чему. Я возьму это на заметку, — пообещала она.

В пресс-службе УФСИН Москвы «Известиям» сказали, что выясняют все обстоятельства этого инцидента.

— По факту применения физической силы в отношении подследственного И. Аверьянова в СИЗО-4 г. Москвы администрацией учреждения проведена служебная проверка. В настоящее время проверку по данному факту проводят сотрудники УФСИН России по г. Москве.

Также следует отметить, что в соответствии с действующим законодательством в установленные сроки информация по данному факту была направлена в прокуратуру Москвы и следственные органы, сообщили в пресс-службе ведомства.

Без диагноза

Адвокат Андрей Бастраков, представляющий интересы экс-бизнесмена, сообщил «Известиям», что со стороны защиты в прокуратуру уже направлена жалоба на действия сотрудников СИЗО № 4.

— Мы просим проверить применение силы к Илье Ивановичу, — сказал он.

Адвокат также добавил, что первоначально, утром 21 мая, сотрудник СИЗО продемонстрировал адвокатам в следственном кабинете справку о невозможности вывода Аверьянова в следственный кабинет.

— Диагноз там не указывался. Мы уточнили, выведут ли нам Илью Ивановича, и сотрудник, который принес эту справку в следственный кабинет, ответил: «Нет, расходимся», — отметил защитник. — Однако затем Аверьянова все-таки привели в медкабинет, где оказался следователь.

Ответственный секретарь ОНК Москвы Иван Мельников также заявил, что направит обращение к генпрокурору Юрию Чайке с просьбой проверить законность действий не только сотрудников СИЗО № 4, но и тюремных медиков.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

— Аверьянов страдал от высокого давления, его сокамерники утверждают, что в течение двух предшествующих недель у него было давление и 200, и 190, были кровотечения из носа, он не мог выходить на прогулки, а медработники кололи ему магнезию, якобы обещали госпитализацию и даже устно рекомендовали ему постельный режим, — рассказал ответственный секретарь ОНК. Он намерен просить Генпрокуратуру с участием представителей Минздрава РФ проверить адекватность лечения Ильи Аверьянова, а также выяснить причины, по которым он не был госпитализирован, детали исчезновения справки о невозможности его участия в следственных действиях и правомерность отказа в выдаче такого заключения.

По словам Ивана Мельникова, запись видеорегистратора не дает возможности сделать однозначных выводов о его избиении — там видно, что заключенного сдергивают с койки, он ударяется головой о решетку в камере, а потом он то стоит, то лежит, действий сотрудников почти не видно, сплошное мельтешение. Видеозаписи со стационарных видеокамер членам ОНК не предоставили. Проведение судебно-медицинской экспертизы травм даст понимание о механизме их получения, полагает ответственный секретарь ОНК.

Прямой эфир