Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Вскрытие» показало: бунт в колонии Балашова могла вызвать антисанитария

Инцидент с голодовкой и членовредительством в тюремной больнице взяли на контроль в СПЧ
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Родственники и адвокаты 27 заключенных в колонии Саратовской области, которые устроили голодовку и вскрыли себе вены, заявляют об угрозе жизни и здоровью своих близких и подзащитных. Причиной их поступка могла стать антисанитария: в тюремной больнице, где они находятся, бегают крысы и тараканы, а также нет нормальной питьевой воды и постельных принадлежностей, сообщили «Известиям» представители участников акции. В региональном УФСИН настаивают, что все решившиеся на бунт заключенные являются злостными нарушителями дисциплины, их цель — демонстративный шантаж и давление на руководство колонии. В СПЧ «Известиям» сообщили о необходимости создания рабочей группы по итогам инцидента в балашовской тюремной больнице и о возможном выезде представителей Совета на место событий.

Тюрьма в тюрьме

27 заключенных в Саратовской области восьмой день голодают в больнице УФСИН. За пределы учреждения это известие вышло только во вторник, 25 мая, когда к голодовке прибавились еще и акты членовредительства — отбывающие наказание в ЛИУ-3 города Балашова порезали себе вены и зашили рты в знак протеста против действий администрации колонии. А заодно сломали установленные в помещениях камеры видеонаблюдения. Эти факты «Известиям» подтвердили в УФСИН России по Саратовской области.

Все решившиеся на бунт заключенные являются злостными нарушителями дисциплины и отбывают наказания за убийства, разбой, вымогательство, организацию и участие в незаконном вооруженном формировании и других тяжких и особо тяжких преступлениях, заявили «Известиям» в УФСИН России по Саратовской области. За регулярное нарушение порядка они из обычных больничных отрядов были переведены в штрафной изолятор, камеры и единое помещение камерного типа (ЕПКТ). Сегодня они выступают против проведения плановых обысков и требуют разрешения на получение посылок и передач сверх установленного лимита — вот и вся причина бунта, рассказали в ведомстве.

Заключенные отказались принимать приготовленную в столовой учреждения пищу, а также от медицинской помощи, госпитализация никому не потребовалась, сообщили в региональном УФСИН.

— Материалы по признакам состава преступления, предусмотренного ст. 167 УК РФ («Умышленные уничтожение или повреждение имущества». — «Известия») будут переданы в следственные органы для принятия процессуального решения. Лечебно-исправительное учреждение функционирует в штатном режиме, ситуация находится под контролем. По факту произошедшего проводится проверка, — объяснили «Известиям» в областном управлении.

Если человек из нарушений не вылезает, его помещают в единое помещение камерного типа на срок до года с довольно жесткими условиями содержания, рассказал «Известиям» бывший член саратовской ОНК Владимир Незнамов.

— ЛИУ-3 всегда было проблемным учреждением с точки зрения дисциплины, а ЕПКТ — это своего рода тюрьма в тюрьме. Там нет случайных нарушителей, а только те, для кого нарушение порядка — осознанная стратегия и выбор. Это самый сложный контингент, однако и их права должны соблюдаться, — отметил Владимир Незнамов.

Обычно акты членовредительства совершают заключенные, которые в тюремной иерархии занимают не самые высокие позиции. И совершают чаще всего не по своему хотению, а по велению тюремного авторитета, который может находиться в том же исправительном учреждении, говорит общественник. Целью такой «акции» может быть шантаж администрации, а может быть и реальное отчаяние, когда достучаться иным способом не получается.

— Требования заключенных не всегда бывают объективными. Год назад, когда в ПКТ больницы затеяли ремонт, заключенных перевели в штрафной изолятор. Ничего особенного, но шум был серьезный — условия в изоляторе им показались тяжелее, чем те, к которым они привыкли. Но и администрация в своих требованиях иногда перебарщивает. В любом случае 27 человек — это серьезно, — подчеркнул Владимир Незнамов.

Это уже не первое крупное ЧП в саратовских колониях. «Известия» писали о двух уголовных делах о вымогательстве и насилии, которые были возбуждены по заявлениям заключенных еще одной тюремной больницы — ОТБ-1 Саратова. Расследование этих дел длится до сих пор.

Акт отчаяния или шантаж?

Причиной акции в Балашове могли стать плохие условия содержания заключенных, считает адвокат Андрей Люкшин, который представляет интересы двух участников бунта: Александра Спалату и Карена Асатряна. В помещениях, где они содержатся, царит антисанитария, бегают крысы и тараканы, а также нет нормальной питьевой воды и постельных принадлежностей, рассказал «Известиям» юрист со ссылкой на подзащитных. Кроме того, в баню здоровых заключенных водят вместе с теми, у кого был диагностирован туберкулез, что угрожает их здоровью, добавил Андрей Люкшин.

— Вскрытие вен стало актом отчаяния, их требований никто не слышал и мер не принимал. Они не просят себе льгот или преференций. Все, чего они хотят, — это нормальные условия содержания. Да, мы понимаем, что тюрьма — это не пионерский лагерь, но по действующему законодательству даже у злостного нарушителя никто не имеет права отнимать жизнь и здоровье, — заявил юрист «Известиям».

О том, что его сын порезал вены, отец Карена Асатряна Арцрун Асатрян узнал еще в субботу и сразу связался с адвокатом. Карен сидит в колонии второй год, до конца срока ему осталось 11 месяцев. Жалобы на антисанитарию и угрозу заражения туберкулезом он слышал от сына и раньше. Также администрация больницы запретила приносить передачи из дома, хотя законом это не запрещено, говорит Арцрун Асатрян. В чем состоит истинная причина недавнего поступка сына, он не знает, но очень за него переживает.

— Как я могу себя чувствовать? Он восемь суток ничего не ест, от медицинской помощи отказывается. Я видел все эти фотографии с порезанными руками, боюсь, что он истечет кровью, — сказал отец заключенного.

Гадают о причинах произошедшего и другие родственники участников бунта.

— Я знаю только то, что Елнур порезал вены, живот и зашил рот. Уже девятый день он голодает. Брат тоже сидит в ЕПКТ. Мы отправили к нему адвоката, — рассказал «Известиям» брат осужденного Елнура Алиева Ешгин Аскеров.

Некоторые заключенные потеряли много крови, но не прибегают к медицинской помощи, так как хотят любой ценой привлечь внимание общественности, рассказал «Известиям» источник, знакомый с ситуацией.

«Крыс не видели»

Саратовские общественники за последние два месяца три раза были с проверками в балашовской больнице, но ни разу не видели там ни крыс, ни тараканов, рассказал «Известиям» председатель ОНК по Саратовской области Денис Соболев. Из 200 человек, находящихся на лечении в балашовской больнице, с открытой формой туберкулеза человек 30–40. Но с другими заключенными они не пересекаются, так как находятся в отдельном корпусе, сообщил общественник.

— Заключенные с неактивной формой туберкулеза есть на территории всех исправительных учреждений. Они и в транспорте могут ездить. Заключенные с закрытой формой моются поотрядно, — отмел претензии заключенных председатель ОНК.

По его словам, те, кто сидит в ЕПКТ, моются покамерно и ни с кем не могут пересекаться.

— В последний раз мы были в ЛИУ-3 около двух недель назад. Заключенного заставляли соблюдать правила внутреннего распорядка, а ему это не нравилось. Во время обыска он выхватил лезвие, порезал себя, потом порезал сотрудников. Я лично видел запись этого инцидента. К нему силу не применяли, вежливо просили представить вещи к досмотру. Я с ним общался, он довольно агрессивный товарищ. В тот день мы с комиссией прошли все этажи, 30 человек были у нас на личном приеме, никто жалоб к администрации не предъявлял, — уточнил общественник.

Нарушения были по мелочи: где-то не хватало мыла, но еда и условия были пристойными. В камерах были вода, свет, книги и молельные коврики, сообщил Денис Соболев.

В четверг в ЛИУ-3 выезжает проверка из представителей ОНК, областной прокуратуры и УФСИН, рассказал «Известиям» Денис Соболев. Она установит причины произошедшего.

Потеряли доверие

Член СПЧ Александр Брод призвал все заинтересованные ведомства создать рабочую группу по итогам инцидента в балашовской тюремной больнице. Общественник также намерен обсудить случившееся в Саратовской области с коллегами по СПЧ и уполномоченным по правам человека в регионе Надеждой Суховой.

— Возможно, кто-то из Совета поедет туда. К сожалению, подобные инциденты в российских тюрьмах случаются регулярно — если не ежемесячно, то раз в три месяца точно. Не всё предается огласке, но есть эпизоды, которые выходят на поверхность спустя несколько месяцев, а то и лет. Такие резонансные случаи не должны оставаться без внимания, — пообещал «Известиям» Александр Брод.

В российских колониях неблагополучно и с условиями содержания, и с применением насилия, говорит член СПЧ. Далеко не всегда те, кто причастен к пыткам, несут наказание, подчеркнул эксперт.

— В ОНК с большим трудом допускают профессионалов. В колониях нужно выискивать нарушения, а не ждать, что тебе обо всем расскажут и покажут. Тюремщики ведь неохотно карты раскрывают. Но чаще представители ОНК просто не замечают нарушений. В итоге заключенные видят для себя только такой дикий способ донести свою позицию, — отметил вице-президент российского подразделения Международного комитета защиты прав человека Иван Мельников.

Массовые голодовки чаще указывают не на то, что заключенные шантажируют администрацию, а на то, что проблема была и есть, но никто ее не заметил, резюмировал специалист.

Читайте также
Прямой эфир