Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«США поняли, что бороться против потока просто бессмысленно»

Постпред РФ в ЕС Владимир Чижов — о тупике в отношениях с Евросоюзом, строительстве газопровода и переносе переговоров из Минска
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

США не изменили отрицательного отношения к «Северному потоку – 2», но поняли, что бороться против реализации проекта не имеет смысла. При этом страны ЕС не поддались на давление Вашингтона и сохранили к газопроводу положительное отношение. Об этом «Известиям» на ПМЭФ заявил постпред РФ при ЕС Владимир Чижов. Дипломат признал: отношения ЕС и России окончательно зашли в тупик, вся структура сотрудничества заморозилась, но не по вине Москвы. В качестве примера постпред РФ привел Петербургский форум: по его словам, практически ни один представитель ЕС не приехал на мероприятие из политических соображений.

От Евросоюза ноль участников

— На ПМЭФ много говорили про Евросоюз, что наши отношения заходят в тупик. Надо будет ждать еще десятки лет, чтобы их реанимировать?

— Наши отношения уже зашли в тупик. Как я говорил сегодня, вся эта многоярусная структура нашего сотрудничества заморозилась, и не нами, а Евросоюзом, поэтому сейчас надо искать возможности выхода из этого. Да, автоматически реанимировать всю эту конструкцию, во-первых, невозможно, во-вторых, и не нужно, потому что надо искать более гибкие, наверное, формы взаимодействия.

Говорить о стратегическом партнерстве, о чем мы говорили многие годы, в том числе я лично, снова на сегодняшний день не приходится, поэтому надо выбирать какие-то деполитизированные темы, отрасли, треки взаимодействия и по ним работать. Их довольно легко можно перечислить. Здесь говорили и про климат, и про экологию, про здравоохранение в условиях пандемии, я бы добавил науку и технику.

В конце концов мы ведь принадлежим к одной и той же евразийской цивилизации, и тут есть возможность для взаимодействия и необходимость. Но, понимаете, появляются какие-то возможности, такой возможностью крупной является то, где мы с вами находимся, — Петербургский международный экономический форум. Это была возможность для Евросоюза тоже тут, как говорится, проявить себя и использовать это как какой-то трамплин к какому-то толчку. Ну и что? Я лично больше десятка приглашений от имени оргкомитета распространил.

— Откликнулись на них?

— Ноль. Вот только господин (посол ЕС в России Маркус) Эдерер, но ему по должности положено, единственный практически представитель Евросоюза на форуме.

— Сколько времени эта реанимация отношений с ЕС может занять?

— Гадать я не буду.

Предстоящая встреча Владимира Путина с Джо Байденом как-то может положительно сказаться?

— Начну с другого: ЕС провозгласил цель — провести стратегический обзор отношений с Россией и выйти с какими-то решениями. Последний раз что-то предпринимала (глава евродипломатии в 2014–2019 годах) Федерика Могерини. Это было еще в 2016 году, в марте, пресловутые пять принципов. При всем моем уважении к Федерике, которая сейчас благополучно работает ректором Европейского колледжа в Брюгге, мне не хотелось бы употреблять известную сентенцию, что добрыми намерениями выстлана дорога в ад. Нет, в данном случае, наверное, на тот момент они дали ей возможность, поле для маневра.

Но это было пять лет назад, а жизнь не стоит на месте, и негативные тенденции в наших отношениях только нарастают. Поэтому сейчас надо искать нечто иное, идти вперед. Что Евросоюз? Они в январе еще объявили, что вот будем, займемся. Три раза пытались заняться — всё времени не хватает. Сейчас следующая веха у них, бенчмарк такой — регулярный саммит 24 и 25 июня. Это произойдет уже после 16 июня (на эту дату назначена встреча президентов США и РФ. — «Известия»), хотя я не исключаю, что опять времени не хватит.

Сейчас много обсуждается возможность переноса площадки по урегулированию [конфликта] на Украине из Минска…

— Кем обсуждается?

Украинскими, например, политиками.

— На Украине что только не обсуждается.

Польскими политиками обсуждается, поляки предложили в Варшаву перенести процесс...

— Да? Интересно. А Вильнюс не предлагали? Нет, серьезно этот вопрос не обсуждается. Евросоюз не имеет отношения к минским переговорам, минскому формату. Там, как известно, работает трехсторонняя контактная группа, политическую поддержку оказывают представители нормандского формата, в данном случае Германия и Франция, а Евросоюз к этому отношения не имеет.

А по поводу возможности вступления Украины в Евросоюз, этот вопрос обсуждается?

— Я думаю, сначала им надо станцию на Луне сделать — это более реальная цель.

Очень многие говорят, что Россию нужно отключать или можно отключить от SWIFT…

— Ну кто это говорит? Это говорят безответственные люди, во-первых. Что такое SWIFT? Это международная система банковских расчетов, она не так давно была создана, в 70-е годы. Это частная структура, не государственная, зарегистрированная в Бельгии. Это удобно, но это не единственная на сегодняшний день такая система, есть и другие, в том числе есть разработки и у нас, отечественные. Даже если это создаст проблемы для наших бизнес-структур, и не только наших, но и других, но не станет катастрофой.

Я думаю, что, если в каких-то разгоряченных умах то ли в Киеве, то ли еще где дело дойдет до практической реализации, хотя это, конечно, не во власти наших украинских собратьев бывших, России будет чем ответить.

США поняли, что поток не остановить

В Евросоюзе сейчас активно обсуждается возможность введения «зеленых паспортов», но говорят, что это будет…

— Не надо называть их «зелеными» — они отказались от этого прилагательного, это называется европейские цифровые сертификаты (ЕЦС), вводятся 14 июня, вступают они в действие с 1 июля.

В этот сертификат не включен «Спутник V», его не будут выдавать тем, кто им привился. Что делать российским туристам, которые вакцинированы «Спутником»? Или, например, в Венгрии свыше миллиона граждан вакцинировались «Спутником».

— «Руссо туристо, облико морале» (смеется). «Спутник» лучше всех. Это будет зависеть от конкретных стран. Вы, наверное, слышали, что Греция будет признавать (сертификаты о вакцинации «Спутником»). Это вопрос политический и экономический, потому что есть страны, которые объективно заинтересованы в наших туристах, а есть другие, которые менее заинтересованы. Ну вот. Разумеется, когда процедура сертификации в Европейском медицинском агентстве (EMA) — которое занимается не медициной, а лекарствами — будет завершена, тогда, наверное. Я рассчитываю, что решение может быть только положительным.

По поводу «Северного потока – 2» — как вы здесь видите будущее? Есть шанс, что США всё-таки попытаются препятствовать реализации проекта и его сертификации? (После того как интервью было взято, Владимир Путин заявил о том, что первая ветка трубопровода уже завершена.)

— Реализация проекта — понятие собирательное, обобщающее. Есть фаза проектирования — она уже пройдена, фаза строительная — она сейчас завершается, фаза сертификации и фаза эксплуатации. До эксплуатации, запуска еще согласование всех этапов.

США на данный момент поняли, что бороться против строительства потока просто бессмысленно. Что касается сертификации, посмотрим, как эта процедура будет [проведена]. Своего отрицательного отношения к этому проекту Штаты не изменили, так же как Германия и ряд других стран европейских не изменили своего положительного отношения, так что...

А заявление Прибалтики и Польши, которые не участвуют?

— Я напомню, что давно работаю в дипломатической сфере, в этом году 45 лет. Были очень трудные периоды в начале 90-х. Я помню хорошо, когда строились эти нефте- и газопроводы-транзитники, через Украину в том числе. Есть труба через Белоруссию, но большая часть — намного больше, чем емкость обоих «Северных потоков», — это то, что идет через Украину.

Именно тогда при президенте Рональде Рейгане США активно боролись против тех проектов, а сегодня Вашингтон столь же активно борется за их сохранение — за сохранение украинского транзита. Понятно, когда строились эти нефтепроводы и газопроводы, транзитных стран было меньше. Сейчас почему им так дорог украинский транзит? Потому что это где-то от $2 млрд до $3 млрд из воздуха Украине за наш счет. Если этого не будет, кому-то придется еще больше брать Украину на содержание.

— Недавно мы отпраздновали 75-летие окончания Второй мировой войны, тем не менее мы видим тенденцию борьбы с памятниками в Европе…

— Да. Отвратительно.

— Почему эта тенденция проявляется и как ее можно остановить с нашей стороны?

— Эта тенденция является отражением тех антироссийских настроений, которые, к сожалению, активно культивируются в этих странах. Культивируются они местными политиками, которые на этом пытаются сделать политический капитал, но политический капитал, выстроенный на основе неуважения к памяти предков — своих, наших, неважно кого, — неуважения к исторической памяти — это гнилой политический капитал.

Читайте также
Прямой эфир