Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Отношения с США, ситуация в Донбассе и в Нагорном Карабахе остаются среди важнейших тем российской внешнеполитической повестки. Подробнее о том, что происходит на этих направлениях сейчас, а также о действиях России и Запада во время пандемии, псевдолидерстве и конкуренции на мировой арене «Известиям» на полях ПМЭФ рассказала официальный представитель МИД РФ Мария Захарова.

«Группа «А» на скамейке запасных»

— Есть у вас какое-то особое настроение на ПМЭФ?

— Абсолютно, 100%, праздник и радость. Я вчера приехала в Питер, и вот эта вот атмосфера белых ночей, людей и мероприятий, которые напоминают о доковидном периоде, просто сразу настраивает на какой-то другой лад. И здесь то же самое. Счастье.

Знаете, пару лет назад доказывали, что нет никакой изоляции, в том числе говоря о питерском форуме, меня спрашивали: вот что мы сейчас демонстрируем? Да мы ничего уже не демонстрируем, всем всё понятно. Ставка на псевдолидерство за счет недопущения к соревновательности и конкуренции других провалилась.

Когда ты истинный лидер, тебе не нужно использовать незаконные приемы, тебе не нужно придумывать концепцию политики сдерживания и проводить ее, ты просто лидер. Ты можешь собрать вокруг себя страны, организации, людей, повести вперед, в кризисный момент предпринять меры, которые позволят этот кризис преодолеть. Вот она — псевдолидерская заявка того же самого коллективного Запада.

— Что, с этой точки зрения, показал опыт пандемии и то, как с ним справлялись страны?

— Вот Россия, что с нами только не делали за последние годы. Наступил ковид — пожалуйста, вакцина, пожалуйста — международное сотрудничество, пожалуйста — помощь, и наша тем, кто нуждается, и мы готовы взаимодействовать на этом направлении.

Ничего никому доказывать не надо
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Полегенько

Наши граждане оказались за рубежом, как вы помните, заблокированными год назад. Вывезли 313 тыс. россиян, они вернулись домой коллективными усилиями под эгидой правительства и оперативного штаба.

Теперь Австралия: до сих пор австралийцы не могут попасть домой, у них квоты на прилет. У нас вот история была про австралийца, который, по-моему, здесь уже и семью создал за этот год. Не пускают по всему миру австралийцев.

Нам всё время выговаривают что-то за права человека, всё время говорили, что мы какие-то не такие, мы всё время были в какой-то группе «Б». Вот, пожалуйста, группа «А». На скамейке запасных сидит и отдыхает по большому счету. Поэтому ничего никому доказывать уже не надо, нужно просто жить и развиваться.

«Мы имеем право на свою позицию»

— Давайте акцентируем немного отношения с коллективным Западом и тем самым взаимоотношения с США — сложный период, много проблем, неприятная риторика, но в то же время возможен ли в принципе конструктивный диалог с нашими заокеанскими партнерами?

— Вы понимаете, дело в том, что, не углубляясь сейчас и не давая оценку встречам на высшем уровне, переговорам саммита, вот действительно давайте сконцентрируемся именно на двусторонних отношениях как они есть в принципе. Это естественно, что две крупные страны — или три, или четыре, но в данном случае мы говорим о США и России — имеют разные взгляды на целый ряд вопросов как внутреннего развития, внутренней повестки, так и в международных делах. И это нормально. Ненормально, когда ты отказываешься слышать и слушать своего партнера и вообще в принципе отказываешь ему в его точке зрения либо блокируешь диалог по проблемным вопросам. Вот это ненормально.

Ничего никому доказывать не надо

Мария Захарова

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Волков

Поэтому мы всегда говорили о том, что у нас нет никакого желания переучивать Соединенные Штаты Америки, навязывать им свою повестку, подстраивать их под нас или подстраиваться нам под них. Нет никакого желания, это две суверенные страны.

У нас колоссальная история, между прочим, — мы имеем право и на свою позицию, и на свою точку зрения. Мы говорим о том, что диалог, который возможен, и есть прекрасные примеры по целому ряду направлений, должен строиться на равноправных основах, взаимоуважении, безусловно, на взаимном интересе, заинтересованности в решении проблемы развития, и конечно, всё это должно делаться в интересах народа, а не в интересах какой-то там группы русофобски настроенных политиков, которые постоянно меняют свою точку зрения по отношению ко всему и ко вся, но при этом остаются на русофобских позициях.

— Внутренняя проблема Украины, конфликт в Донбассе и попытка наладить диалог, вернуться к Минским соглашениям, попытка достучаться до действующей власти в Киеве, попытка создать миротворческий процесс. Мы всё время утыкаемся в какие-то проблемы. И сейчас нет ли ощущения, что эта ситуация заходит в какой-то тупик?

Эта ситуация зашла в тупик внутри самой Украины, причем по целому ряду направлений. Потому что — и сейчас, наверное, это даже дети знают, — когда ты идешь незаконным путем смены власти и госпереворотов, ты действительно заходишь в тупик по многим причинам.

На эту тему написаны тысячи политологических трудов, просто их надо читать, изучать и знать, что есть общественный консенсус, согласие, гармонизация различных взглядов в тех обществах, которые имеют достаточно сложную историю формирования, которые сформированы из различных культур, сегментов. Именно поэтому и все всё время говорят о диалоге внутри общества, о представительстве различных групп. В общем, это основы демократического процесса. То, как это было сделано на Украине, конечно, было обречено на то, что страна окажется в тупике по целому ряду вопросов.

Всё, что касается внутриукраинского конфликта, — на днях было большое интервью с заместителем руководителя администрации президента России господином Козаком, в котором он детально разложил российские подходы к этому, не буду его повторять.

Могу сказать, что одним из главных тезисов, который прозвучал и в этом интервью и до этого постоянно подчеркивался российским руководством, в том числе министром иностранных дел нашей страны Сергеем Лавровым, является отсутствие диалога Киева с Донбассом. С теми представителями, которые были делегированы для подписания Минских соглашений. Это и привело к тупику на данном направлении. А это и есть, собственно говоря, основная суть реализации Минских договоренностей, потому что ты их должен реализовывать не в отрыве от реальности и не так, как ты индивидуально видишь, а так, как написано. И вместе с теми, кто является непосредственно одной из сторон этих договоренностей.

Ничего никому доказывать не надо
Фото: РИА Новости/Максим Захаров

А вы знаете, что в последние годы Киев неоднократно говорил о том, что вообще не видит Минские договоренности в том качестве, в котором они были подписаны. Если вы помните, года полтора назад господин Зеленский сказал, что нужно их каким-то образом дополнительно изучить, чтобы понять новую трактовку, а потом они вообще начали говорить — вот буквально недавно это прозвучало уже на официальном уровне, — что эти соглашения как бы даже уже теряют свою актуальность или уже потеряли.

О чем мы говорим? Весь мир сказал, что это единственный вариант альтернативы, без которого нет решения данного вопроса, эта договоренность прошла через сайт ООН, а киевские идеологи сейчас вот решили по-другому. Вот вам причина тупика по целому ряду направлений.

Они действительно не то что постоянно противоречат себе, они действуют вопреки не только глубинным национальным интересам или перспективе развития своего собственного государства, а логике и здравому смыслу.

«Если у нас есть возможность помочь, мы обязательно это сделаем»

— Можете привести какие-то примеры?

— Вот недавний пример: Непал в связи со сложнейшей эпидемиологической обстановкой закрывает границы, опять граждане нескольких стран оказываются заблокированы на его территории. Россия принимает усилия для того, чтобы организовать борт, вывезти наших граждан. Естественно, мы получаем обращения от граждан и других государств. Там был целый ряд государств, включая украинцев.

Для нас это вообще не тема для обсуждений. Если у нас есть возможность помочь, мы обязательно это сделаем. В прошлом году, например, наряду с российскими гражданами было вывезено огромное количество иностранцев.

В этот раз мы точно так же сказали украинским гражданам — конечно, вы также получите нашу поддержку. Что вы думаете, какое заявление следует от украинской стороны? Министр иностранных дел, как же он это назвал, трюком, по-моему. Он заявил, что Россия пошла на хитрость, объявив, что она может помочь, монополизировав эту помощь.

Это какой-то абсурд: твоим гражданам помогли, они же обратились, они к нам пришли, им была оказана помощь, они вернулись к себе. Ничего нам не надо от них, ради бога. Нас граждане поблагодарили, но вы какое-то приличие соблюдайте, не себе же во вред действуйте. К сожалению, логика действия себе во вред, мне кажется, доминирует сейчас у властей в Киеве.

— Давайте немного поговорим о ситуации в Нагорном Карабахе — как вы думаете, могли бы мы выступить той стороной, которая смогла бы полностью урегулировать этот сложнейший вопрос и поддерживать мир сейчас?

— Я бы всё-таки говорила не о регулировании в целом, а всё-таки о том, что это была открытая фаза конфликта долгой проблемы, которая периодически перерастала в вооруженную часть, поэтому само кровопролитие, безусловно, удалось остановить. Благодаря тем договоренностям, которые были выработаны в ноябре прошлого года не просто с участием, а с решающей ролью нашей страны, и в первую очередь президента Российской Федерации.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

Что я хотела сказать, ну во-первых: что значит ответственность? Это глубинное знание проблемы. Второй момент — это развитие и поддержание не просто диалога, а доверительных отношений с обеими сторонами не в ущерб этим сторонам, не в интересах сталкивания или стравливания сторон, чем конкретно занимаются многие наши зарубежные партнеры.

То есть они ищут свою выгоду, стравливают других, а потом якобы выполняют роль неких примирителей, потому что слово «миротворец» в данном случае не подходит. Нет [в нашем случае] речь идет о действиях в интересах урегулирования. Вот это ответственный подход, поэтому работа эта продолжается каждый день, проходят консультации, проходят переговоры. Мне кажется, с министрами иностранных дел и уж точно с министерствами иностранных дел и по линии посольств мы взаимодействуем буквально каждый день.

Сообщения о телефонных переговорах политических ведомств как по линии Россия–Азербайджан, так и по линии Россия–Армения проходят регулярно, вы их видите и читаете.

Поэтому [можно сказать, что нашей страной были инвестированы] колоссальные усилия в урегулирование этой ситуации как в горячей фазе, когда было действительно остановлено кровопролитие, так и уже в постконфликтной. Когда я говорю в постконфликтной, я имею в виду в постострой фазе конфликта.

И конечно, это не только политические, дипломатические усилия, личные усилия руководства страны, это, безусловно, роль наших миротворцев, которые сейчас там находятся, которые каждый день по-настоящему вкладывают силы, душу, умение, профессионализм, навыки в то, чтобы ситуация не то чтобы не деградировала, а, наоборот, выправлялась и уже политики и дипломаты, общественные деятели могли выполнять свои функции. Поэтому роль российских миротворцев, конечно, в данном случае невозможно переоценить.

Читайте также
Реклама