Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Небензя указал, что западные танки «не сделают погоды» на Украине
Мир
В Киеве демонтировали памятник советскому летчику Валерию Чкалову
Мир
Байден счел незначительным ущерб отношениям США и КНР после инцидента с аэростатом
Мир
Олаф Шольц гарантировал Украине военную поддержку по мере необходимости
Общество
Уголовное дело возбуждено по факту взрыва газа в жилом доме в Новосибирске
Общество
Синоптик пообещал москвичам снег и потепление в выходные
Мир
В Турции спасли собаку из-под завалов
Мир
Страны ЕС 9–10 февраля обсудят вопросы нелегальной миграции
Политика
Посол оценил влияние позиции Тегерана по новым регионам РФ на отношения стран
Экономика
Дальневосточная «Аврора» закажет российскую авиатехнику на 55 млрд рублей
Общество
Синоптики спрогнозировали до -2 градусов в Московском регионе 9 февраля
Мир
Байден пригрозил Си Цзиньпину прекращением западных инвестиций в случае поддержки СВО
Сюжет:

«У нас достаточно ресурсов, чтобы не было сложностей с ценами»

Председатель коллегии ЕЭК Михаил Мясникович — о планах по созданию резервных фондов и интеграции в союз новых членов
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Волков
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В ЕАЭС могут быть созданы специальные продовольственные и промышленные резервные фонды для борьбы с ростом цен на внутренних рынках. Об этом в интервью «Известиям» на ПМЭФ сообщил председатель коллегии Евразийской экономической комиссии Михаил Мясникович. Он также рассказал, в какой форме Узбекистан будет интегрирован в экономическое пространство союза, и о том, как стратегия ЕАЭС будет адаптирована под пандемические реалии.

«Не тратить время на согласование вещей, которые очевидны»

— Пандемия и вопросы вакцинации внесли определенную разобщенность между членами Евросоюза. Как коронакризис повлиял на отношения между странами ЕАЭС?

— Сказать, что он не повлиял, будет неверно, но вместе с тем я хотел бы отметить, что и уставные органы нашего союза, и страны работали очень даже слаженно. Может быть, эта беда даже в еще большей степени нас сплотила. Несмотря на некоторое снижение ВВП в прошлом году, мы в целом ряде отраслей демонстрировали экономический рост. Особенно это касается обрабатывающей промышленности, аграрно-промышленного комплекса, где темпы были даже выше, чем в 2019-м.

Конечно, пандемия потребовала работать быстро, согласованно и в режиме онлайн. Мы в режиме видеоконференцсвязи принимали решения, подписывали эти решения, пересылали друг другу — достаточно слаженная работа, понимание сторон не повлияло на качество и оперативность.

— Видите ли вы необходимость в коррективах стратегии ЕАЭС в связи с пандемией?

— Вносить изменения в стратегические направления интеграции до 2025 года нет необходимости — они утверждены в декабре прошлого года. Но вот их наполнение, безусловно, будет осуществляться с учетом наработанной практики в условиях непростой эпидемиологической ситуации.

Мы видим, что надо будет больше внимания уделять лекарственной безопасности, вопросам, связанным с консолидацией усилий медиков, эпидемиологов, тех, кто занимается перевозками, для того чтобы, как сейчас говорят, вся эта работа велась бесшовно, чтобы не тратить время на согласование вещей, которые очевидны.

— Могли бы вы немного конкретизировать, как наполнение стратегических направлений может быть адаптировано под пандемические реалии, например в контексте лекарственной безопасности?

— Сейчас все государства достаточно существенно зависят от импорта, и мы видим, что необходимо ставить новые заводы, новые производства на основании наработок наших научных учреждений, практики. Это могут быть даже предприятия с участием компаний из третьих стран. Например, у нас сейчас в работе документы по более тесному сотрудничеству с Индией. Эта страна имеет достаточно хорошие показатели по обеспечению лекарствами, современные технологии. Беларусь реализует целый ряд инвестиционных проектов, когда создаются предприятия по совместному производству остродефицитных лекарств. Это и для внутреннего рынка, и, безусловно, может быть предметом экспорта. Если объединить все эти усилия, особенно учитывая огромный потенциал Российской Федерации, думаю, что у нас будет успех, хорошая перспектива.

«Смысл в том, чтобы государства имели определенный запас»

— Видите ли вы перспективу включения в союз новых членов?

— Безусловно. Казалось бы, сложный 2020 год, когда государства были в основном заняты своими проблемами, связанными с коронавирусной инфекцией, но вместе с тем у нас появилось два новых члена-наблюдателя — это Куба и Узбекистан. Хочу высказать слова благодарности политическому руководству Узбекистана и Кубы, которые предлагают очень интересные решения для того, чтобы не просто формально числиться в составе наблюдателей, а уже выполнять конкретные совместные проекты. Мы подписали с руководством правительства Узбекистана соответствующий меморандум, но, кроме него, согласовали конкретный план действий, что и когда мы планируем делать. Это касается вопросов технического, тарифно-таможенного регулирования, для того чтобы уже действительно осуществлялась разработка тех нормативно-правовых актов, которые определяют торговые и инвестиционные потоки.

— Уже в ближайшее время Банк России запустит пилотный проект по тестированию цифрового рубля. Видите ли вы возможность запуска чего-то аналогичного в пределах ЕАЭС?

— Пока единой точки зрения по данному вопросу в Евразийском экономическом союзе нет. Есть разные мнения, и это, конечно, зависит от позиций национальных банков наших стран, но я полагаю, что трансформации будут. Безусловно, я сторонник того, чтобы уходить от доллара, от твердых валют. Нам надо укреплять национальные платежные системы, все-таки осуществлять расчеты в своих валютах, причем не просто расчеты, но и ценообразование. Тогда мы будем иметь действительно полноценный внутренний финансовый рынок.

Каких-то правовых или иных препятствий для того, чтобы начать расчеты в национальных валютах по основным группам товаров, нет — просто покупатель и продавец должны договориться. Например, сейчас расчеты за газ Беларусь и другие страны осуществляют в рублях, но надо одновременно делать привязку и к рублевым ценам.

— Россия ввела целую серию, по сути, заградительных пошлин на вывоз товаров для борьбы с ростом цен на внутреннем рынке. С вашей точки зрения, проблема с ценами — общая для всего союза, и, если да, то возможны ли универсальные решения на уровне ЕАЭС, а не отдельных государств?

— Тема тонкая, но актуальная. Мы видим, что некоторые субъекты рынка занимаются страхованием — в широком смысле этого слова, но не всегда открыто работают с товарными запасами. Мы проанализировали ситуацию и выяснили, что у нас в ЕАЭС нет больших проблем в вопросах продовольственной безопасности. Ресурсов достаточно, просто надо грамотно ими распорядиться, для того чтобы не было сложностей с ценами, когда они пошли [вверх] и по сахару, и по мясу, и по молочной группе товаров, и так далее.

Мы сейчас отрабатываем новые подходы, которые касаются создания страховых и резервных фондов. Смысл в том, чтобы государства имели определенный запас, который будет открыт для всех членов союза. Он будет формироваться, безусловно, с учетом мнения сторон, будет создана специальная управляющая компания. Так или иначе, при необходимости с его помощью можно будет осуществлять и товарные интервенции, где-то закрывать потребности, когда рынок потребует дополнительных объемов. Это касается продовольствия.

Пока полагаем, что надо было бы поработать по зерну, мясу и молоку. Балансы у нас уже есть, мы видим, что отдельные страны имеют определенные резервы, которые по согласованному алгоритму можно было бы перераспределять в пользу тех, где сегодня фиксируется дефицит. Таким образом мы уходим от импорта из стран дальней дуги и в большей степени решаем вопросы самообеспечения союза.

Думаю, что мы до конца года — это входит в наши планы — сделаем балансы как минимум еще по 15–17 товарным позициям. Это уже продукция производственно-технического назначения, прежде всего по металлам, чтобы мы видели, чем мы располагаем, где у нас узкие места, как их расшивать, где необходимо в первую очередь концентрировать внимание за счет создания совместных трансъевразийских компаний, которые будут работать уже через коммерческий интерес и в меньшей степени прибегать к каким-то директивным решениям.

Читайте также
Реклама
Прямой эфир